История Наиболее интересное

 Главные новости

О верности России и об отречении от Царя

Государь Император Николай II
Государь Император Николай II
Июль 17
04:08 2015

В Ливадии, на южном берегу Крыма, в День рождения последнего русского Государя, у главного входа в бывший Белый императорский дворец был открыт бюст Святого Царя-Мученика Николая II.

В ходе церемонии открытия памятника Государю императору, Прокурор Крыма Наталья Поклонская, которой несколько дней назад был присвоен чин госсоветника юстиции третьего ранга, заявила, что отречение Николая II от престола не имеет юридической силы. и решительно отвергла ту вину в гибели Российской империи, которую уже почти 100 лет изменники возлагают на Николая II и не допускает сомнения в его абсолютной невиновности, его любви к Господу, России, в жертвенности и святости.

В частности по поводу «отречения Государя» она сказала следующее:

«Любой мало-мальски юрист понимает, что официальный документ должен обладать определёнными признаками такого официального документа. Та бумага, копия бумаги, которую в учебниках истории преподносили как якобы отречение от власти, она ведь не имеет никакого юридического смысла. Это копия бумажки, подписанная карандашом, без соблюдения всех юридических и процессуальных необходимых процедур, форм. Поэтому эта бумага не несет в себе никакой юридической силы. Все это прекрасно понимают».

Она сравнила ситуацию с «отречением» с сегодняшними попытками переписать историю Великой Отечественной войны, победы в ней.

«Никакого отречения не было и как сегодня видно, и многим, кто обладает юридическим познанием, все понимают, что эта бумага никакой юридической силы в себе не несёт», — подытожила Наталья Владимировна.

Хочется поблагодарить Наталью Владимировну, она неоднократно высказывалась о Государе Императоре, но это первое заявление подобного рода, сделанное государственным чиновником столь высокого уровня об «отречении». Ложь об «отречении Государя» усилено вдалбливалась в головы нашего народа на протяжении почти ста лет, хотя, при объективном взгляде, этот миф рассыпается в пыль.

Говорить же о добровольности отречения способны либо подлецы, либо политиканы, которым политические взгляды затмевают совесть, либо просто глупцы, которые абсолютно всему верят, что вложили в них при изучении школьной программы.

Замглавы комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Совета Федерации Константин Добрынин, известный защитник секс-меньшинств и борец с «гееборцами», отреагировал на заявления Наталии Владимировны и написал открытое письмо Прокурору Крыма Наталье Поклонской. Письмо было наполнено надменности и нескрываемого неуважения к Наталии Поклонской и лично Государю Николаю 2-му. Неудивительным являются ещё два момента: 1. Письмо было написано в личном блоге Константина Добрынина, который находится на одном из основных рупоров русофобии — сайте радио «Эхо Москвы»; 2. Письмо было написано 16-го июля, напомню, что в ночь с 16-го на 17 июля, 97 лет назад была убита Царская семья (в такой день порядочный человек точно бы промолчал). На мой взгляд это интересные моменты для дополнительной характеристики борца с «гомофобией» и защитника «американских тыкв».

Публикуем его письмо полностью:

«Прокурор Крыма Наталья Поклонская прорвала вчера летнюю информационную блокаду, заявив уверенно, что отречение императора Николая II от престола не имеет никакой юридической силы. Об этом правовом повороте она сообщила в ходе церемонии открытия памятника императору в Ливадии.

Мысль исторически смелая, хоть и с последствиями, так как если отречение власти юридически не состоялось тогда, то тогда вопросы о ее (нынешней власти) правовом статусе можно задавать и сейчас. Однако так далеко заходить не будем, так как Наталья Поклонская глубоко и добросовестно заблуждается, полагая, что отречение императора Николая II от престола не имеет никакой юридической силы, и вот это, как-раз, все мало-мальские юристы и историки прекрасно понимают.

В ее базовом тезисе заложены некоторые ошибки, которые и ломают предложенную ей конструкцию, но это не ее вина, это просто недостаток информации. То, что она называет «копией бумажки, подписанной карандашом, без соблюдения всех юридических и процессуальных необходимых процедур, форм» и так далее по тексту, это и есть оригинал отречения самодержца Всероссийского (хранящийся в Государственном архиве), обладающего всей полнотой власти, включая и возможность собственного отречения именно в той форме, в какой помазанник божий посчитает возможной и тем пером, которое сочтет подходящим. Хоть гвоздем на листе железа. И это будет иметь абсолютную юридическую силу, потому как власть у него не только и не столько от отца к сыну, но и от Бога, который его миром помазал и Россию ему вручил.

Но для исключения сомнений и превратных толкований этот акт подтвердил или контрассигновал (это к вопросу о соблюдении процедуры) Министр Императорского Двора барон Фредерикс. Сам акт отречения был объявлен и опубликован во всех газетах царской России и никем не подвергался сомнению.

Необходимо помнить, что это был переходный период от самодержавия к временному правительству. Если же коллега Поклонская полагает, что помимо процедуры и формальной стороны отречения здесь существует вопрос по добровольности волеизъявления самодержца, то стоит вспомнить, что после 2 марта 1917 года Николай Романов почти полтора года нигде не заявлял о принуждении к отречению, хотя возможностей имел массу. А все потому, что он понял и осознал свою неспособность руководить Россией во время войны и глубину призыва Родзянко о том, что «ради спасения России и продолжения войны с Германией необходимо ваше отречение».

И последнее. Акт отречения, конечно же, не был спонтанным или необдуманным решением, иначе бы не существовало первоначального варианта акта отречения в пользу наследника Алексея под регенством Михаила. Поэтому акт — это был выстраданный шаг и состоявшийся юридический акт, который император сделал добровольно и не дезавуировал до самой своей смерти в Ипатьевском подвале. Другое дело, что никто не предполагал падения монархии. Но это уже совсем другая история. Хотя и ее полезно изучать.

Я же скромно предлагаю коллеге Поклонской, когда она с оказией будет в Москве, посетить Государственный архив, где ей покажут и оригинал отречения, и бумагу о не принятии престола Михаилом и много других документов, которые проливают свет на забытые страницы истории. А я любезно и с удовольствием составляю ей в этом компанию, если она того пожелает, ведь содержательная дискуссия всегда и всем полезна».

Текст этого письма находится здесь: http://echo.msk.ru/blog/konstantindobrynin/1585898-echo/

 

Что же произошло и как это было

Уже почти 100 лет как нам навязали ложь о так называемом «отречении Николая II», которое произошло 2 марта 1917 года. До сих пор не было экспертизы того странного «документа», который служит одним единственным «доказательством» отречения Николая II.

Ненависть к Государю объединила всех врагов православной России, прикрывавшихся лозунгами свободы и демократии. Это был исключительно — масонский заговор, направленный из Англии. И не удивительно, что все участники этого заговора состояли в тайных ложах, как и то, что все члены последующего Временного правительства были масонами. В заговоре участвовало сравнительно очень малое количество людей, но это был так называемый высший свет — князья, генералы, а вскоре к ним присоединился и даже Великий Князь Кирилл Владимирович.

Император Николай II — самая оболганная фигура за всю нашу историю, но основная ложь, что он сдал страну революционерам «без сопротивления, добровольно, по слабости характера». Но и это совершенно не так. Чтобы убедиться в лживости обвинений лучше всего ознакомиться даже не с исследованиями монархистов, а с очерками коммунистического публициста М. Кольцова. Вот как он описывает поведение Государя в дни Февральского заговора: «…Придворные совершенно зря рисуют своего вождя в последние минуты его царствования как унылого кретина, — уверяет он, — непротивленца, безропотно сдавшего свой режим по первому требованию революции». С неподдельным уважением Кольцов описывает, как Государь упорно сопротивлялся всем требованиям армейцев-заговорщиков (Алексеева, Рузкого и др.) создать ответственное министерство (т. е. по сути пойти на превращение самодержавия в конституционную монархию). Его сопротивление было настолько сильным, что даже Александра Фёдоровна воскликнула в письме: «Ты один, не имея за собой армии, пойманный как мышь в западню, — что ты можешь сделать?!». А Царь делал всё, что мог — он даже направил в Петроград экспедиционный корпус во главе с генералом Н.И. Ивановым. Он сражался с революцией один (ибо заговорщики отрезали его от связи с внешним миром, от верных частей). И по этому поводу Кольцов вопрошает: «Где же тряпка? Где слабовольное ничтожество? В перепуганной толпе защитников трона мы видим только одного верного себе человека — самого Николая. Ничтожество оказалось стойким, меньше всех струсило».

Неспроста Государь написал «Кругом измена, и трусость, и обман» (запись из дневника от 2 марта 1917 г.).

Увы, рамки статьи не позволяют рассмотреть все обстоятельства заговора против Государя Николая 2-го, рекомендую для прочтения следующие материалы:

Сорокин Андрей: «Юридическая ничтожность отречения Императора Николая II»

Андрей Разумов: «Подпись Императора Николая II на «отречении»«

Анатолий Романевик «Отречения Государя не было«.

Петр Мультатули: «Император Николай II: отречение которого не было»

Петр Мультатули: «Роль русского генералитета в заговоре против Николая II»

Петр Мультатули: «Ответ лжецам»

Елисеев Александр: «Николай II как волевой политик смутных времен»

Бутаков Ярослав: «Февральская революция: мифы и факты»

Евгений Копарев: «Царь не отрекался»

 

Остановлюсь вкратце, лишь, на нескольких моментах.

Отречение_от_престола_императора_Николая_II._2_марта_1917Вначале о самом «документе об отречении», о котором, например, очень точно указал Анатолий Романевик в статье «Отречения Государя не было»: «В ленинградском Музее революции хранился долгие годы документ, именуемый подлинником отречения Николая II. Его фотокопии приводятся в различных изданиях, — пишет . Но это не подлинник, а дубликат акта, подписанного Государем под давлением заговорщиков. По словам Шульгина, подлинник был напечатан на машинке: «Это были две или три четвертушки — такие, какие, очевидно, употреблялись в Ставке для телеграфных бланков». Подпись была сделана карандашом. Проанализируем этот факт. Николай Александрович, будучи старшим сыном наследника престола, с детства был «обучен царству». Помимо общеобразовательного курса, наследник получил юридическое и высшее военное образование. Его преподавателями были выдающиеся профессора высших учебных заведений. Государь знал в совершенстве и строго соблюдал требования Императорской канцелярии. Согласно этим требованиям подлинник любого Царского Указа писался Государем собственноручно чернилами на специальной гербовой бумаге. Публикуются фотокопии «отречения» Государя, напечатанного на машинке, а не писанного собственноручно. Да и на тех листочках, о которых говорит Шульгин, текст тоже был напечатан на машинке. Подпись можно подделать, а весь текст не подделаешь, графологи сразу определят фальшивку. Законно предположить, что Николай Александрович умышленно пошел на такое, недопустимое даже в менее ответственных случаях нарушение требований ведения документации, чтобы дать сигнал верным ему людям о том, что у него вырвана власть.

Документ, о котором мы говорим, адресован не народу России, а начальнику штаба Верховного Главнокомандующего генералу Алексееву. Не зная о предательстве последнего, Государь телеграммой этой старается, очевидно, привлечь на помощь верных присяге воинов. Странно, что многие исследователи долгие годы не обращали внимания на адрес: Ставка, Начальнику Штаба. Документ, лукаво именуемый «Манифестом», в мартовских газетах 1917 года был опубликован с фальсифицированной шапкой: «Манифест. Мы, Божией Милостью Николай Вторый…», как это было действительно принято в Императорских манифестах».

И о невозможности отречения как такового, даже, с юридических законов Российской империи:

Дело в том, что Российским Основным Государственным Законам вообще не известно понятие отречения от Престола. Вот чего не учли доморощенные Робеспьеры, «мучившиеся» вопросом: «А вправе ли отрекаться Николай за сына в пользу Великого Князя Михаила Александровича?», — указывает Сорокин Андрей в «Юридическая ничтожность отречения Императора Николая II».

Единственная в ОГЗ статья, упоминающее право на отречение — это ст. 37. Но она говорит о праве на отречение не царствующего монарха, а лишь наследников. В ней прямо говорится о свободе «отрещись» от права, «при действии правил, выше изображенных о порядке наследия Престола». Да и эта свобода ограничена лишь теми случаями, «когда за сим не предстоит никакого затруднения в дальнейшем наследовании Престола». Иными словами, даже и наследование Престола в определенных случаях понимается как обязанность, отказ от которой не допускается.

Могут возразить, что даже, если право на отречение от Престола и не было предусмотрено Законами, то, руководствуясь принципом «разрешено всем, что не запрещено», Император все же мог отречься. Однако этот принцип является началом регулирующего имущественный оборот гражданского, а не государственного права. В отношении же Верховной власти, отношений «субординации» он не применим.

Учитывая же, что огромные права даны Богом Государю в неразрывной связи с его обязанностью, долгом Царского служения, а также факт миропомазания, следует признать, что отказ от обязанности, причем обязанности перед Богом, совершенно не допустим ни с точки зрения светского, в том числе и гражданского, права, ни с точки зрения права канонического, по крайней мере, без соответствующего предварительного разрешения если не Церковного Собора, то уж, во всяком случае, Святейшего Синода. Такого же разрешения, как известно, не было.

Комиссия по канонизации вынуждена была признать: «…факт отречения Императора Николая II не может считаться вероучительным или каноническим нарушением в силу отсутствия соборно принятых Православной Церковью установлений, которые бы определяли возможность отречения от престола помазанного на Царство православного Государя».

Таким образом, и с юридической точки зрения, и с точки зрения Церкви и после 2/15 марта 1917 года Николай II оставался носителем царского сана, — утверждает Анатолий Романевик. Враги России хорошо понимали, что убивают не Великого Князя, а русского Царя. Пора бы и нам это осознать!

«К сожалению, до сей поры, несмотря на все бесчисленные беды и скорби, которые выпали на долю русского человека после развала православной России, несмотря на страшные, кровавые испытания, последовавшие за революцией 1917 года, значительная часть общества по-прежнему бесконечно далека от здравой оценки событий отечественной истории ХХ столетия. Более того, сама эта история настолько мифологизирована, что даже специалисту порой бывает трудно понять — где же правда…» (Митрополит Иоанн. Русь Соборная. С.-Петербург, 1995, стр. 138).

Тэги
Страны

Об авторе