Культура и искусство

О легендарном рок-музыканте Кен Хенсли (Uriah Heep), Путине и пробках на на наших дорогах

Август 06
16:32 2009

О легендарном рок-музыканте Кен Хенсли (Uriah Heep), Путине и пробках на наших дорогах


«Хотел бы я знать, почему этот парень всюду меня преследует?!”
Кен Хенсли


 Кен ХенслиВладимир Путин


Получилось так, что моя жизнь постоянно пересекается с жизнью Путина. Помню, когда я ехал в первый раз давать концерт в Москве, моя машина полчаса простояла в пробке: они перегородили дорогу, поскольку по ней проезжал кортеж Путина. Когда я отправился в Москву снова – ситуация в точности повторилась. Несколько лет спустя я приехал выступать в Омск, и туда как раз в то же время приехал и Путин. И вновь я чуть не опоздал на собственный же концерт – из-за того, что ждал, когда они, наконец, проедут. В шутку я сказал своему тур-менеджеру: “Хотел бы я знать, почему этот парень всюду меня преследует?!” В тон мне он ответил: “Очевидно, он хочет попасть на твой концерт. Но не может, так как у него нет денег на билет”. “Отлично! – воскликнул я. – В таком случае мы проведем этот концерт бесплатно!”


 


Я обычный человек с необычным даром!


Жили мы бедно. Это была обычная английская семья. Папа работал, а мать, в основном, смотрела за домом и растила детей. Я же мечтал о том, что мы когда-нибудь выпутаемся из этого положения. Ну а музыкантом я хотел стать с самого раннего детства.


Помню, мне было всего одиннадцать лет, а моей гитаре – лишь несколько месяцев. Однако нас с дружком пригласили поиграть в самодеятельной группе, собранной из моих ровесников. Помню наше первое выступление, проходившее на карандашной фабрике на окраине Лондона. Я так увлекся, что продолжал бренчать на своей гитаре, даже когда выступление закончилось. Я все еще бренчал, а когда увидел, что произошло, то оказался просто в дурацком положении. Хлопали ли зрители? Я вообще не уверен, что они там были…


Совсем не важно, было ли потрачено на написание той или иной песни пять минут или пять недель. Я работал, как вол. И я не жалею о том, что покупал новый “Роллс-Ройс” или новый огромный дом. Но сейчас это для меня не значит ровным счетом ничего, поскольку моя жизнь стала проще и отношение к ценностям изменилось.


Когда я был молодым, зачастую обращался за помощью к наркотикам. Я наивно полагал, что это благотворно повлияет на мой творческий потенциал. Однако сейчас я понимаю, что это была всего лишь иллюзия, потому как после избавления от этой зависимости я продолжал писать песни и думаю, что они ничуть не хуже тех, что были написаны мною “под диктовку” наркотического зелья. Ребята, избегайте наркоты! Это ужасная вещь!


В 1993 году я стал убежденным христианином, и с тех пор моя вера растет с каждым днем. К тому времени я находился в ужасном физическом, ментальном и эмоциональном состоянии. И я просто не знал, что мне делать. У меня не было идеи, куда направиться дальше. И кто-то посоветовал мне сходить в церковь. Я пошел. Я отдал свою жизнь Христу, и с этого момента все изменилось. Моя жизнь насыщенна и полна. Это обещание не беспроблемного существования, но духовной бесконечности, того, что у тебя есть Тот, кто всегда рядом, когда ты нуждаешься в Нем.


За последние без малого сорок лет я дал десятки тысяч интервью, и не осталось, кажется, уже ни одного вопроса, который бы мне не задавали много раз. Но этот парень из “Нашей Газеты” сумел меня удивить, когда спросил, за какую сумму я согласился бы состричь свою шевелюру (хохочет). Так вот, ребята, я готов подстричься хоть сейчас. Заплатите мне миллион, и я хоть сейчас готов сесть в кресло парикмахера. А вырученные деньги пожертвовал бы на благотворительность.


Источник интервью