Экономика

О «письмах счастья» и планах на будущее

Январь 30
16:21 2009

О «письмах счастья» и планах на будущее


Президент Медведев озаботился вопросом пенсий для населения. Оно и понятно: денег на всех не хватает – Дерипаске помоги, Абрамовичу дай, Фридмана поддержи… И если олигархам придется помочь непременно – чтобы остались на плаву, то гражданам страны надо самим о себе побеспокоиться – хватит надеяться на государство. Пенсионный фонд рассылает очередные «письма счастья», приглашает на семинары, готовится подробно разъяснять, как обеспечить себе счастливую старость, забывая, что старость счастливой не бывает. Она бывает обеспеченной, спокойной, да и то не в нашей стране.


Из жизни победителей
Моему отцу стукнул 81 год – он из того поколения, которое принято называть «поколением победителей». Ему повезло – попав на фронт в 17 лет, он остался жив и относительно здоров до такой степени, что ухитрился потом до 62 лет строить социализм и выйти на пенсию с немалым по тем временам пособием в 132 рубля. Еще была сберегательная книжка с парой тысяч. На 132 рубля в месяц он планировал безбедно провести старость, а на две тысячи обеспечить себе достойные похороны и наследство детям.


Планы рухнули быстро –  не прошло и пары лет, как он уже греб снег в соседнем дворе, потому, что вклад в Сберкассе превратился в ничто, а жить на 132 рубля в месяц стало не то что трудновато, а попросту невозможно. Конечно, дети пытались помогать, но сами к тому времени, лишившись работы и убрав с глаз дипломы, пытались заработать где могли и как могли. И кто кому помогал в этой ситуации – весьма спорно. Ничего оригинального, все как у всех – история характерная для перестроечной России. Выжили, скидывая заработанное в одну корзину, и копаясь по выходным на 6 сотках. Да и жизнь вроде начала налаживаться: дети опять нашли квалифицированную работу, в поликлинике стали выдавать недорогие лекарства (а зачем пенсионерам дорогие? Еще Н.В. Гоголь точно подметил «Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет»), да и пенсия у ветеранов весьма приличная, да и льготы по оплате жилья предоставляются. В Москве… А отъедешь километров на 100 – другая страна, другие порядки. Так что после общения с подмосковными родственниками мой отец остро и убедительно разговаривает с депутатами и членами правительства: он в кресле – они в телевизоре.
В этом бесконечном споре он, как правило, побеждает – последнее слово остается за ним. И неудивительно: опыт выживания в этой стране у него побольше, чем у них. Конечно, если бы разговор зашел о горнолыжных спусках Куршевеля, или об игре на бирже  – тут он не специалист, а вот в решениях проблем государства Российского равных ему нет. Вот, например, для него давно не секрет, как поступать с пенсиями и пенсионерами.


Еще в 90-х, когда министр труда С.Калашников произнес свою знаменитую фразу «Мы почти что на семьсот тысяч за девяносто девятый год снизили количество пенсионеров», и когда в 2002 премьер Михаил Касьянов на Всемирном экономическом форуме в Нью-Йорке обсуждал возможность участия американских пенсионных фондов в налаживании работы накопительной пенсионной системы в России, да и теперь, когда президент Медведев, заботясь о повышении уровня пенсионного обеспечения россиян, решил «стимулировать личную ответственность гражданина за формирование своей будущей пенсии», мой отец скептически ухмыляется, машет рукой и в который уже раз выдает свое решение проблемы. Для него вопрос решен давно и однозначно: не выплачивать пенсию пару месяцев вообще и далее действовать по результату: ухитрившиеся выжить и в дальнейшем, значит, сами себя обеспечить смогут, а кто помрет – тому и платить не придется. А уж когда видит в телерепортажах холеных западных пенсионеров, ехидно комментирует «Побежденная Германия…».


Еще у меня есть мама – она не воевала, поэтому ее пенсия по величине точно соответствует цене только одного из десятка лекарств, выписываемых ей в поликлинике и не входящих в список «льготных». Называется лекарство Акатинол мемантин (http://slovari.yandex.ru/dict/pharma/article/3/37/akatinolmemantin.html), стоимость от 4200 до 5700 р. за упаковку, упаковка рассчитана на 45 дней, необходимый курс полгода, полгода перерыв и так до конца жизни. Можешь – пей, не можешь – не пей. Моя мама еще пока может. Пока дети при работе… Необходимо оно, к сожалению, практически каждому второму россиянину преклонного возраста. А сколько пенсионеров в России может позволить себе это лекарство? То-то же…


«Потерянное поколение»
Что ждет на пенсии «потерянное поколение»? Это я про тех, кто, родившись в пятидесятых-шестидесятых успел в полной мере ощутить и прелести доперестроечной социальной защищенности, и жаждал свободы, а впоследствии в полной мере вкусил плоды рыночной демократии. Про тех, кто гордо ходил сначала с октябрятской звездочкой, потом с пионерским галстуком, затем с комсомольским значком, свято веря, что живет в лучшей в мире стране, и кому было гарантировано бесплатное образование, занятость в трудоспособном возрасте и пенсионное обеспечение в старости. Про тех, кто искренне платил комсомольские, профсоюзные и прочие взносы, будучи уверенным, что эти самые «прочие взносы» вернутся к нему в почтенном возрасте. Про тех, кто время от времени получая «письма счастья» из пенсионного фонда, вспоминает про эти самые «прочие взносы» и риторически негодует «А где уплаченное мною при советской власти?».


Те, кому сейчас от сорока пяти и выше,  вряд ли доживет до результатов пенсионной реформы, а если доживет, то весьма паршиво. Те, кто прекрасно понимают, что государство платит им пенсию из денег, что забирает у них же в виде налогов, и особой благодарности к этому самому государству не испытывает. Те, кто уже посчитал, что если умрет до вступления в пенсионный возраст, то подарит свои кровные государству, вместо того чтобы оставить детям, которых тоже неизвестно что ждет.


Они не особенно верят в негосударственные пенсионные фонды, хорошо помня многочисленные крушения банков в девяностые, полную безнаказанность хозяев этих самых банков и полную неспособность государства защитить интересы своих граждан. Выживаемость у них пониже, чем у их родителей – не воевали (если не считать 100 тысяч солдат, брошенных в Афганистан, 15 тысяч там погибших, тысяч пострадавших в Чернобыле и Чечне), не голодали, но, если пережили «лихие 90» (по данным исследований, приватизация, проведенная в странах бывшего Восточного блока в начале 1990-х годов, спровоцировала смерть 1 млн. мужчин трудоспособного возраста http://sob.ru/news14550.html),  адаптироваться психологически все же успели. Накопительной части пенсии их лишили, сейчас они морально готовы к потере рабочих мест. Для них программа софинансирования – очередной лохотрон. Поэтому, кто может – откладывает что-то самостоятельно, а кто не в состоянии – предпочитает не задумываться.


Согласно результатам опроса ВЦИОМ,  тех, кто готов принять участие в программе софинансирования  к 15 января 2009 аж 973 800 человек! Цифра, по сравнению с количеством трудоспособного населения страны, впечатляющая. При этом,  «30 % из тех, кто не готов дополнительно «отстегивать» себе на старость, едва сводят концы с концами и им не хватает денег даже на продукты. Еще у 30 % проблемы вызывает покупка одежды. Ну, а кому-то (19%) не хватает на телевизор или холодильник. Чего уж тут говорить о дополнительных пенсионных взносах».
Под конец – оптимистичный прогноз специалистов: «Софинансирование накопительной части из Фонда национального благосостояния улучшит ситуацию ненамного, считают специалисты. При участии всех работников и при отчислении ими 3 проц. заработка (такую же сумму добавит государство) нынешний объем пенсий будет восстановлен к 2045 г. (http://www.finmarket.ru/z/nws/hotnews.asp?id=953303).


Родившимся в 1960 к 2045 году будет по 85 лет. Тем, кто доживет, Акатинол мемантин понадобится точно. Хорошо, если есть дети, а у детей будет возможность обеспечивать родителей лекарствами. Я потеряла мужа и сына в 90-х и уже привыкла рассчитывать только на себя. Что ж, нет надежд – не будет и разочарований. Но, честно говоря, мысль о пенсии не радует, и доживать до нее как-то и не особенно хочется.


Поколение «PEPSI»
Наше будущее, те, для кого мы живем и работаем. Те, кому рады оставить в наследство и духовное, и материальное.
Поколение, формировавшееся, по большей части, в эпоху потребления, тотального воровства и коррупции, выросшее на рекламе марсов и сникерсов, зубодробильных боевиков и криминальной хроники.
У них другие ценности, они реалистичнее, прагматичнее и скупее на эмоции, чем мы. Межпоколенческие связи у них значительно слабее, чем у нас в их возрасте. В большинстве случаев они получают не самую лучшую общеобразовательную подготовку в школе, но все умеют пользоваться Интернетом. Они лучше нас уже умеют зарабатывать и считать деньги. Как финансово дурит своих граждан государство, они знают лишь по нашим рассказам. Возможно, как раз отсутствие этой информации, да еще благоприобретенный материализм и побудят их заинтересоваться софинансированием пенсий. Скорее всего, к этому времени и в государстве что-то переменится. И дай им Бог! Может, хоть дети увидят светлую жизнь, ради которой несколько предыдущих поколений послужили экспериментальными кроликами.


P.S.
Приведенные размышления среднестатистического россиянина к проблемам обеспечения старости г.г. парламентариев, сенаторов, олигархов, воров в законе, членов правительства, их детей и родителей отношения не имеют.


Наталья Малинина