Экономика

Обычный европейский выбор: между радикализмом и тоталитаризмом

Май 18
08:57 2012

Обычный европейский выбор: между радикализмом и тоталитаризмом   


 Ну, действительно, прошло уже достаточно много времени с тех пор, как в мире подумали, что вопрос с Грецией решён, – и вот результат, что называется, налицо. Можно только плакать… Имеет смысл подумать, а чем всё это безобразие закончится, а пока напомнить, в чем же реальная причина мрачных событий.


Итак, на протяжении нескольких десятилетий страны Западной Европы, а потом – Евросоюза повышали уровень социальной защиты населения за счёт роста государственного долга. Вначале это делали в рамках идеологической борьбы с мировой системой социализма, затем – по политической инерции, но сегодня стало понятно, что наращивать долг больше невозможно. Нравится это кому-то или нет. И вот теперь элиты Запада стали перед крайне неприятным выбором: нужно либо любой ценой поддерживать уровень жизни населения (спрос), что, например, делают США, продолжая наращивать госдолг, либо же отказаться от высокого уровня жизни населения.


И даже более того. Дело в том, что даже если просто прекратить наращивать госдолг, то уровень жизни населения упадёт. Но государствам сегодня предлагается не просто прекратить наращивать долг, им ещё и говорят, что нужно расплачиваться со старыми долгами (которые много десятилетий не отдавались, а рефинансировались и наращивались), то есть сократить социальные расходы ещё сильнее. Это уже может стать реальной социально-политической катастрофой. Прежде всего потому, что даже самый предварительный анализ показывает: в этом случае исчезает т.н. «средний» класс – то есть не просто люди со средним достатком, но люди, которые предъявляют типовой потребительский спрос не только на товары и повседневные услуги, но и услуги политические.


Как показывает весь опыт человечества, требовать что-то от людей можно лишь тогда, когда ты либо что-то предлагаешь взамен, либо – путем жёсткой угрозы что-то отобрать. Современные политические элиты стран Евросоюза предлагали своим гражданам высокий (по сравнению с послевоенным) уровень жизни, который активно рекламировался по всем возможным каналам, в первую очередь – по телевидению (сегодня ещё и по интернету). Но если подавляющая часть населения станет настолько бедной, что этот уровень станет для них недоступен (а напомним, что в конце 40-х годов в Европе была достойная система образования и здравоохранения, люди питались здоровой пищей, государство не отбирало детей из семей, ну, и так далее), то уровень социальной напряжённости резко вырастет.


С точки зрения действующей политической элиты, это будет вообще тотальная катастрофа, поскольку обращаться ей будет просто не к кому – богатой элите эти клоуны мало интересны, а нищим она тоже ничего предложить не сможет. Иными словами – полный карьерный и жизненный крах.


Это уже хорошо видно по Греции, которая стала «первой ласточкой» в рамках всех этих не самых весёлых процессов. Там на выборах выигрывают всё более и более радикальные политики – причём нужно учесть, что в этой стране, во-первых, некоторым политикам можно политически «перекраситься», а, во-вторых, политический спектр изначально сильно более пёстрый, чем в других странах ЕС. Но в любом случае, логика этих радикалов понятна и доступна народу: мы больше не можем наращивать госдолг и увеличивать социальные расходы, но мы можем не платить по старым долгам и тем самым не делать снижение уровня жизни катастрофическим.


Разумеется, такая позиция не может не сопровождаться разного рода аргументацией, в том числе и чисто эмоциональной, описывающий поведение финансистов вообще и банкиров в частности, и, с учётом их доходов и образа жизни, такая риторика не может не скатываться на всё более и более радикальные подходы. Особенно если учесть, что все уже понимают, что пресловутая «помощь» Евросоюза Греции на самом деле является помощью все тем же банкирам. Не нужно также забывать, что сама схема рефинансирования долга, которая и привела к нынешней катастрофе, была предложена имена банкирами.


В общем, выхода в рамках сохранения нынешней политической элиты ЕС тут нет – она выращена банкирами, во многом финансируется со стороны США, и по этой причине не будет предлагать реального выхода, а будет просто тянуть, тянуть и тянуть в расчёте на то, что «само рассосется».


Вместе с тем, более или менее рациональный выход есть. Состоит он в следующем.


Первое: нужно честно объяснить людям, что жизненный уровень в Евросоюзе должен упасть – поскольку несколько десятилетий общество жило не по средствам.


Второе – нужно объявить совместный дефолт всех стран Евросоюза, отложив на 10 лет выплаты по всем государственным долгам. Это, разумеется, вызовет банкротство почти всех финансовых институтов, но и Бог с ними – от них сегодня всё равно никакой пользы для экономики нет. Но затем, сразу после дефолта, провести реструктуризацию финансового сектора, списать все взаимные долги банков, закрыть наиболее убыточные из них и за счёт эмиссии спасти то, что ещё можно спасти. И разрешить открывать новые банки с большими уставными капиталами и без долгов.


Такая схема резко бы уменьшила социальные последствия кризиса и оздоровила бы финансовую систему, более того, дала бы толчок для роста экономики. Другое дело, что современная политическая элита не то, что осуществить, даже вслух о такой работе сказать не может. Отметим, что для США эту схему нужно немножко модернизировать, списав не государственные, а частные долги. Впрочем, тут та же самая история – это невозможно по политическим причинам.


А если действовать так, как сегодня действуют политические элиты Евросоюза, то результат, пусть и медленно, будет один. По мере ухудшения состояния дел в отдельных странах там к власти будут приходить всё более и более радикальные политики (то есть, смена политических элит всё равно неизбежна), и эти страны будут одна за другой выходить из зоны евро. В конце концов, евро съёжится до германской марки (ну, быть может, франко-германской), после чего Германия вновь будет доминировать в западной части этой части света. Чего, собственно, во многом, и пытались избежать, вводя евро. При этом, поскольку радикализовать политическую элиту Германии особо сложно, результат этой радикализации может оказаться куда более сильным, чем всем бы хотелось. Но это естественная ситуация – чем сильнее сжимать пружину, тем резче она распрямится.


Впрочем, есть ещё один вариант, который тоже представляет из себя радикализацию, но под другим соусом. Политические элиты некоторых стран ЕС могут вспомнить про то, что добиваться правильного поведения со стороны бывшего «среднего» класса можно не только подачками, но и угрозами – и тогда нас ждёт не рост социального популизма, а вполне себе возрождение прямого тоталитаризма. И вот тут мало никому не покажется.


Так что выбор у Евросоюза, прямо скажем, не очень-то и хорош…