Экономика

«Недооцененный товар»

Июнь 25
22:11 2008

Недооцененный товар


Зеленая тоска, нищета, пьянство и разруха – именно такие невеселые ассоциации у большинства жителей РФ уже многие десятилетия вызывает сельская местность. Однако даже беглого взгляда непредвзятого аналитика достаточно, чтобы утверждать: у отечественного сельского хозяйства колоссальные возможности.

С начала нынешнего десятилетия стоимость ввезенного в РФ продовольствия ежегодно увеличивалась приблизительно на 30% в год и к прошлому году достигла почти 30 млрд долларов. Руководимая путино-медведевым “энергетическая сверхдержава” буквально проедает свои невозобновляемые ресурсы — аграрный импорт практически равен стоимости газа, экспортируемого из РФ в Западную Европу. Наполовину импортное мясо, на 70% оккупированный иностранцами продовольственный рынок Москвы, постоянное сокращение поголовья скота и посевных площадей — очевидно, что нынешняя РФ прокормить себя не в состоянии.

Между тем, на мировом рынке продовольствие теперь превращается во все более ценный и дефицитный товар. И это не временные флуктуации, вызванные рыночными спекуляциями. Возможности расширения посевных площадей в большинстве регионов мира уже исчерпаны. Население увеличивается на 80 млн ртов ежегодно, богатеющему Китаю и Азии требуется все больше мяса и зерна, быстро растет расход культур на производство биотоплива.

Что в таких условиях светит России? Распространено ложное мнение, что у нашей северной страны не так уж много возможностей для участия в агропроизводстве. Но большинство товарной продукции сельского хозяйства приходится вовсе не на пустыни и даже не на теплые и влажные тропики. Аграрные возможности и потенциал России не просто хороши, а уникальны в мировом масштабе. Известно, что наша страна является одним из мировых лидеров по площади пашни — основного средства производства в сельском хозяйстве. Реже говорят о том, что у нас сосредоточено почти 40% мировых площадей черноземов — почв, обладающих наиболее высоким естественным плодородием. И совсем без внимания остается тот факт, что именно в условиях, подобных нашим, производится львиная доля продовольствия, поступающего на международный рынок. Именно страны, обладающие большими массивами плодородных земель и сравнительно невысокой плотностью населения (США, Аргентина, Новая Зеландия, лишенные приятного климата Австралия и Канада), в состоянии производить наиболее дешевую, а значит, и конкурентоспособную продукцию. Именно они, наряду с Бразилией, и являются крупнейшими экспортерами продовольствия. А вот масштаб этого преимущества — РФ, где живет всего 140 млн жителей, имеет такое же количество пахотных резервов, какое обеспечивает пропитание более чем миллиарду жителей Китая или Индии, а США дает возможность не только досыта накормить вдвое большее население, но и экспортировать продукции на 100 млрд долларов.

Еще популярнее советское представление о сельском хозяйстве как о чем-то примитивном и малозначительном для страны в целом и высокотехнологичной экономики в частности. Но современное аграрное производство уже немыслимо и неконкурентоспособно без сложных машин и технологий. За рубежом, например, многие годы развивается так называемое точное сельское хозяйство. GPS-навигаторы и радиосвязь дают фермеру возможность научными методами проанализировать множество данных чуть ли не для каждой коровы и каждого квадратного метра пашни, чтобы помочь ему принять обоснованное знаниями из биологии, физики, химии и экономики решение. Труд в таком агробизнесе требует от крестьянина несопоставимо больше опыта и знаний, чем работа “офисного планктона” в бесчисленных посреднических фирмах. Скромное в статистических отчетах сельское хозяйство на самом деле дает жизнь большому комплексу обслуживающих и перерабатывающих его продукцию отраслей, которые даже в развитых экономиках обеспечивают около 20% валового внутреннего продукта.

На этом фоне “успехи”, достигнутые за годы либеральных реформ, особенно впечатляют. Производственные показатели товарного агропроизводства за прошлое десятилетие сократились почти втрое; треть пашни заброшена, а поголовье скота уменьшилось на 60%. Большая часть тех производств, что еще не умерли, работает с позорно низкой эффективностью. Средние по стране значения ключевых для аграрного бизнеса показателей производительности в 1,5–3,5 раза ниже, чем у развитых стран. Обладая 10% мировой пашни и 2,5% населения, РФ обеспечивает всего 1,5% глобального производства сельхозпродукции и является одним из крупнейших ее импортеров.

Попытка сосчитать упущенную выгоду, оценив потенциальную производительность дарованных России ресурсов, дает следующие цифры. Псевдорыночные представления о сельском хозяйстве ежегодно обходятся РФ примерно в 100 млрд долларов. Это вполне сопоставимо с тем, что поступает в бюджет получает от распродажи нефти и газа (80 и 300 млрд долларов в прошлом году соответственно) и нет никаких сомнений, что вместе с мировыми ценами эти потери будут только расти.