Произвол

Неконституционные решения высшей власти должны быть исправлены

бедность_1
Март 11
12:53 2017

ИА «Русские Новости» публикует открытое письмо от Гречишникова Леонида Васильевича (экономиста по труду, до пенсии – сотрудника Минэкономики России, к.э.н.).

Президенту Российской Федерации Путину В.В., в Правительство РФ  Медведеву Д.А. (лично), Государственную Думу Володину В.В. (лично),  Совет Федерации  Матвиенко В.И (лично)

В Конституционный Суд РФ Зорькину В.Д. (лично), Генпрокуратуру РФ Чайке Ю.Я. (лично), Уполномоченному по правам человека в РФ Москальковой Т.Н. (лично)

Общественным организациям, вузам,  НИИ, СМИ и т.д. (по списку)

СОГРАЖДАНАМ

от Гречишникова Леонида Васильевича  (экономист по труду)

Открытое письмо

НЕКОНСТИТУЦИОННЫЕ, УБЕЖДЁН, РЕШЕНИЯ ВЫСШЕЙ ВЛАСТИ

ДОЛЖНЫ БЫТЬ ИСПРАВЛЕНЫ. НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО

Нарушение Конституции, Основного закона страны– это «работа» против устоев жизни общества.

Но,как это ни странно, убеждён, есть основания говорить, что Конституция, права человека (по Конституции, ст. 2 – высшая ценность) нарушаютсяв России прямо законами и другими решениями высшей власти (как именно — немного ниже).

И что же тогда получается? Правительство РФ (далее ПРФ), Госдума, Совет Федерации и т.д. призваны организовывать жизни общества. А их решения, убеждён, «работают» против Конституции, против устоев жизни общества. Как это?!

Об этих решениях высшей власти – в прилагаемом письме Орешкину М.С. от 16.01.17 г.  Оно было переправлено из Минэкономразвития России в Минтруд России. Копии их откровенных отписок на это письмо тоже прилагаются.

В настоящем письме – только об одном из таких решений.О Законах о «МРОТ». Которыми,убеждён, прямо и явно нарушается Конституция (десятилетиями). И в части обязательности вознаграждения за труд (ст. 37). И в части обязательности создания государством, высшей властью условий для достойной жизни и развития человека (ст. 7).

В настоящем письме об этих Законах — коротко. Подробнее о них и о других подобных, решениях – в прилагаемом письме от 16.01.17 г., о котором выше, через абзац.

Законами этими высшая власть десятилетиями внедряет «зарплату», которая даже меньше прожиточного минимума (далее – ПМ). То есть, меньше (!) МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОГО для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. См. разъяснение Росстата, что такое ПМ.

(О том, почему «МРОТ» и «зарплата» взяты в кавычки, — немного ниже.)

Во 2-м квартале 2016 г., к примеру, официальный (по данным независимых экспертов, — сильно заниженный) ПМ трудоспособного человека (10722 руб.) был больше «МРОТ» от власти (6204 руб.) на 4518 руб., или на 72,8%. Чуть ли не вдвое.

Внедряется «МРОТ» от власти весьма «успешно»: «зарплата»  меньше ПМ – у каждого ПЯТОГО работника («Российская газета», 15.08.14 г., стр. 3).

«Бьёт» российский «МРОТ» не только по самым низкооплачиваемым людям труда, но и по другим рабочим и специалистам.

Поскольку в принципе МРОТ это, говоря образно, — «фундамент» ВСЕЙ системы оплаты труда. Если недопустимо низкий «МРОТ», то и недопустимо низкие «зарплаты», размер которых определён исходя из недопустимо низкого  «МРОТ».

Именно поэтому, в частности, были недопустимо низкими «зарплаты» специалистов едва ли не самых общественно значимых профессий: педагогов, врачей, учёных и т.п. На протяжении десятилетий.

Да и после выхода известных майских Указов проблема эта не решена. А то – и усугубляется. Об этом, в частности, в открытом письме госорганам от 14.05.14 г. «ЗАРПЛАТА БОЛЬШЕ, НО МЕНЬШЕ  К ОЦЕНКЕ  ЕЁ ПОВЫШЕНИЯ ПЕДАГОГАМ, ВРАЧАМ  И Т.Д.». Есть в инете.

По сути российский «МРОТ» и обусловленные им «зарплаты»  и зарплатой-то не являются (каким бы странным это утверждение ни показалось на первый взгляд).Именно поэтому такие «МРОТ» и  «зарплаты» и надо брать в кавычки.

Вот, кстати, мнение едва ли не главного «зарплатчика» в системе власти, министра этого профиля, Топилина М.А: платить МРОТ ниже прожиточного минимума — это нонсенс (см. сообщение об этом в интернете). Нонсенс, согласно словарю, — это нелепость.

Почему цифры из Законов о «МРОТ» — это не зарплата? Потому что экономическое назначение зарплаты (зарплаты без кавычек), вознаграждения за труд – это ВОСПРОИЗВОДСТВО, ВОССТАНОВЛЕНИЕ трудоспособности человека, его самого.  А на российские «МРОТы» и обусловленные ими «зарплаты» этого сделать НЕЛЬЗЯ.

Труд-то (как процесс) – это же производительное РАСХОДОВАНИЕ физиологической энергии. Когда люди работают, — они РАСХОДУЮТСЯ. И поэтому должны постоянно восстанавливаться, воспроизводиться.

С позиции экономики внедрение высшей властью таких «МРОТов» в кавычках равнозначно не выделению необходимых средств на ремонт и модернизацию станков и других основных фондов. И то, и другое прямо «работает» на ухудшение экономики.

Со всем из этого вытекающим: снижением уровня жизни населения, ухудшением содержания нетрудоспособных членов общества, ослаблением обороноспособности и т.д. То есть, убеждён, высшая власть десятилетиями «работает» своими «МРОТами» строго вразрез со своими  прямыми обязанностями.

«Доводы» в пользу таких «МРОТ» критики не выдерживают. Об этих «доводах» в открытом письме госорганам, РАН и другим адресатам от 02.10.14 г. «НОНСЕНС» — НАРАСТАЕТ?» (есть в инете).

Исправить неконституционные, убеждён, решения высшей власти (о которых в прилагаемом письме Орешкину М.С. от 16.01.17 г. и в настоящем открытом письме) представляется необходимым таким образом.

(Исправить НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО.Законы, постановления ПРФ и т.п., «работающие» на ухудшение трудового потенциала страны, а, значит, — и экономики, на массовую малообеспеченность населения, на просто-таки зашкаливающее расслоение общества по уровню доходов, на громадную преступность и т.д., вразрез с Конституцией, правами человека – это,убеждён, конечно же, явно неприемлемо. Для людей, для общества, для страны. Ущерб, который, убеждён, нанесён ими людям, обществу,стране, восполнить нельзя. Но надо хотя бы остановить его нанесение.)

  1. Установить МРОТ, который БОЛЬШЕ официального (заниженного) ПМ.
  2. Намного увеличить пособие по безработице (и не только минимальное). По крайней мере, — для тех безработных граждан, кому не предоставлена возможность участвовать в оплачиваемых общественных работах. Восстановить доплату к нему на иждивенцев.
  3. Начать защищать от безработицы рабочих и специалистов, не имеющих работы и (или) заработка и нуждающихся в них, то есть фактически безработных граждан. Платить им пособие по безработице. Это относится:

— к отправленным организациями в длительный неоплачиваемый «отпуск» (который, конечно же, никакой не отпуск, а самая настоящая безработица);

— к тем, кому подолгу не платят за труд, чей труд фактически не вознаграждается (они тоже фактически безработные, так как не имеют заработка, средств к существованию, хотя и работают).

С последующим возмещением (пусть и не сразу) организациями (нарушившими Конституцию в части обязательности вознаграждения за труд)   бюджетных расходов на выплату этим, фактически безработным, гражданам пособия по безработице и т.п.

  1. Закрепить в Законе о занятости определение занятости в экономике (занятости экономической деятельностью), из которогоОДНОЗНАЧНО вытекало бы, что заработок – это необходимое условие занятости в экономике, БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ИСКЛЮЧЕНИЙ.
  2. Закрепить в Законе о занятости и в Трудовом кодексе определение понятия «рабочее место» в значении ВСЕГО необходимого для занятости, включая РАБОТУ И ЗАРАБОТОК. (То рабочее место, определение которого дано в статье 209 Трудового кодекса, – это другое рабочее место. Это — лишь место, пространствоКАК ТАКОВОЕ.А не ВСЁ необходимое для занятости в экономике.Соответствующий законопроект и пояснительная записка к нему прилагаются.)
  3. Внести в законы и другие документы власти (в том числе –и Росстата) изменения и дополнения, которые вытекают из предложенного в пунктах 1-5.

Просьбы госорганам такие:

1) исправить неконституционные, убеждён, решения власти;

2) дать ответ по СУЩЕСТВУвопросов, поставленныхв письме Орешкину М.С. от 16.01.17 г. и в настоящем письме. Как того требует Закон об обращениях (ст. 5 и 10) и опять-таки Конституция (ст. 33 – о праве граждан на обращение в госорганы).

Думается, эти просьбы будут проигнорированы высшими госорганами. В очередной раз. ПРФ, Госдума, Совет Федерации и т.д. продолжают принимать и внедрять в жизнь общества неконституционные, убеждён, решения.

А Конституционный Суд РФ (далее – КС), Генпрокуратура РФ и аппарат  Уполномоченного по правам человека в РФ (далее – УПЧ) продолжают взирать на это, говоря образно, «с олимпийским спокойствием».

Хотя  если кто-то видит, что нарушаются Конституция, права человека, но не принимает меры для прекращения этого.то его, убеждён, следует считать даже и соучастником их нарушения.

Уважаемые СОГРАЖДАНЕ! Давайте побыстрее двигаться к социальной активности. Преодолевать взаимное отчуждение, обретать навыки самоорганизации и т.п. Это необходимо, в частности, для того, чтобывластьконтролировалась должным образом.

Невозможно представить, к примеру, чтобы  швейцарцы позволили власти внедрять в жизнь общества «зарплату», которая меньше минимально необходимой для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. В России же, — увы.

Есть, думается, вполне достаточные основания для обращения в суд. С иском к ПРФ, Госдуме, Совету Федерации, КС, Генпрокуратуре РФ и  аппарату УПЧ.

Дело за юристами, которые хотят и могут взять на себя чисто юридическое обеспечение подготовки иска  к госорганам и его прохождения в суде.

Просьба к согражданам – юристам откликнуться.

Приложение:на 13 листах.

Гречишников Л.В.

06.03.17 г.

Министру  экономического развития России

ОРЕШКИНУ  М.С. (лично)

от Гречишникова Леонида Васильевича

(экономист по труду, до выхода    на пенсию

— сотрудник Минэкономики России)

Здравствуйте, Максим Станиславович!

В интервью газете «Коммерсант» Вы назвали бедность в числе проблем, которые создают помехи экономическому росту страны. С чем нельзя не согласиться.

Как это ни странно, но Правительство РФ,  Госдума, Совет Федерации и т.д., убеждён, прямо «работают» на проблему бедности, малообеспеченности в стране (конкретные факты в подтверждение чего –  несколько ниже).

Согласно обследованиям Института социологии РАН («Российская газета», 11.03.10 г., стр. 11), малообеспеченных в России – 51%, БОЛЬШИНСТВО (в феврале 2009 г., более поздними данными не располагаю).

Это у кого среднедушевой доход в расчёте на одно домохозяйство меньше прожиточного минимума (даже официального, по данным независимых специалистов, -сильно заниженного), равен ему и чуть больше.

При этом (невероятно, но факт) почти 70% малообеспеченных – это РАБОЧИЕ И СПЕЦИАЛИСТЫ. Не пенсионеры и т.п.

«Работа» на  бедность, малообеспеченность рабочих и специалистов – это одновременно и «работа» на ухудшение качественных и количественных характеристик трудового потенциала страны – главного экономического ресурса общества. А, значит, — и на ухудшение экономики страны.

Специалисты констатируют: рабочая сила в России всё меньше отвечает требованиям рынка труда. Вот мнение экс-министра экономического развития РФ Белоусова А.Р. (газета  «АИФ», № 22, 2014, стр. 20): «Кроме того, наблюдается резкое падение качества человеческого капитала».

«Работа» высшей власти на проблему бедности – это одновременно «работа» и на другие острейшие проблемы страны. На просто-таки зашкаливающее расслоение общества по уровню доходов. На громадную преступность. И т.д.

«Работой» этой, убеждён, прямо нарушается Конституция. Как в части права человека на вознаграждение за труд и на защиту от безработицы (ст. 37). Так и в части предписанной государству, власти обязательности создания условий для ДОСТОЙНОЙ жизни и РАЗВИТИЯ человека (ст. 7).

Вот некоторые (по трудовому профилю автора этого письма Вам) факты в обоснование утверждения о, убеждён, «работе» высшей российской власти на проблему бедности и на другие острейшие проблемы страны.

Этих фактов много. Впору говорить, думается, о целой, говоря образно, «атаке» высшей власти на людей труда, на экономику, на Конституцию.

ФАКТ ПЕРВЫЙ. Высшая власть десятилетиями внедряет (Законами о «МРОТ»)  «зарплату» (о том, почему «МРОТ» и «зарплата» в кавычках, — ниже), которая даже меньше прожиточного минимума (далее – ПМ). То есть, меньше (!) МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМОГО для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда.

Во 2-м квартале 2016 г., к примеру, официальный ПМ трудоспособного человека (10722 руб.) был больше «МРОТ» от власти (6204 руб.) на 4518 руб., или на 72,8%. Чуть ли не вдвое.

Внедряется «МРОТ» от власти весьма «успешно»: «зарплата»  меньше ПМ – у каждого ПЯТОГО работника («Российская газета», 15.08.14 г., стр. 3).

«Бьёт» российский «МРОТ» не только по самым низкооплачиваемым людям труда, но и по другим рабочим и специалистам.

Поскольку в принципе МРОТ это, говоря образно, — «фундамент» ВСЕЙ системы оплаты труда. Если недопустимо низкий «МРОТ», то и недопустимо низкие размеры «зарплат», при определении размера которых «МРОТ» является исходной базой.

Почему российские «МРОТы» и обусловленные ими «зарплаты» следует брать в кавычки? (Вот, кстати, мнение едва ли не главного «зарплатчика» в системе власти, министра этого профиля, Топилина М.А: платить МРОТ ниже прожиточного минимума — это нонсенс.См. сообщение об этом в интернете).

Потому что (каким бы странным это утверждение ни показалось на первый взгляд) российские «МРОТы» и обусловленные ими «зарплаты» — это и не зарплата вовсе. Не вознаграждение за труд. Чего требует Конституция (ст. 37).

Ведь экономическое назначение зарплаты (зарплаты без кавычек), вознаграждения за труд – это ВОСПРОИЗВОДСТВО, ВОССТАНОВЛЕНИЕ трудоспособности человека, его самого.  А на российские «МРОТы» и обусловленные ими «зарплаты» этого сделать нельзя.

Труд (как процесс) — это производительное РАСХОДОВАНИЕ физиологической энергии. Когда люди работают, они РАСХОДУЮТСЯ. И поэтому должны постоянно восстанавливаться, воспроизводиться.

Для восстановления, воспроизводства людей труда, их трудоспособности надо много чего. Но прежде всего: зарплата без кавычек. ДОСТАТОЧНАЯ для  воспроизводства, восстановления трудоспособности людей труда, их самих.

Для того, чтобы люди труда могли восстанавливаться, воспроизводиться,  денег за труд должно хватать не только на поесть-попить, одеться-обуться, на оплату жилища, коммунальных услуг, на полноценный отдых, на лечение и т.п. Но и на поддержание и повышение общеобразовательного и профессионального уровня. На содержание семьи, иждивенцев. И т.д.

Цифры из Законов о «МРОТ» (!) МЕНЬШЕ минимально необходимых для сохранения здоровья  и трудоспособности. И, значит, — для восстановления, воспроизводства трудоспособности рабочих и специалистов (!) ЯВНО НЕДОСТАТОЧНЫ.

Неоспоримый вывод из чего: цифры эти ЗАРПЛАТОЙ, ВОЗНАГРАЖДЕНИЕМ ЗА ТРУД НЕ ЯВЛЯЮТСЯ. Они ведь не выполняют экономическую функцию зарплаты – воспроизводить, восстанавливать людей труда.

Цифры из Законов о «МРОТ» надо называть не «МРОТами», а как-то по-другому. К примеру, — МРПТ (минимальный размер пособия за труд). Чтобы не зарплата не выдавалась за зарплату.

ФАКТ ВТОРОЙ. Власть десятилетиями внедряет «минимальное пособие по безработице», которое своему назначению тоже не отвечает. И тоже прямо «работает» на проблему бедности в стране, на ухудшение её трудового потенциала, на другие проблемы страны. «Работает» против Конституции и, в частности, — против права человека на защиту от безработицы.

Даже ныне это «пособие» — лишь 850 руб. А ПМ трудоспособного человека в 3-м квартале 2016 г. (более поздних официальных  данных о ПМ ещё нет) — 10 678 руб. То есть, — (!) В 13 РАЗ больше 850 руб..

Согласно  постановлению Конституционного Суда от 16 декабря 1997 г. № 20-П» (п. 3), целевое назначение пособия по безработице состоит в том, чтобы предоставить временный источник средств к существованию.

Конечно же, временный источник средств к существованию и 850 руб. (что в 13 раз меньше ПМ) – это вещи несовместные. Существовать на 850 руб.  в течение месяца явно нельзя.

По данным Минтруда России (исх. № 16-3/3046739-969 от 25.09.13 г., Нечаева С.М.), в январе-августе  2013 г. доля безработных граждан, получавших такое  «пособие»,  – более 48%. ПОЧТИ ПОЛОВИНА.

Следует сказать, что возможность участия в оплачиваемых общественных работах предоставляется безработным гражданам далеко не всегда и не везде.

ФАКТ ТРЕТИЙ. Власть десятилетиями относит рабочих и специалистов, не имеющих работы и (или) заработка (фактически безработных) к занятым в экономике, к имеющим рабочее место.  То есть, — к имеющим работу и заработок. Как говорят, не верь глазам  своим.

Согласно документам Международной организации труда, безработный (суть, главное) – это тот, у кого нет ДОХОДНОГО ЗАНЯТИЯ и он в нём нуждается. То есть, признаки безработицы такие: 1) нет занятия (работы) и 2) нет дохода (заработка).

Из чего неоспоримо вытекает, что если налицо ДАЖЕ ТОЛЬКО ОДИН из этих признаков (к примеру, есть работа, но нет заработка), то человек — безработный.

И его надо защищать от безработицы. Во исполнение Конституции (ст. 37). В том числе — и пособием по безработице, предоставлением временного источника средств к существованию  (см. упомянутое выше, через семь абзацев, постановление Конституционного Суда от 16.12.97 г.).

Речь, в частности, — об отправленных в длительный неоплачиваемый «отпуск». Который, конечно же, — никакой не отпуск. В том числе и не отпуск без сохранения зарплаты (ст. 128 Трудового кодекса). А самая настоящая БЕЗРАБОТИЦА.

У отправленных в этот «отпуск» нет ни работы, ни заработка. И. значит, они – безработные (см. выше, через три абзаца, признаки безработицы).

А те рабочие и специалисты, кому подолгу не платят за работу? У них нет заработка. А раз так, то они тоже безработные (заработка-то – один из признаков безработицы — у них нет). Беззаработица – это тоже безработица.

По сравнению с указанными «отпускниками» ситуация с отнесением к занятым в экономике тех, кому не платят за работу, – ещё более вопиющая. Они ведь, не имея заработка, являясь фактически безработными, ещё и работают в это время.

Этим рабочим и специалистам, не имеющим работы и (или) заработка? Им что? Не нужно есть-пить, иметь «крышу над головой» и т.п.? В том числе и для того, чтобы выйти из периода фактической безработицы в трудоспособном состоянии (что так необходимо экономике, обществу, стране)?

Десятилетиями внедряя такие «порядки», высшая власть как бы говорит  этим рабочим и специалистам: значения не имеет, что у вас нет работы и (или) заработка; важно то, что, по мнению власти, вы заняты в экономике, имеете рабочее место и защищать вас от безработицы не надо. Вот так.

ФАКТ ЧЕТВЁРТЫЙ. Власть десятилетиями «обслуживает» законами  и другими документами, в частности, — Росстата,  отнесение рабочих и специалистов, не имеющих работы и (или) заработка, к занятым в экономике (то есть, — к имеющим работу и заработок). (Чем помимо всего завышается занятость в экономике и соответственно занижается безработица в стране.)

Выражается это прежде всего  в том, что высшая власть упорно уходит от законодательного закрепления основополагающих в области занятости понятий: что такое ЗАНЯТОСТЬ В ЭКОНОМИКЕ (занятость экономической деятельностью)  и что такое РАБОЧЕЕ МЕСТО (в значении ВСЕГО необходимого для занятости, включая РАБОТУ И ЗАРАБОТОК). Быть занятым в экономике и иметь ТАКОЕ рабочее место – это одно и то же.

Можно ли представить, чтобы власть оперировала термином «валовой внутренний продукт» (ВВП), не вооружив практику достаточными разъяснениями, а что это такое — ВВП?  В данном же случае ситуация именно такая.

Представим, что определения этих понятий законодательно закреплены. И из них однозначно вытекает, что БЕЗ РАБОТЫ И (ИЛИ) ЗАРАБОТКА занятости в экономике, рабочего места (в значении всего необходимого для занятости) – НЕ БЫВАЕТ.

Тогда власти пришлось бы считать рабочих и специалистов, не имеющих работы и (или) заработка, БЕЗРАБОТНЫМИ (кем они и являются на самом деле). И платить им пособие по безработице.

В Законе о занятости (ст. 1) дано определение занятости. Но занятости, охватывающей ВСЕ её виды. Помимо занятости В ЭКОНОМИКЕ  — ещё и занятость учёбой, занятость в домашнем хозяйстве и т.д. Это всё равно что дать общее определение для «коня» и «рябчика»: «конерябчик» – это…» (нечто «копытно-крылатое»).

И в этом определении сказано, что занятость приносит заработок, трудовой доход «КАК ПРАВИЛО». Не всегда, а как правило. И этим, убеждён, определение занятости из Закона о занятости просто-таки подталкивает практику к тому, чтобы рабочие и специалисты, не имеющие заработка, считались занятыми в экономике. К тому, чтобы не защищать их от безработицы.

Ведь занятость-то (этот «конерябчик), согласно её определению из Закона о занятости, приносит заработок не всегда, а лишь как правило.

Дано и определение рабочего места. В Трудовом кодексе (ст. 209). Но рабочего места – в значении места КАК ТАКОВОГО. В значении какого-то пространства (ГДЕ работают).

Но ведь понятно, что для занятости в экономике одного только места, пространства для работы недостаточно. Для занятости в экономике требуется ещё и многое другое, И, в частности, — работа и заработок.

Вариант определения рабочего места (в значении ВСЕГО необходимого для занятости, включая РАБОТУ И ЗАРАБОТОК) содержится, в частности, в проекте Типового положения о разработке в составе федеральных целевых программ раздела об итоговых данных о создании и сохранении рабочих мест в результате реализации этих программ, направленном в Минтруд России (по компетенции) ещё из Минэкономики России (исх. № ША-936/12-456 от 26.05.2000 г., Шаронов А.В.).

По просьбе автора этого письма Вам (уже после его ухода на пенсию в 2000 году из Минэкономики России) этот проект был направлен Минтрудом России (исх. № 408-12 от 23.06.03 г.) на экспертизу в профильный НИИтруда. Который  дал принципиально положительное заключение и на проект в целом, и на содержащееся в нём определение рабочего места.

Ещё в начале века Минтруд России (исх. № Г-19746 от 20.08.02 г., Герций Ю.В.) признал, что в «…настоящее время нет четкого понятия термина «рабочее место» и сообщил, что в соответствующий законопроект предполагается включить понятийную часть, куда «… предположительно, войдёт и новая трактовка термина «рабочее место». Но, увы.

Исправить неконституционные, убеждён, решения высшей власти (о которых в этом письме Вам) представляется необходимым таким образом. НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО. «Работа» высшей власти на проблему бедности и на другие острейшие проблемы страны, на нарушение Конституции законами, постановлениями Правительства РФ и т.п. – это, конечно же, явно неприемлемо.

  1. Установить МРОТ, который БОЛЬШЕ официального (заниженного) ПМ.
  2. Намного увеличить пособие по безработице (и не только минимальное). По крайней мере, — для тех безработных граждан, кому не предоставлена возможность участвовать в оплачиваемых общественных работах. Восстановить доплату к нему на иждивенцев.
  3. Начать защищать от безработицы рабочих и специалистов, не имеющих работы и (или) заработка и нуждающихся в них. Платить им пособие по безработице. Это относится:

— к отправленным организациями в длительный неоплачиваемый «отпуск»;

— к тем, кому подолгу не платят за труд, чей труд фактически не вознаграждается.

С последующим возмещением (пусть и не сразу) организациями (нарушившими Конституцию в части обязательности вознаграждения за труд)   бюджетных расходов на выплату этим безработным гражданам пособия по безработице и т.п.

  1. Закрепить в Законе о занятости определение занятости в экономике (занятости экономической деятельностью), из которого ОДНОЗНАЧНО вытекало бы, что заработок – это необходимое условие занятости в экономике, БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ИСКЛЮЧЕНИЙ.
  2. Закрепить в Законе о занятости и в Трудовом кодексе определение понятия «рабочее место» в значении ВСЕГО необходимого для занятости, включая РАБОТУ И ЗАРАБОТОК.
  3. Внести в законы и другие документы власти (и в том числе — Росстата) изменения и дополнения, которые вытекают из предложенного в пунктах 1-5.

Эти и другие предложения (с подробными обоснованиями) неоднократно направлялись высшим и другим госорганам. В ответ получены отписки (ответы, в которых нет ответа ПО СУЩЕСТВУ вопросов, поставленных в обращениях к ним). Или ответа на поставленные вопросы нет вовсе.

Максим Станиславович, просьба к Вам — о содействии исправлению неконституционных, убеждён, решений власти (о которых в этом письме Вам), «работающих» на проблему бедности, на ухудшение трудового потенциала, экономики и на другие острейшие проблемы страны.

Был бы признателен  за ответ по существу вопросов, поставленных в этом письме Вам.

С пожеланием трудовых и других успехов,

Гречишников Л.В.

Постскриптум. Считаю себя обязанным сообщить, что это письмо Вам направляется также в Росстат Лайкаму К.Э. В качестве приложения к письму ему (прилагается).

Приложение: на 1 листе.

 

16.01.17 г.

—-

В Росстат Лайкаму К.Э. (лично)

На Вашу отписку от 30.12.16 г. (исх. № 1799/ОГ)

У слова «гражданин» — не одно значение. Одно из них — высокое, некрасовское: «Не может сын глядеть спокойно/ На горе матери родной,/ Не будет гражданин достойный/ К отчизне холоден душой,/.

Гражданин, который не «холоден душой», «не проходит мимо» проблем людей, общества. «Мимо того», к примеру, что рабочих и специалистов, не имеющих работы и (или) заработка, относят в России к занятым в экономике и не защищают от безработицы (хотя этого требует Конституция). И «мимо» других подобных проблем. Весьма болезненных для людей, для страны.

Которые, убеждён, созданы решениями, документами высших и других российских госорганов. И о которых в письме, на которое Ваша отписка от 30.12.16 г.

Такой гражданин сделает всё возможное для исправления подобных неконституционных, убеждён, решений госорганов. «Работающих» на ухудшение трудового потенциала страны, экономики, на проблему бедности, на просто-таки зашкаливающее расслоение общества по уровню доходов, на громадную преступность и т.д.

Ответ на это письмо Вам не требуется.

Гречишников Л.В.

Постскриптум. Считаю себя обязанным сообщить, что это письмо Вам направляется также вМЭР России М.С. Орешкину. В качестве приложения к письму ему (прилагается).

Приложение: на 6 листах.

16.01.17 г.

—-

Министерство экономического развития

Российской Федерации

(Минэкономразвития России)

Л.В. Гречишникову

ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 1,3, Москва

ГСП-3, А-47, 125 993

тел. (495)694-03-53, факс (495) 251-69-65

E-mali: mineconom@economy.gov.ru

htpp://www.economy.gov.ru

19.01.2017  № ОГ-Д04-395

О направлении обращения по

принадлежности

Минэкономразвития России в соответствии с пунктом 3 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» направляет по принадлежности для рассмотрения обращение Гречишникова Л.В. по вопросу трудовых отношений.

Приложение: на 7 л. в 1 экз.

Директор Департамента

социального развития                                            Ю.Е. Михеева

—-

Министерство труда и социальной защиты

Российской Федерации

(Минтруд России)

улица Ильинка, 21, ГСП-4, 127944

тел.: 8(495) 606-00-60, факс 8 (495) 606-18-76

 

24.01.2017 № 14-1/ООГ-569

Гречишникову Л.В.

Уважаемый Леонид Васильевич!

В соответствии с письмом Минэкономразвития России от 19 января 2017 г. № ОГ-Д04-395 Департамент оплаты труда, трудовых отношений и социального партнёрства Минтруда России сообщает, что Ваши предложения в Министерстве рассмотрены и приняты к сведению.

При необходимости предложения будут учитываться Министерством в работе по подготовке нормативных правовых актов.

Директор Департамента оплаты

труда, трудовых отношений и

социального партнёрства                                                            М.С Маслова

—-

 

Пояснительная записка к  проекту закона «О внесении  дополнений

и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации»

 

В законах и других документах (в том числе и в Трудовом кодексе) термин «рабочее место употребляется в двух значениях: 1) в значении места как такового, какого-то пространства для труда (в пределах которого перемещаются, когда работают) и 2) в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости работника в экономике. А официально закреплено определение рабочего места лишь в первом из этих значений, в значении пространства для труда (ст. 209 Трудового кодекса):

«рабочее место — место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой, и которое прямо или косвенно находятся под контролем работодателя». (Такое рабочее место в настоящем законопроекте  называется РАБОЧИМ МЕСТОМ (МЕСТОМ ДЛЯ ТРУДА).

Очевидно, однако, что для того, чтобы быть занятым в экономике, иметь рабочее место одного только пространства для труда недостаточно. Для занятости работника требуется ещё и многое другое: работа, оборудование, сырьё и т.п., а также, что крайне важно, — деньги на зарплату и т.п.

Когда говорится о создании и  сохранении рабочих мест (чтобы люди реально были заняты в экономике), речь — не только о рабочих местах (местах для труда как таковых), но о рабочих местах во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости в экономике.

Не выработано и законодательно не закреплено конкретное определение именно такого рабочего места, рабочего места во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО необходимого для занятости работника.

То, что в тексте Трудового кодекса дано определение только рабочего места (места для труда), и в то же время термин «рабочее место» используется в Кодексе и в значении всего необходимого для занятости – это  явно «ни в какие ворота».

(Можно ли представить, чтобы власть оперировала термином «валовой внутренний продукт» (ВВП), не вооружив практику предельно однозначными разъяснениями, а что это такое — ВВП?В данном же случае ситуация именно такая.)

Из-за этого – разночтения, путаница, дезориентация. Из-за этого — поручения органов власти о создании и сохранении рабочих мест  подобны поручению: принеси то, не скажу что. Из-за этого завышается число рабочих мест в стране и соответственно занижается безработица.

В том числе и из-за этого (и это главное) – те экономически активные (то есть нуждающиеся в заработке) граждане России, у которых нет РАБОТЫ И (ИЛИ) ЗАРАБОТКА, официально признаются имеющими рабочее место, занятыми в экономике и от безработицы их не защищают. К примеру, отправленные в длительный неоплачиваемый «отпуск» и те, кому подолгу не платят за труд. То есть те, у кого фактически нет работы и(или) заработка.

Это противоречит и документам Международной организации труда. Безработный (главное, суть) – это тот, кто  нуждается в ДОХОДНОМ занятии, но его не имеет. То есть о безработице, отсутствии рабочего места  свидетельствует на только отсутствие  работы, но и отсутствие заработка.

Нет заработка  — человек безработный. У него нет рабочего места. «Беззаработица» — это и есть безработица. И это означает отсутствие рабочего места. Даже если есть работа, и человек работает.

Главная цель прилагаемого законопроекта – вооружить практику обоснованным определением РАБОЧЕГО МЕСТА (рабочего места в значении всего необходимого для занятости). Разъяснить, чем  РАБОЧЕЕ МЕСТО отличается от РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), «развести» эти понятия. То, что это до сих пор не сделано, – одна из главных причин перечисленных выше и других отрицательных последствий.

В этих целях законопроект дополняет Кодекс определением РАБОЧЕГО МЕСТА:

«рабочее место — часть организации и т.п., которая включает в себя ВСЕ элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда — работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное — в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг)».

В заключении профильного НИИ – НИИ труда и социального страхования — выражено принципиальное согласие с этим определением.

Из предложенного определения видно, что рабочее место и рабочее место (место для труда) соотносятся друг с другом как целое и его часть. РАБОЧЕЕ МЕСТО (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА) — лишь одна из необходимых составных частей РАБОЧЕГО МЕСТА.

Соответственно законопроектом вносится ясность, в каких статьях Кодекса о каком рабочем месте идёт речь. Для этого рабочие места в одних статьях Кодекса обозначаются термином «рабочее место», а в других – термином «рабочее место (место для труда)». О РАБОЧЕМ МЕСТЕ (рабочем месте в значении всего необходимого для занятости) говорится в статье 74 и в восьмой части статьи 219 Кодекса.

Статья 74 даёт работодателю право «…в целях сохранения рабочих мест…» вводить режим неполного рабочего времени. Если бы в этой статье говорилось о рабочем месте (месте для труда), как его трактует статья 209, то для введения неполного рабочего времени работодателю достаточно было бы сохранить лишь производственные площади.

На самом же деле, чтобы получить право на введение неполного рабочего времени, работодатель должен сохранить не только производственные площади, не только рабочие места (места для труда),  но и всё остальное для занятости работников, то есть сохранить РАБОЧИЕ МЕСТА (всё для занятости, хотя и в течение неполного рабочего времени).

В таком же значении термин «рабочее место» употребляется и в восьмой части статьи 219, в которой говорится о праве работника на переподготовку «…в случае ликвидации рабочего места…». Что в данном случае ликвидируется? Почему требуется переподготовка работника? Потому, что он лишается работы, которую ранее выполнял, и заработка.

Рабочее место (место для труда), как его трактует статья 209, может при этом и не ликвидироваться, продолжать существовать. То есть в данном случае тоже говорится не о рабочем месте (месте для труда), а о РАБОЧЕМ МЕСТЕ (в значении всего необходимого для занятости).

Во всех других случаях в Кодексе (в статьях 21, 72  ,  210, 212, 214, 216  , 218 и в частях 2, 4, 9 11 и 16 статьи 219) термин «рабочее место» употребляется в значении рабочего места (места для труда).

В законопроекте даётся и другое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), то есть того рабочего места, о котором говорится в статье 209. Это делается для того (в частности), чтобы привести его в соответствие с тем определением, которое дано в Конвенции Международной организации труда о безопасности и гигиене труда (№ 155), которую российская сторона РАТИФИЦИРОВАЛА.

То определение, которое в статье 209, отличается от определения в Конвенции МОТ НЕ В ПОЛЬЗУ РАБОТНИКА. В Конвенции МОТ говорится, что термин «рабочее место» означает ВСЕ МЕСТА, где трудящиеся должны находиться или куда они должны следовать в связи с их работой, а в статье 209: рабочее место – это МЕСТО, где работник  должен находиться или куда он должен прибыть в связи с его работой.  Это весьма существенно меняет смысл определения. В законопроекте даётся такое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА):

«рабочее место (место для труда)  означает все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя».

От определения в Конвенции МОТ оно отличается только тем, что вместо слова «трудящиеся» использовано слово «работники», вместо слова «предпринимателя» — слово «работодателя», а название рабочего места дополнено словами в скобках: (место для труда)».

Приложение: законопроект, на 1 листе.

Гречишников Л.В.

О6.03.17 г.

—-

Проект

Федеральный закон

 

О внесении дополнений и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации

 

Статья 1

Внести в Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ следующие дополнения и изменения:

1) начать изложение Трудового кодекса Российской Федерации в следующей редакции:

Основные понятия и термины, используемые в двух

частях Трудового кодекса и более

Рабочее место (место для труда) — все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя.

Рабочее место — часть организации и т.п., которая включает в себя все элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда — работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное — в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг);                              1                                  1

2) в статьях 21, 72  , 210, 212, 214, 216 , 218, 219 (в частях 2, 4, 9, 11 и 16) слова «рабочее место» в соответствующих падеже и числе заменить на: «рабочее место (место для труда)» в соответствующих падеже и числе;

3) часть шестую статьи 209  исключить.

(См. пояснительную записку к настоящему законопроекту.)

Гречишников Л.В

05.03.17 г.

Тэги
Страны

Об авторе