Духовная жизнь

Одна из причин не есть мясо в пост

Февраль 27
11:13 2012

Одна из причин не есть мясо в пост


Начался Великий пост. Православные люди знают, что это не просто отказ от животной пищи, но и  воздержание в еде. Но пост духовный важнее телесного. Воздержание от телевизора и лишних разговоров важнее отказа от мяса. Но тем, кто недавно пришёл в Церковь оказаться от скоромной (древнерус. скором – «жир, масло») пищи не так-то просто. Возможно информация о том, что некоторые животные умеют плакать, поможет людям, делающим первые шаги на пути воцерковления, подругому посмотреть на «братьев меньших» и отказаться от скоромной пищи и прежде всего от мяса.


В учёном мире считается, что человек — единственный примат, умеющий плакать.  А слоны, тюлени, морские выдры и морские крокодилы (отсюда так называемые крокодиловы слезы) плачут  только для того, чтобы избавиться от соли.


Хотя доктор Г. У. Стеллер, зоолог из Гарвардского университета, проводивший масштабное исследование морских выдр, считает, что выдры способны плакать под влиянием эмоций. По словам доктора Стеллера: «Иногда я отселял от самок их младенцев, чтобы сберечь жизнь матерей, и они плакали над своим несчастьем точно так же, как плакали бы человеческие существа».


Подтверждение этх слов доктора Стеллера я слышал от житетеля Беларуси. Один плотник приехавшив в Россию на заработки рассказывал мне, что встечал не раз на дороге плачущих бобров. Он уверял меня в том, что бобры, у которых разорили их норы-хатки, отчаявшись, иногда, выходят на дороги и плачут взахлёб как дети. При этом они не боятся ни машин, ни людей и совершенно безразличны к угрозе смерти. Этих несчастных животных никто не трогает и не обижает. Люди обычно проявляют сострадание к этим животным потерявшим свои семейства.


Оказывется даже существует поговорка – «слезы, как у бобра». А у бобра слезы крупные, они похожи на хрустальные шарики. И плачут бобры не только когда им больно, но и совсем по другой причине.


Если встретятся бобер с бобрихой, принадлежащие к различным семьям, они нередко вступают в жестокую схватку. Обычно нужно не больше шести суток, чтобы бобры подружились. При этом иногда можно увидеть трогательную картину: бобр и бобриха медленно приближаются друг к другу, а из их глаз, падая на шелковистое опушение, катятся крупные слезы, «слезы дружбы», своего рода знак доверия: вражда окончена, мир восстановлен.


Естествоиспытатель Георг Стеллер, участник второй Камчатской экспедиции Витуса Беренга, так описывает  поразительную эмоциональность морских бобров  — каланов:


«Любовь их к потомству так велика, что они ради него готовы подвергнуться явной смертельной опасности; лишившись детёнышей, они плачут во весь голос, точно маленькие дети, и убиваются до такой степени, что в течение десяти—четырнадцати дней, как мы наблюдали на ряде случаев, становятся худыми, как скелеты, болеют и слабеют и не желают уходить с берега в море».


Но, как оказалось, в исключительных случаях плачут не только бобры. Зоопсихолог и эколог К. Лоренц в одной из своих книг рассказывает такой случай:


«…Форма раскаяния, уходящая своими корнями глубоко в сферу эмоционального, имеет известную параллель в психическом строе некоторых высокоразвитых животных, живущих в сообществах, — на этот вывод меня натолкнул определенный тип поведения, наблюдать который мне часто доводилось у собак. Я не раз упоминал моего французского бульдога Булли. Он был уже стар, но еще не утратил живости характера к тому времени, когда, отправившись в горы кататься на лыжах, я купил ганноверскую ищейку Хиршмана, а вернее, Хиршман взял меня в хозяева, буквально увязавшись за мной в Вену. Его появление было тяжелым ударом для Булли, и если бы я знал, какие муки ревности будет переживать бедный пес, то, пожалуй, не привез бы домой красавца Хиршмана.


День за днем атмосфера становилась все более гнетущей, и, в конце концов, напряжение разрешилось одной из самых ожесточенных собачьих драк, какие мне только доводилось видеть, — и единственной, завязавшейся в комнате хозяина, где обычно даже самые заклятые враги соблюдают строжайшее перемирие. Пока я разнимал противников, Булли нечаянно цапнул меня за правый мизинец. На этом драка кончилась, но Булли испытал жесточайший нервный шок и впал в настоящую прострацию. Хотя я не только не выбранил его, но, наоборот, всячески ласкал и утешал, он неподвижно лежал на ковре, не в силах подняться — воплощение неизбывного горя.


Бедный пес дрожал, как в лихорадке, и время от времени по его телу пробегали судороги. Он дышал неглубоко, но порой конвульсивно всхлипывал, и из его глаз катились крупные слезы. Он действительно был не в состоянии встать на ноги, и несколько раз в день я должен был на руках выносить его во двор. Оттуда он, правда, возвращался самостоятельно, однако шок так парализовал его мышцы, что он не столько шел, сколько волочился по земле. Тот, кто не знал настоящей причины, мог бы подумать, что Булли серьезно болен. Есть он начал лишь через несколько дней, но и тогда соглашался брать пищу только из моих рук».


Ни бобров, ни собак мы обычно в пищу не употребляем. Но говядину и свинину люди покупают практически постоянно. О плачущих свиньях я ничего не слышал и думаю, что эти животные не способны на проявление каких-либо эмоций. Но вот с «говядиной» всё гораздо сложнее.








Слеза катится по морде быка во время родео в Диамантино, Бразилия. (Фото: REUTERS/Ricardo Moraes)

Слеза катится по морде быка во время родео в Диамантино, Бразилия. (Фото: REUTERS/Ricardo Moraes).


Есть факты, что слёзы на глазах быков видели тореодоры и ковбои. А выдающийся случай на скотобойне в Гонконге  заставляет задуматься и по-другому посмотреть не тлько на отбивные и бифштексы, но и на вечные понятия – жизнь и смерть. 


На одной из скотобоен Гонконга был обычный рабочий день, но внезапно один бык, ожидающий своей очереди, упал на колени и стал плакать! «Люди думают, что животные не плачут, но этот бык плакал совсем как ребёнок», — сказал Билли Фонг представителям прессы. Там было человек десять, все мясники, зарабатывающие на жизнь убоем скота. И у них у всех из глаз полились слёзы. Они были так тронуты проишедшим, что выкупили быка и передали его в буддийский храм, где он спокойно доживет до конца своих дней.


Эта необычайная история о плачущем быке произошла, в то время как работники бойни тащили это большое животное по направлению к убойному цеху. Когда они приблизились к месту назначения, бык внезапно опустил передние ноги на землю, и слёзы покатились из его глаз. «Когда я увидел, как бык плачет с грустью и страхом в глазах, меня начало трясти», — сказал мясник. «Я позвал других рабочих, и они тоже очень удивились. Мы стали тащить и толкать быка, но он совершенно не желал двигаться. Он просто сидел и плакал. Волосы на моём теле встали дыбом, потому что это животное вело себя, как человек. Мы переглянулись, и всем стало ясно, что ни один из присутствовавших не сможет поднять руку на этого быка. Нам нужно было решить, что мы будем с ним делать».


Посоветовавшись, они решили собрать деньги и направить быка доживать свой век в обществе буддийских священников, ничего не имеющих против быков. «Мы не могли его сдвинуть с места, пока не пообещали, что сохраним ему жизнь. Только после этого он встал и пошёл с нами. Хотите верьте — хотите нет, но это правда, хотя и звучит это немного странновато. Казалось, что это большое животное понимало каждое наше слово», — сказал Тат Нин.


Некоторые работники бойни не перенесли случившегося. Фонг сказал: «Трое рабочих сразу же после этого случая уволились по собственному желанию. Они сказали, что больше никогда в жизни не будут убивать животных, потому что никогда не забудут того, как из больших печальных глаз по лицу быка катились слёзы.


Пост — величайшая духовная школа для человеческого духа.  Великий Пост  — дорога к Светлому Воскресению Христову. На этой дороге христианина ожидают различные испытания  одним из которых является отказ от мясной пищи.  Возможно, кому-то воспоминание о плачущем быке поможет  более спокойно посмотреть на котлеты и сосиськи в магазине и достойно встретить Пасху в этом непростом 2012 году.