Политика

Наша оппозиция напоминает быка, а власть – тореадора с красным плащом

Апрель 18
09:00 2012

Наша оппозиция напоминает быка, а власть – тореадора с красным плащом


 Прежде чем записываться в оппозиционеры, нужно понять, чего ты хочешь добиться


Константин Симонов вспоминал, что во время его послевоенного турне по США аудитория, задавая вполне провокационные вопросы, больше интересовалась не содержанием ответа, а тем, насколько ловко сумеют выйти из положения наши журналисты. И когда на вопрос о том, может ли после очередных выборов Сталина в Кремле сменить Молотов, им ответили, что есть люди, которые предпочитают часто менять жен, а вот в СССР брак заключают один раз и навсегда, аудитория радостно и одобрительно захохотала.


 Глядя на подобное же соревнование по выдвижению разного рода требований нынешней российской оппозицией, своей настойчивостью в их оглашении просто напрашивающейся на полемический нокдаун то ли от власти вообще, то ли от Путина лично, то ли от них совместно, невольно начинаешь чуть ли не восхищаться Путиным.


 Да, мы живем в эпоху постмодерна, когда многие очевидные понятия стали выворачиваться наизнанку и в своей практической реализации превращаться лишь в ходы политической борьбы. А действительно великая в своем замышлявшемся значении «Всеобщая Декларация прав человека» стала нудным орудием легализации самых варварских агрессий. Оппозиция давно это поняла – и использует еще с тех пор, когда стала выходить на несанкционированные митинги с требованием «Соблюдайте вашу Конституцию!».


 Лозунг «Больше демократии, больше социализма!», как оказалось, можно было использовать для уничтожения социализма и установления откровенной олигархии, право на свободу слова сделать правом на информационный террор, право на свободу шествий и митингов – правом жесткого давления на власть и принуждения ее к подчинению. Требование отмены 6-й статьи Конституции (которая появилась уже в самые либеральные советские времена, и без которой партия большевиков прекрасно правила страной с 1917 по 1977 гг.), как оказалось, можно использовать для разгрома и запрета КПСС. Правда, здесь уже пошли сбои, потому что то, что тогда назвали департизацией предприятий, нанесло больший удар не по КПСС, у которой все равно были территориальные организации, а по нарождающимся партиям, которые были слишком малочисленны, чтобы такие организации создать, и могли существовать только в производственном формате. Лозунг же «Закон выше партийного устава» привел лишь к полной бесконтрольности чиновничества в отношениях с гражданским обществом.


 Но тогда та оппозиция еще побеждала ту власть, потому что последняя оказывалась бессильна: она жила в прошлой эпохе, когда все слова имели твердое, интуитивно-понятное значение. Оппозиция же – в новой, допускающей множественность неоднозначных трактовок.


 Только за прошедшие два десятилетия, как оказалось, оппозиция осталась на том же уровне, что и была (или даже откатилась интеллектуально еще дальше), а власть вполне овладела техникой постмодернового обращения со словом, законом и требованиями. Вот несколько примеров тому.


 Оппозиция несколько месяцев твердила: «Убрать из Конституции слово «подряд» в определении числа сроков, в течение которых можно занимать пост президента!». Власть молчаливо посмеивалась. Те из политологов, которые понимали, что происходит, держались за головы и не могли сдержать не то смех, не то ругань.


 Наконец на отчете Путина в Думе 11 апреля Бортко от имени оппозиции нанес, как он полагал, Путину мощный удар: публично спросил, как тот отнесется, если оппозиция внесет такое законодательное предложение, и уже торжествующе приготовился услышать неловкие отнекивания. Путин же в духе восточных единоборств «унырнул» и ответил мощным ударом в подбрюшье: «Я не против. Давайте подумаем. Вы же понимаете – закон обратной силы не имеет. Меня-то это не коснется: я уже один раз сейчас избрался, и если мы такую поправку примем, смогу еще раз избраться второй». Оппозиция остолбенела и застонала. Таким же образом власть регулярно «уныривает» и «проводит приемы», после которых оказывается, что вся энергия оппозиции ушла на нанесение увечий ей самой.


 Оппозиция выводит десятки тысяч человек, требующих отставки Путина. Путин минимум с января показывает это всему миру, демонстрируя, какая в России свобода. Никакой диктатуры и авторитаризма: каждый может абсолютно свободно говорить о нем все что хочет… А заодно этими же показами агитирует остальных: «Враг у ворот! Вставайте, люди добрые, за нашу Землю Русскую! Упыри 90-х – у стен Кремля! Умрем же под Москвой!»…


 Оппозиция требует упрощения регистрации партий и обращается в Европейский суд – а тот, по дури, ее поддерживает. В ответ: «Да ради Бога! По упрощенной процедуре! С численностью в 500 человек! Чтобы все зарегистрировались – и никто как партия не состоялся: по 500 голосов на выборах и получите. Кто-то недоволен? Так это мы к мировым стандартам стремимся! За «Единую Россию» все равно 30% проголосуют, а остальные голоса распылят». Если же кто-то начинает протестовать, указывая, чем это закончится, ему отвечают: «Так это не мы. Это оппозиция просила, мы и приняли. Всё для народа!».


 Оппозиция неизвестно зачем потребовала прямого избрания губернаторов (что само по себе абсолютно правильно). Власть радостно внесла соответствующий закон. Предусмотрев, кстати, в подобных условиях действительно оправданный по ряду причин «президентский фильтр». Оппозиция возмутилась: что еще за «фильтр»?! Власть дала ей покричать пару месяцев и ответила: «Ну ладно. Пусть не президентский. Пусть муниципальный – чтобы выдвижение поддержали местные депутаты. Как во Франции». Интересно, сколько потребуется времени, чтобы оппозиция среди прочего поняла, что дело даже не в том, соберет она нужное число подписей или нет, а в том, что партия власти через своих муниципалов теперь при необходимости выдвинет на каждого кандидата от оппозиции его соперника по внутрипартийной борьбе, ранее ее проигравшего?..


 Оппозиция требовала ввести выборы по кругам, чтобы избиратели видели непосредственно избираемых ими кандидатов и с них что-то спрашивали. Власть ответила: «Ради Бога. Вот вам 225 двухмандатных округов, без федеральных списков и «паровозов». Выбирайте». До оппозиции до сих пор не дошло, что при огромном количестве зарегистрированных партий, доминирующей партии власти и фрагментированной оппозиции, даже если партия власти будет получать те 30%, которыми ее пугают, в такой формуле она получит первый из двух мандатов в каждом округе, т. е. уже половину. А в ряде (и примерно известно, где это будет) получит еще достаточное число вторых мест. Достаточное для того, чтобы, имея 30% поданных за нее голосов, получить две трети мандатов… А главное – всё по просьбам протестующих.


 Наша оппозиция напоминает быка, а власть – тореадора с красным плащом. И, при прочих равных, – кто же будет симпатизировать такому глупому быку? Разве что какие-то убежденные защитники животного мира…


 Комментаторы уже прошлись по ответу Путина, что ему четыре раза можно, а остальным уже будет нельзя. Но это же не он предлагает, а оппозиция! Только… как там было? «Вы ошиблись, дружище». Не четыре, а пять. Потому что если эту навязшую в зубах формулировку поправки в Конституцию примут, она действительно не будет иметь обратной силы, а значит, первым для Путина будет считаться тот срок, который он будет занимать этот пост, избравшись по новой Конституции в 2018 году. И ему действительно нельзя будет по данному конституционному положению выдвигаться в третий раз – в 2030 году. А вот в 2024-м – это будет только второй…


 И даже если вся оппозиция залезет в фонтан на Пушкинской площади и будет там сидеть до 2030 года, это будет именно так, и это подтвердит любой суд. Просто прежде чем записываться в оппозиционеры, нужно понять, чего ты хочешь добиться. А наша оппозиция сначала себя таковой провозглашает, а потом задумывается, чего бы ей потребовать…

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.