Армия и оборона

НАТО в очередной раз признало Украину неготовой

Август 04
07:26 2009

НАТО в очередной раз признало Украину неготовой


Новый генеральный секретарь НАТО датчанин Андерс Фог Расмуссен, который провел сегодня первый рабочий день в брюссельской штаб-квартире альянса, подтвердил свою чрезвычайную пунктуальность.


Как передает РИА «Новости», свою первую пресс-конференцию он начал ровно в 11 часов 30 минут по брюссельскому времени, как и было запланировано. Чем заметно удивил журналистов, привыкших к тому, что предшественник Расмуссена, голландец Яап де Хооп Схеффер, завершивший 5-летний срок пребывание на посту генсека НАТО, начинал свои пресс-конференции, как правило, с запозданием.


Впрочем, никаких отличий принципиального порядка между тем, что прозвучало сегодня из уст нового генсека НАТО, и тем, что говорил ранее его предшественник, по сути, и не было. Напомним, что 20 июля Схеффер, выступая в Лондоне фактически с «прощальной» речью, говорил больше не об итогах своей работы на посту генсека НАТО, а о достижениях и перспективах самого альянса.


«Мы пытаемся создать альянс ХХІ века с мышлением ХХ-го»,— заявил тогда Схеффер, признав, что, несмотря на осознание новых вызовов безопасности, НАТО пока так и не определилось с новой концепцией, которая бы обеспечила возможность эффективного противодействия новым вызовам и угрозам. В понимании главы секретариата НАТО, эти угрозы и вызовы заметно отличаются от тех, что стояли перед Западом во времена «холодной войны».


Так, по мнению Схеффера, большинство современных угроз, в отличие от общего врага, которым в то время был для Запада СССР и социалистический лагерь представляют разновеликую опасность для разных членов НАТО. А это, считают в секретариате НАТО, бросает вызов евроатлантической солидарности. К этой-то солидарности, готовности пожертвовать собой ради коллективной безопасности, и призвал Схеффер все страны НАТО в своем «прощальном» слове, фактически выполнив тем самым наказ Вашингтона – самого равного среди равных в альянсе.


В качестве наглядного примера дефицита этой самой солидарности и жертвенности уходивший в отставку генсек НАТО привел ситуацию с Афганистаном. Фактический провал многолетней «антитеррористической» миссии альянса в этой стране чрезвычайно актуализировал проблему поддержки действий НАТО среди общественности стран-членов альянса. И Схеффер бросает упрек тем, кто не понимает всей важности операции НАТО в Афганистане: «Те, кто говорит о возможности защиты от терроризма в пределах собственных границ, просто прячут голову в песок».


Исходя из новых угроз, заявил Схеффер, требует переосмысление и отношение членов НАТО к использованию военной силы. Если ранее, в период «холодной войны», как признал ушедший в отставку генсек альянса, главным смыслом наличия вооруженных сил было предотвращение обстоятельств, при которых могла возникнуть необходимость их применения, то сейчас ситуация изменилась.


Да, вооруженные силы по-прежнему нужны для предотвращения международных конфликтов, считают в секретариате НАТО. Но вместе с тем вооруженные силы становятся абсолютно неэффективными в борьбе с террористами-смертниками или в предупреждении гражданских войн. А это означает, считает ушедший в отставку генсек альянса, что все члены НАТО должны осознать – без экспедиционных операций сил быстрого реагирования парировать современные угрозы уже невозможно. Следовательно, нужно срочно создавать мобильные соединения быстрого реагирования.


По мнению генсека НАТО, нужно вообще отказаться от традиционного отношения к применению силы как к признаку провала в политике. Наоборот, к применению силы в современных условиях нужно относиться как к вполне легитимному инструменту политики.


Что же касается отношений НАТО с Россией, то поскольку сотрудничество с Москвой жизненно важно для альянса (взять хотя бы транзит грузов в Афганистан), то его следует восстановить и развивать, считают в натовском секретариате. Причем, в Брюсселе исходят из того, что зависимость двух сторон – НАТО и России — друг от друга со временем будет лишь возрастать – по мере развития среды безопасности, как выразился Схеффер.


Вот такое, в двух словах, завещание оставил ушедший на покой генсек НАТО. И как его воспринял г-н Расмуссен? Судя по первому публичному выступлению в новой роли, в духе преемственности.


«Если мы хотим сохранить обороноспособность в будущем, то необходимо реформировать военные силы, повышая их оперативность и боевую готовность,— заявил он сегодня.— Например, так называемые силы быстрого реагирования были созданы несколько лет назад, но до сих пор укомплектованы даже меньше чем наполовину». Что ж, заявление вполне в духе Схеффера.


НАТО следует поскорее выработать и новую концепцию безопасности, заявил сегодня Расмуссен. Пока, правда, развернутого перечня угроз и мер, которые бы этим угрозам противодействовали, Расмуссен, не очертил (возможно, сам формат пресс-конференции такой возможности не предоставил). Но главные практические задачи, стоящие перед НАТО, Расмуссен обозначил вполне «в духе» Схеффера.


На первом месте, по-прежнему, Афганистан. Ну а на втором месте – восстановление полноформатного сотрудничества с Россией. «На своем новом посту я намерен сосредоточить усилия на задачах улучшения отношений с Москвой»,— заявил Расмуссен. «Мы должны сотрудничать на основе наших общих интересов»,— считает новый генсек альянса. Москва, таким образом, удостоилась, так сказать, чести стать на время вторым по значимости приоритетом НАТО.


Москву, между тем, такое признание вряд ли особо польстит. В отношениях с альянсом ее волнует едва ли не в первую очередь перспективы его дальнейшего расширения — прежде всего, за счет приема в члены НАТО Украины и Грузии. Предшественник Расмуссена под конец своей службы на посту генсека НАТО признавал, что обе страны еще «не созрели» до того, чтобы войти в альянс. Хотя ранее – до того, как ряд западноевропейских членов НАТО заблокировали прием Украины и Грузии в НАТО – не раз позволял себе почти что провокационные заявления о том, что НАТО, мол, чуть ли не всецело поддерживает заявку Киева и Тбилиси.


Расмуссен, кстати, ранее – будучи еще премьером Дании – от имени своей страны тоже приветствовал расширение НАТО за счет включения в альянс Украины и Грузии. Но сейчас по долгу службы он вынужден озвучивать консенсусную позицию всех членов альянса. А она осталась, по сути, прежней – в принципе НАТО не отказывается от приема в свой состав Украины и Грузии, но не сейчас, поскольку это бы испортило отношения альянса с Москвой.


Грузия и Украина на данном этапе не готовы к членству в НАТО, повторил сегодня Расмуссен. При этом он подтвердил позицию Североатлантического альянса, что Грузия и Украина в будущем будут приняты в НАТО и альянс продолжит оказывать им необходимую для этого помощь.


В то время, когда Расмуссен оглашал позицию альянса по Украине и Грузии, в Киеве и Тбилиси внимательно вслушивались буквально в каждую его формулировку. А грузинским властям, похоже, так и вовсе начало слышаться что-то такое, что не мог произнести не то что хладнокровный Расмуссен, но даже несдержанный порой на язык Схеффер.


Хотя персонально Грузию Расмуссен сегодня не упомянул вовсе, спикер грузинского парламента Давид Бакрадзе тут же поспешил оповестить журналистов: «Очень важно, символически и практически, что новый генсек НАТО на своем первом брифинге упомянул Грузию и заявил, что в ходе его пребывания на посту генсека альянс будет расширяться. В волне расширения НАТО, вместе с другими странами, подразумевается Грузия».


Такой вывод Бакрадзе сделал из следующих слов Расмуссена: «Я ожидаю, что это (политика расширения НАТО) будет продолжено в течение моего мандата».


Конечно, Бакрадзе услышал в этих словах то, что хотел услышать: расширяться кроме как в Грузию НАТО уже больше некуда.


Справка KM.RU: Между тем, как свидетельствуют результаты опубликованного на днях соцопроса, который провели грузинская телекомпания «Маэстро» и сайт «Опрос», поддержка со стороны граждан Грузии идее вступления страны в НАТО тает буквально на глазах. По данным нынешнего опроса, лишь около 42% грузин одобряют намерения руководства страны интегрироваться в НАТО, в то время, как против вступления в НАТО высказались более 55% респондентов. Для сравнения: не далее, как в прошлом году во время плебисцита за членство в НАТО высказалось свыше 75% граждан Грузии.