Русский мир

О национальной гордости великороссов

Декабрь 17
05:33 2013

О национальной гордости великороссов

 

Вопрос о национальной гордости русских снова назрел

 

Лапин Александр Алексеевич - журналист, писатель, политик

Лапин Александр Алексеевич — журналист, писатель, политик.

Почти сто лет назад Ленин в своей одноименной статье написал: «Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм, а не только великие погромы, ряды виселиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, царями, помещиками и капиталистами».

По мнению вождя мирового пролетариата, русские в первую очередь могли гордиться тем, что участвуют в революционной борьбе против царизма. И они же должны были освободить другие народы, в том числе от гнета самой монархической России.

 

Сегодня мы знаем, чем закончились все эти попытки. И в наше время снова назрел вопрос о национальной гордости русских.

 

 

Чем русские могут гордиться сегодня

 

 

Есть ли у нас поводы для гордости? Здесь, конечно, можно начать перечисление всем известных истин. Да, у русских великая культура. Да, нам нет равных на поле брани. Тут же на ум приходит и первый космонавт, и то, что «в области балета мы впереди планеты всей». Да мало ли чего еще можно припомнить. Но за этими привычными представлениями не все видят новые – не менее веские – основания для настоящей гордости. Почему так получается?

 

Некоторые навязывают нам, что мы по-прежнему находимся на самом дне и никаких успехов нам не светит. Русских пытаются убедить в том, что народ мы плохонький, дела по всем направлениям идут неважно, да и вообще наша страна по определению нецивилизованная и хуже всех остальных. Самое страшное, что вокруг действительно происходит много ужасного. И когда внимание людей сосредоточивается только на негативе, а положительные примеры не принимаются в расчет, создаются реальные предпосылки для формирования мифологизированного сознания, основными признаками которого становятся депрессивность и ожидание катастрофы.

 

С одной стороны, я смотрю в окно и вижу жизнь, которая идет своим чередом: худо-бедно поднимаются фабрики, на улицах не протолкнуться от заполонивших дороги машин, в магазинах полно людей, вокруг идет бешеное строительство. А включаю телевизор – и наблюдаю совсем другую картину, где все падает, взрывается и разваливается на глазах.

 

Депрессивная журналистика сложилась у нас еще в 80-х. До этого СМИ радостно описывали достижения страны победившего социализма, позволяя себе лишь критику по указке. Поэтому, когда появилась возможность отведать сладость запретного плода, на всех нас обрушился вал чернухи, порнухи и прочих нечистот.
Прошло уже больше 15 лет, а мы никак не можем из-под него выбраться. Почему? Дело в том, что для многих разоблачительный пафос стал образом жизни – с него попросту кормятся. Посмотрел я новости на одном из телеканалов и ради интереса проследил тематику пяти сюжетов. Подбор их был следующим: убийство, побег из армии, взрыв на заводе, плохое экономическое положение и какая-то очередная коммунальная неурядица. После подобных сюжетов сложно отделаться от мысли, что проблема здесь не только в самих журналистах, но еще и в заказе, который они отрабатывают. Весь этот негатив фактически становится предметом торга.

 

Подтверждение этой мысли я получил в Смоленске, когда был в гостях у своего друга, который работает на местном телевидении. При мне ему позвонило руководство из Москвы и заказало сюжет о том, как упал с карусели и получил травму американский мальчик, приехавший вместе с родителями погостить на их историческую родину.

 

Уверен, что столичные телевизионщики эту новость потом еще и на Запад продали с выгодой, чтобы и там был лишний повод показать Россию в черном цвете.

 

Но Бог с ним, с Западом. Сами-то мы в какой России живем? Почему так старательно не замечаем позитивных изменений, которые происходят вокруг?

 

В подмосковном Электрогорске я беседовал со старушкой. Ей тогда было уже за 90, и она сказала мне, что для нее лучше, чем сейчас, никогда не было. Пришлось ей испытать нищету и голод, пережить революцию и коллективизацию, увидеть войну и послевоенную разруху. Потом вроде бы все потихоньку наладилось, но снова рухнуло в 90-е. Поэтому нынешнее свое положение она, имея возможность сравнивать, воспринимает совсем по-другому.

 

Здесь я вовсе не призываю дружно возносить хвалу власти за нашу счастливую судьбу: ее заслуг здесь не много. Но давайте, как и эта старушка, объективно посмотрим на нашу жизнь.

 

Что мы увидим?

 

Мы говорим, у нас плохая экономика. 6-7 процентов прироста ВВП, наблюдавшиеся в докризисные годы, никого не устраивали. И это при том, что на Западе 1-2 процента – уже счастье. Конечно, у них куда выше исходный уровень, но ведь ничего не бывает сразу. С другой стороны, нам нередко приводят в пример Китай, забывая, что там в пересчете на душу населения этот самый валовый продукт в три с половиной раза ниже.

 

Конечно, в советское время ВВП был намного выше. Но и здесь все не так однозначно: одно дело – выпустить танк стоимостью 1,5 миллиона долларов, бомбардировщик ценой 50 миллионов или подводную лодку, и совсем другое – на эту же сумму нашить детских колготок или накормить людей.

 

Да, сегодня в нашей экономике велика сырьевая составляющая. Но ведь до основания рухнуло то, что создавалось десятилетиями. Тем не менее по объему ВВП по паритету покупательной способности Россия находится на шестом месте в мире и по номинальному объему ВВП – на девятом (данные за 2012 год). Конечно, это не предел мечтаний. Да и доля экономики нашей страны в мировой – всего чуть более 4%. Но если нам и есть к чему стремиться, то это не значит, что все столь уж катастрофично. Просто русским навязывают психологию обиженных. Да и старый комплекс еще крепко в нас сидит: если мы не первые, – это уже трагедия.

 

К тому же многие сегодня не только упорно не хотят замечать ничего хорошего в настоящем, но еще и пытаются очернять наше прошлое. Попытки выискивать в нем блох не прекращались даже в канун 60-летия Победы. И это при том, что вообще-то мало у кого в мире найдешь такую историю. Конечно, не все в ней было гладко, но она действительно настоящая. И ей, кстати, могли бы позавидовать те, кто сдался немцам, а теперь все громче жалуется, что мы освободили их, да не так, как им хотелось бы.

 

Причем гордиться мы можем не только своим далеким прошлым, но и современной историей. Конечно, после событий начала 90-х возникло много вопросов. Главный из них: что это было – победа или поражение?

 

Чего мы добились?

 

Лично я считаю, что это была именно победа народа, который нашел в себе силы стряхнуть иго всесильного тоталитарного Молоха. Да, отчасти она была пиррова. И ради нее русские в который раз не постояли за ценой. Но свобода никогда даром не дается.

 

Многие, кто сегодня стонет о прекрасном прошлом, забыли, как в советское время маялись в очередях или всю жизнь копили на «Москвич». Журналисты, привыкшие все охаивать, тоже, наверное, запамятовали, как надо было носить статьи на согласование чинуше, который сидел и вычеркивал «сомнительные» места. А я помню, какой стыд испытал, читая письмо матери солдата, погибшего в Афганистане. Друзья ее сына рассказали, как все произошло там на самом деле. В моей же статье он умер так, как положено было советскому воину. Женщина упрекала меня в неправде, а я не мог сказать ей, что все это приписал цензор…

 

Да, победа досталась нам тяжело. Но тем выше мы должны ценить ее, отделяя зерна от плевел. Причем победа эта заключается не только в обретении свободы. Согласимся, в период крушения Союза взял верх именно здравый смысл русского народа. А ведь все могло быть и по-другому, приди нам в голову, скажем, оккупировать Крым или подраться с казахами за спорные северные области. Мало ли подобных примеров? Но в нашем случае это уж точно была бы даже не вторая Югославия. Никому бы мало не показалось – все лежали бы в развалинах, не прояви наш народ (который, кстати, на референдуме высказался против распада СССР) человечность и мудрость.

 

И когда сегодня это величие духа начинают попирать наши вчерашние друзья и «братья навек», не грех бы напомнить им, с чьих рук они получили нынешнюю свободу.

 

К тому же Россия взяла на себя все долги Советского Союза. С точки зрения прагматичной подобный шаг был несусветной глупостью, достойной Иванушки-дурачка. И как-то во время выступления в Германии Путин откровенно признал это. Но, как ни парадоксально, тем самым мы соблюли честь страны. Показали, что мы не Мозамбик или Ангола и не отказываемся платить по счетам. Поэтому сегодня русские по сравнению с хозяевами бывших советских республик оказались на нравственной высоте, и Россия имеет моральное право с кем угодно разговаривать на равных.

 

В общем, нам есть чем гордиться. И отдавать свою жизнь и свой народ на растерзание клеветникам абсолютно неправильно. Да, у нас много недостатков, главные из которых – недопустимый разрыв между бедными и богатыми, а также коррупция, разъедающая государство сверху донизу. Но говорить о собственных проблемах можно и без мазохистского самобичевания. Всем ведь известно, что на пустом месте ничего не бывает: и демократию, и экономическую мощь нужно долго и бережно выращивать.

 

Главное – не забывать, что мы нормальная страна, нормально развивающееся государство. И в этом развитии нам еще много предстоит сделать. Ведь если есть движение, то есть и надежда на светлое будущее. А вместе с ней возможность в очередной раз показать пример всему миру.

 

Недавно я решил восстановить церковь в своем селе, в которое переехал. Не очень надеясь на чью-то помощь, стал искать стройматериалы. Но стоило только людям узнать об этом, народ зашевелился: из разрушенного храма выгребли мусор, вокруг скосили бурьян. Жители сами взялись за то, что 50 лет никому, казалось бы, не было нужно. Получается, им просто был необходим пример.

 

Может быть, это самое главное: в нашем народе еще дремлют скрытые силы. Русским нужна только первая искра, а уж за пламенем дело не станет. И я уверен – в будущем у нас появится еще немало новых поводов для настоящей национальной гордости.