Политика

Новая европейская реальность

Май 17
09:40 2012

Новая европейская реальность


Меры жесткой экономии, которые не приемлет народ, могут привести к тяжелым последствиям


Итак, после 6 мая, главный вопрос заключается в том, может и должна ли измениться обстановка в Европе. В своем первом интервью по вопросам международной политики, Франсуа Олланд выразил двойную озабоченность: восстановление баланса во франко-германских отношениях, слишком благоприятного, по его мнению, для Ангелы Меркель, а также восстановление баланса между франко-германским тандемом и остальными европейскими странами. Вновь избранный президент Франции считает, что Париж и Берлин зачастую брали слишком начальственный тон по отношению к другим европейским странам вместо того, чтобы  искать пути достижения взаимоприемлемых решений.


Во время своей предвыборной кампании тогда еще кандидат от Социалистической партии затронул весьма простую тему: бюджетная дисциплина необходима, и ее нужно соблюдать. Однако ограничивать европейский подход к кризису исключительно мерами жесткой экономии – значит обречь себя на поражение и еще более усугубить и без того непростое положение дел. В этом же самом интервью Олланд пояснил, что перед нашими правительствами стоит задача вернуть веру в Европу. Разумеется, речь в первую очередь идет о самих европейцах, но также и обо всех остальных. Именно этим объясняется его предложение о «пересмотре» бюджетного договора, точнее, о «расширении» этого договора посредством дополнительного соглашения, в котором экономический рост будет рассматриваться в качестве главного средства борьбы для борьбы с кризисом.


Между тем в греческой драме наступил очередной эпизод: опасность стала вполне осязаемой, особенно после того, как неонацисты получили места в греческом парламенте. Жесткая экономия, которую не приемлет народ, может привести в тяжелым последствиям. Сегодня уже все согласны с требованием о необходимости переориентации Евросоюза на задачи экономического роста, при том, что каждая страна должна продолжать вести борьбу с бюджетным дефицитом.


С немецкой стороны Меркель ответила весьма вежливо, согласившись с необходимостью стимулирования экономического роста, но отказавшись при этом от пересмотра бюджетного договора. Затем она ужесточила тон и заявила немецким депутатам, что будет большой ошибкой попытаться добиться роста в Европе через увеличение задолженности. Тем не менее, в антикризисном механизме, предложенном Олландом, речь идет не только о том, чтобы прибегнуть к услугам Европейского инвестиционного банка, но также выпустить специальные долговые обязательства для финансирования европейских инвестиций в инфраструктурные проекты и научно-исследовательские работы, вместо европейских долговых обязательств (евробонов) для финансирования долга. Надо отметить, что к этому решению стала склоняться сама Еврокомиссия. В заявлениях Меркель, на этот раз достаточно нелицеприятных, можно наблюдать два аспекта. Очевидно, что первый касается внутренней политики.


Меркель пытается сдержать и подчинить себе Социал-демократическую партию Германии. Ее лидер Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), близкий по своим взглядам к Олланду, понадобится ей для ратификации договора о бюджетной стабильности. Канцлер взывает к общественности. И это второй аспект ее заявлений. В самой глубине своего сознания немцы считают, что кризис является результатом лени, некомпетентности и ошибок, допущенных странами южной Европе. Как следствие, они должны либо подчиниться, либо уйти.


Но Меркель и ее правительство продолжают ошибаться в главном: для населения Европа не может быть исключительно синонимом жесткой экономии. Необходимо сделать все возможное, чтобы доказать, европейские институты и промышленные предприятия также нацелены на экономический рост.


С другой стороны, Евросоюз не представляет собой некую однородную территорию, и, проводя политику финансового оздоровления, следует учитывать ограничения, свойственные каждой стране. Именно здесь временной фактор играет ключевую роль. Страны, подобные Франции, могут пообещать восстановить равновесие в течение пяти лет. Другим понадобится десять. Необходимо распределить усилия во времени. С начала кризиса канцлер, двигаясь черепашьим шагом, реагировала с запозданием относительно желаемых сроков. Сейчас желательно, чтобы она не отстала от всего мира. Верно также и то, что если инициатива Олланда увенчается успехом, лидерство Меркель, полученное за счет Николя Саркози, окажется под угрозой.