Политика

Обама ставит нового смотрящего за Россией

Май 31
08:12 2011

Обама ставит нового смотрящего за Россией


«Либеральный ястреб» Майкл Макфол, возможно, станет новым послом США в Москве


Президент Барак Обама решил назначить на должность посла США в Москве Майкла Макфола. Об этом пишет газета The New York Times. 47-летний Макфол ныне занимает должность директора по делам России и Евроазиатского региона в Совете национальной безопасности при президенте Обаме, и считается крупнейшим в США специалистом по России. Обращает внимание, что назначение пришлось аккурат под парламентские и президентские выборы в нашей стране.


Как отмечает The New York Times, у Макфола обширные связи в Москве. Будущий посол ратует за демократическое развитие России и неоднократно критиковал Владимира Путина за его жесткие методы. Эксперты называют Макфола архитектором «перезагрузки» в отношениях между Москвой и Вашингтоном.


Что нам ждать от Макфола, рассуждает президент информационно-исследовательского центра «Панорама» Владимир Прибыловский.



«СП»: – Владимир Валерианович, вы лично знаете Макфола, что он за человек?


– Думаю, впервые за много лет послом США в Москве будет крупный специалист по нашей стране. Были и до Макфола послы, знающие русскую литературу и историю. Но Майкл – прямой специалист по постсоветской России. Он хорошо знает русский язык, в курсе актуальных событий. Что касается личных качеств, с ним всегда было приятно поговорить – и с глазу на глаз, и в компании. У него есть чувство юмора.


«СП»: – Как менялись его взгляды на Россию?


– Макфол с симпатией относился к Ельцину, и одобрял российскую политику в ельцинские времена. В первые годы путинского правления мне приходилось с ним спорить: я критиковал Путина, он – защищал. Он тогда, несомненно, считал, что внешняя политика Путина соответствует интересам Соединенных Штатов. По его мнению, некоторое натягивание вожжей в начале «нулевых» было не во вред демократии, а лишь ее укрепляло. Такова была его точка зрения, я думаю, до 2003 года примерно. Потом его взгляды изменились: он понял, что вожжи натягивают чересчур сильно. Больше он не считает Путина демократом, и его внешнюю политику не одобряет.


«СП»: – Что-то изменится в российско-американских отношениях, если Макфол станет послом?


– Это, скорее, не от Макфола и Обамы, а от Кремля зависит: например, не будет ли авантюр по отношению к другим постсоветским государствам, будет ли применяться нефтегазовый шантаж. В Америке, например, большое внимание уделяют, кто будет российским президентом – Путин или Медведев. Там серьезно относятся к идее Путина в третий раз стать президентом, и не одобряют ее. Это будет нюанс, который повлияет на российско-американские отношения.


«СП»: – Почему нюанс?


– Американский правящий класс выбрал свою политику по отношению к России. Как я понимаю, Обама останется президентом, поэтому изменений в политике «перезагрузки» – не рвать с Россией, какие бы ошибки она не делала, и в то же время приглядывать за ней, отстаивая свои интересы – не будет.


Назначение Макфола будет означать, что отношениям с Россией придается в Штатах большое значение. Это, действительно, лучший специалист в активе Обамы.


«СП»: – Нам от этого назначения плюс или минус?


– Нашей правящей верхушке, наверное, назначение не очень нравится. В ней много выходцев из КГБ, и они любят, когда про них ничего не знают, когда к ним относятся, как к непредсказуемым монстрам. А я считаю, во взаимоотношениях наших государств прозрачность и взаимопонимание – это плюс. Для России хорошо, когда за ней приглядывает человек, ее понимающий.



Алексей Малашенко, эксперт московского Центра Карнеги:


– Подождем, когда назначение состоится. Пока можно сказать немногое. То, что Макфол умный человек – это совершенно очевидно. То, что он умеет работать с этой властью, этим режимом – тоже очевидно. Думаю, в каком-то плане его назначение будет разочарованием для российских либералов. Их взгляды состояли в том, что Америка должна давить на Россию по направлению демократизации и прав человека. А насколько можно судить, Макфол сторонник прагматичной позиции. У него и сейчас огромное количество друзей и знакомых в Москве. Думаю, их будет еще больше, и думаю, что этот человек будет устраивать российскую власть на этом посту.



Из досье «СП»


Майкл Макфол с приходом в Белый Дом администрации Обамы занял пост главного советника президента США по вопросам национальной безопасности и директора отдела России и Евразии при Совете Национальной Безопасности США. Это не только чиновник, но и ученый, профессор политических наук Центра по вопросам демократии, развития и верховенства закона при Стэнфордском университете, он знает русский язык и в 90-х активно работал в Московском Центре Карнеги. Хорошие связи с Фондом Карнеги профессор сохраняет до сих пор.


Макфол активно посещает Россию. В июле 2009 года совместным решением президентов двух стран была создана рабочая группа Макфол-Сурков по вопросам гражданского общества. Макфол, как один из руководителей комиссии, постоянно встречается с российским правозащитниками. Комиссия, как и многое в российско-американских отношениях, устроена диспропорционально: Макфол имеет возможность влиять на внутреннюю российскую политику, инструктировать и защищать либеральных правозащитников и других агентов влияния, а Владислав Сурков – нет. В итоге, комиссия выступает в качестве приводного ремня Администрации Президента США, легитимизируя ее контроль над определенным сегментом российского гражданского общества.


Макфол, вместе с рядом других американских геополитиков и внешнеполитических стратегов (Лари Даймондом и Полом Берманом), входит в группу т. н. «либеральных ястребов». Это представители Демократической партии, объединенных вокруг Института Прогрессивной Политики при Совете руководства Демократической Партии США, которые наиболее близко стоят по своим позициям к неоконсерваторам.


Либеральные ястребы практически не отличаются от умеренных неоконсерваторов: и те и другие проповедуют смесь «демократизма» и американского национализма, слепую веру в право и возможность США распространять свои ценности в сочетании с экспансией американской мощи. После того, как могущество неоконов, торжествовавших при Буше-младшем, было подорвано, идеи Макфола и его соратников оказались востребованы новой администрацией.


В отличие от Збигнева Бжезинского, Макфол менее терпим к нелиберальным режимам. Если в рамках «глобального политического пробуждения» Бжезинский готов терпеть не совсем соответствующие западным стандартам режимы, призывая США подстроиться под меняющуюся ситуацию и «оседлать тигра», Макфол выступает ярым противником любого отклонения от либерально-демократического стандарта.


Базовые принципы общей внешнеполитической концепции Макфола были изложены им в статье «Доктрина Свободы». «Продвижение свободы требует в первую очередь сдерживания, а затем уничтожения противостоящих ей сил, будут ли это индивид, движения или режимы», — пишет Макфол. Политика в отношении противостоящих демократии сил при такой постановке вопроса распадается на две части – деструктивную (уничтожение), и конструктивную (создание институтов демократии по образцу США). Впрочем, главным моментом выступает не демократия, а насаждения американских ценностей. В данной системе координат США выступает не как государство, а как полюс свободы, «друзья которого есть везде». Такое переформатирование роли США означает отказ от понимания международных отношений в реалистичных терминах национального интереса.


Майкл Макфол призывает комбинировать как силовые военные действия по смене режимов, так и мягкую политику продвижения демократии за рубежом, при этом уделяя больше внимания последней, и сетевым стратегиям, стратегиям действия негосударственных факторов вообще.


Нашу страну Макфол как славист и специалист по России, не мог обойти вниманием. В своей книге «Российская неоконченная революция: от Горбачева до Путина» он констатировал, что с приходом Владимира Путина к власти был окончательно прерван процесс демократизации России по западной модели. В работе «Один шаг вперед, два шага назад» от 2000 года, Макфол уже в самом начале эпохи Путина опасается, что «он может стать русским Милошевичем», тем самым выбирая врага, того, чью ликвидацию как политического субъекта он в дальнейшем будет считать одной из главных задач американской внешней политики в отношении России.


Интересны методы, предлагаемые Макфолом для работы с Россией. В своем докладе от 12 сентября 2008 года в Комитете по международным отношениям Конгресса «Российско-американские отношения после кризиса в Грузии» Майкл критикует как сторонников дружбы с Россией, так и сторонников ее полной изоляции и предлагает новую стратегию взаимодействия с нашей страной. Она заключается в проведении такого давления на Россию, которое исключает непосредственное применение силы и угроз применения силы, с одновременным использованием всех несиловых инструментов влияния.


Главным из них является непосредственное установление контактов Администрации Президента Соединенных Штатов с российским гражданским обществом, увеличение финансирования разнообразных программ, прежде всего по линии «Freedom Support Act», а также фонда «Евразия», как наиболее хорошо зарекомендовавшего себя инструмента продвижения американских интересов, воздействие на российское общество через СМИ, и, наверное, самое важное – всемерная поддержка индивидов, групп, общественных объединений, научных и аналитических центров, государственных служащих, «настаивающих на модернизации экономической и политической системы».


Рассматривая казус Макфола, специалист по американским неоконсерваторам Джейкоб Хайлбранн в «The American Conservative» отмечает: проект американской империи никуда не исчез. Недаром Обама заявил на дебатах во время предвыборной кампании, что «Америка должна возглавить мир в борьбе с непосредственным злом, продвигая конечное благо».


(По материалам доклада Александра Бовдунова на семинаре «Геополитика современного атлантизма» Центра консервативных исследований).

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.