Экономика

О 17-миллионной армии молодых европейских безработных

Май 05
08:35 2012

О 17-миллионной армии молодых европейских безработных  



Уже много месяцев, чтобы не сказать лет, я веду отчаянную борьбу с мэйнстримовскими экономистами на предмет наличия кризиса. Моя позиция при этом не меняется, а их – меняется вполне. Началась она с того, что они заявляли, что «все слова о кризисе – чушь!», продолжилась словами о том, что кризис, конечно, есть, но он носит «краткосрочный», «циклический» характер, а «рецессия уже вообще закончилась» (или не начиналась). Потом пришло время переходить на следующий оборонительный рубеж, начались разговоры о том, что «вот-вот» начнется экономический рост, что принятые меры «неизбежно» дадут положительный результат, что «зеленые ростки» уже пробиваются сквозь асфальт. Ну и, наконец, последние данные, конца предыдущего, начала этого года, придали этой позиции нотки уверенности.


Я, естественно, этому не верил, поскольку все подобные утверждения носили явный характер веры, а не четкого анализа ситуации, к тому же пока нашу теорию кризиса никто не опроверг: ни другими теориями, ни фактами. И я, как ученый, а не догматик, вписанный в сакрализованную пирамиду псевдонаучной иерархии, подхожу к вопросу объективно, а не с точки зрения хотелок или требования начальства (спонсоров). Ну и, жду, когда же объективное развитие событий заставит официальные статистические органы сказать хотя бы часть правды и признать реальное состояние дел.


Судя по всему, с конца апреля это время в очередной раз настало. США признали, что безработица снова стала расти, а данные по промышленности (в частности, по долгосрочным заказам) оставляют желать много-много лучшего. Но еще больше меня порадовал Евросоюз. Точнее, зона евро. Который опубликовал вчера данные по безработице в марте месяце. Как раз тогда, когда СМИ и мэйнстримовские экономиксисты (давайте их так называть, чтобы не путать с теми, кто реально интересуется экономикой) в очередной раз громко вопили о «начале улучшения». И что же там в это время происходило?


Согласно данным европейской статистической службы Евростат, в феврале безработица в странах, использующих европейскую валюту, достигла 10,8 процента. Таких негативных результатов у европейцев не было с июня 1997 года. Если сравнить эти данные с показателями за прошлый год, то число безработных в еврозоне выросло почти на полтора миллиона человек и превысило планку в 17 миллионов. «Лидерство» по размерам безработицы держит Испания — 23,6 процента. Греция в этом черном списке занимает второе место с показателем в 21 процент. При этом в обеих странах безработица среди молодежи превышает 50 процентов. Лучше дела с трудоустройством складываются в центре Европы. В Австрии, например, безработица составляет 4,2 процента, в Нидерландах — 4,9 процента и Люксембурге — 5,2 процента.


Ну, сначала немножко комментариев. Экономику малых стран, которые перечислены в конце этого информационного сообщения, с большими сравнивать нельзя: они все ориентированы на экспорт, причем, в первую очередь, в пока благополучную Германию и относительно благополучную Францию. Эти, в свою очередь, живут экспортом в США, который падает, но подкрепляется, в чисто денежном выражении, падением евро. Именно по этой причине главные страны ЕС не очень-то протестуют против публичных кампаний против евро в печати, не исключено, даже, что они их и стимулируют. А вот в крупных, а также тех, в которых кризис уже вступил, так сказать, в «активную фазу» ситуация создается крайне опасная.


Причем она уже явно выходит за пределы чистой экономики. 50% безработицы среди молодежи – это социальная катастрофа сразу по нескольким причинам. Во-первых, она не дает возможности нормально кормить, а значит – и создавать свою семью. А это, уже по чисто биологическим причинам, означает отказ человека от социальной ответственности. Если к 30 годам у среднестатистического мужчины нет семьи – нормального, ответственного члена общества из него уже не получится. С женщинами тут чуть получше – они всё-таки стараются хоть одного ребенка завести и вынуждены за него отвечать.


Во-вторых, желание учиться проходит годам к 25. Если к этому времени профессии (пусть хоть какой-нибудь) у человека нет, он почти наверняка останется люмпеном, заставить которого чему-то выучиться будет практически невозможно, даже из-под палки. И его даже нельзя в этом обвинять – биологические часы не остановишь.


В-третьих, такая ситуация полностью разрушает всю систему социальной стабильности в государстве. Люди, которые понимают, что их лишили возможности нормальной жизни (причем, навсегда), которую, к тому же, рекламные материалы пропагандируют на каждом шагу, неминуемо станут разрушителями. Они будут воровать, торговать наркотиками, устраивать теракты – лишь бы получить деньги, которые заработать честным трудом им не дают, чтобы жить «как все». Подобной ситуации не было до XIX века, поскольку религиозные традиции и система традиционного общества с детства устанавливала жесткие запреты на такое поведение, но либеральная революция эту систему разрушила – со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Пока, правда, на это можно закрывать глаза, списывать терроризм на «Аль–Каеду» (зря ее, что ли, придумывали), рассчитывать на нежданное чудо (на которое уповают экномиксисты, которые каждый день камлают над своими трудами в расчете на то, что в них сам собой образуется текст выхода из кризиса), заниматься оголтелой оптимистической пропагандой … Но время идет, кризис усугубляется (еще раз повторю, в полном соответствии с нашей теорией), а значит, действия, не сделанные сегодня, придется делать завтра. Только платить за них в три раза дороже.


Я прекрасно понимаю, что нынешняя политическая элита Евросоюза, в отличие, от КПСС, власть добровольно не отдаст. То есть, скорее, зальет Европу кровью (про более отдаленные регионы я даже не говорю, Ливия тому пример), чем согласится что-то делать такое, что у нее ассоциируется с отдачей власти. Но объективных экономических и исторических процессов это не остановит. Со всеми вытекающими.