История Наиболее интересное

 Главные новости

На каком пути стояли большевики?

Картина Ивана Владимирова
Картина Ивана Владимирова "Агитатор" 1917-1918 годы.
Ноябрь 10
23:41 2014
Борис Галенин

Борис Галенин

Настоящие заметки обязаны своему появлению на свет некоторым, на мой взгляд неточным и неудачным пассажам в статье «События в Новороссии обличают т.н. «русских националистов»» любимого и уважаемого автором ресурса Русская Народная Линия. Авторами данного материала являются также уважаемые и известные деятели, несомненные патриоты России Анатолий Степанов, Сергей Черняховский и Юрий Поляков.

Сразу подчеркну, что совершенно согласен с тезисом, ставшим заглавие статьи. Так называемые «русские националисты» по существу всегда приносили вред русскому народу, как носителю и хранителю вселенского православия. А значит по самому своему существу народу имперскому.

Русским в Российской Империи всегда был тот, кто был верен формуле Русской Государственности «За Веру, Царя и Отечество» и готов был положить за нее жизнь. В первую очередь это были православные, но среди героев России были в немалом числе и носители иных традиционных религий.

Русский национализм был как раз одним из отступлений от этой скрепляющей русскую государственность триады. Своего рода ересью, так ставил на первое место не Веру и не Государя, а вполне языческие ценности типа крови и рода.

Так что в этом разночтения с авторами быть не может. Равно как и в том, что «русские националисты» вроде Шульгина с присными несут полный ответ за февральскую измену Государю и последующую катастрофу Российской Государственности.

Принципиальное несогласие вызывают, во-первых, слова Анатолия Степанова:

«Пройдет полгода, прежде чем невменяемые действия Временного правительства во главе с масоном Керенским подведут страну к опасной черте разложения и самоликвидации.

На пути которого и встанут большевики».

Во-вторых, не совсем ясно кому принадлежащий абзац:

«Революция принесла, по сути, новую государственность стране, и почему-то, когда говорят о 4 и 7 ноября, забывают, что большевики остановили целые полчища интервентов ‒ немцы, турки, чехи, американцы, британцы, японцы, румыны, болгары, французы, поляки со всех сторон оккупировали наши земли в 1918-1921 годах, “подпитывая” белое движение, однако несмотря на проигрыш в Первой мировой и последовавшую за ней попытку раздела страны на куски, большевикам империю удалось воссоздать в новом виде ‒ СССР».

Есть и еще, требующие, как минимум комментария высказывания авторов, но пока остановимся на этих двух. Не возражая при этом, что Временное правительство было масонским и вредоносным для России.

Фактически оба приведенных выше цитаты сводятся к утверждению, что большевики, то есть на тот исторический момент ленинцы-троцкисты, были русскими государственниками и патриотами.

Совсем кратко на это можно было бы возразить словами из приведенного в РНЛ 6 ноября интервью Игоря Стрелкова. Говоря об участии Стрелкова в движении реконструкторов на стороне Белой Армии, был задан вопрос: «Здесь мировоззрение. Почему не красным?»

На этот вопрос Игорь Иванович дал ответ: «Потому что так же, как сейчас, я ассоциирую себя с теми людьми, которые сражались … против врагов России.

Надо помнить, что в 1917 году [в октябре] к власти в России пришли люди, которые разрушили государство. Реально они сражались не за Россию, а за коммунистический интернационал, за мировую революцию.

Мне, как человеку, изучавшему достаточно большое количество реальных документов, в том числе документов именно РККА, это абсолютно известно и никакому обсуждению не подлежит.

И белые, при всех своих ошибках, при всех своих многочисленных ошибках, они имели на знаменах лозунг восстановления России. Они были на тот момент патриотами».

С сказанному полковником Стрелковым добавим некоторый фактический материал, касающийся вождя мирового пролетариата В.И. Бланка-Симбирского, известного больше под партийной кличкой Ленин. Апофеозом жизни которого стало уничтожение страны своего рождения и элиты ее народа. И его ближайших подельщиков.

Нелишне будет напомнить читателю, что этот организатор высокогуманной системы массовых расстрелов невинных людей, поименованных заложниками, создатель военно-карательных формирований типа СС (задолго до бесноватого фюрера Адольфа Алоизовича) лично ответственен за уничтожение не менее 10 миллионов человек мирного населения на части территории Российской Империи, попавшей в зону действия социалистической революции.

Развязанная им и его подельщиками бойня, известная под невинным названием Гражданской войны, по сути своей явилась истребительной войной интернационал-социалистического оккупационного режима против гражданского населения России, что исчерпывающе показал, например, историк Михаил Бернштам[1].

В результате поражения русского народа и русской армии в этой войне Русская история как история Русского народа и его государства была насильственно пресечена.

 

Полезно провести следующее сравнение

 

Тщательнейшим образом и всесторонне изучив историю всенародного сопротивления этому режиму и потери коренного населения бывшей Российской Империи в этой борьбе в период 1917-1920 годов, Бернштам, в частности, говорит на страницах своего исследования: «Полезно провести следующее сравнение.

За три года подавления предыдущей революции, в 1906-1908 годах, власть того времени казнила, по подсчётам общественности (завышенным)[2], — 2 200 человек[3], причём исключительно террористов и экспроприаторов[4].

За три неполных года революции, с осени 1917 − до осени 1920 года, уничтожено новой властью только путём террора и подавлений около 6 000 000 человек − участников народного сопротивления и просто мирных жителей сёл и городов России (и это − без жертв участников белого движения), из названного числа уничтожено новой властью путём террора − 5 000 000 мирного населения (и это не считая жертв разгрома городов и сёл, погромов национальных меньшинств и т.д., в чем формирования Красной армии тоже отличались больше, чем белые, и не меньше, чем зелёные).

Таким образом, мирного населения от террора новой власти за неполные три года её существования уничтожено, по меньшей мере, в 2 270 раз больше, чем прежняя власть за такой же срок и в такой же экстремальный период уничтожила террористов в защиту порядка и мирного населения.

Такова количественная и − что особенно важно − качественная разница двух политических систем, существовавших на территории России − одна до, другая после 1917 года. Здесь начинает работать закон больших чисел, и должна прекратиться демагогия, до сих пор господствующая по этому вопросу в политической науке»[5].

Поскольку, общая цифра потерь мирного населения за 1917-1922 годы, как мы увидим сейчас, превышает 10 000 000 миллионов человек[6], то коэффициент эффективности уничтожения большевиками русского народа, по сравнению с соответствующими данными по защите населения дореволюционным русским правительством, составляет отнюдь не 2 270, а, по крайней мере, 4 540.

Учитывая же, что все свои расчеты Бернштам ведет «в целях научной объективности» в пользу большевиков, то наиболее реальным коэффициентом эффективности уничтожения нашего народа ленинскими стервятниками представляется число 5 000. И еще одна цифра.

По данным сборника «Россия в мировой войне 1914-1918 года (в цифрах). ЦСУ. Отдел военной статистики», изданного в 1925 году в Москве, потери Русской Императорской Армии в Первой Мировой войне, (в которой эта армия сыграла решающую роль в грядущей победе Антанты), составляют убитыми на полях сражений примерно 630 000 тысяч человек[7]. Это по Брестский мир включительно.

А по 1 марта 1917 года, когда Армия была действительно Императорской под личным командованием Его Величества, потери эти едва достигают 600 тысяч человек, включая умерших от ран[8].

Таким образом, число жертв ленинского террора среди мирного гражданского населения России в гражданскую войну в 16 (шестнадцать!) раз превышает число убитых воинов русской армии в самой кровопролитной из бывших доселе войн.

«Количественным и, прежде всего качественным анализом приведённых по ходу настоящей работы статистических выкладок − снимаются все аналогии двух политических систем, до и после 1917 года, все теории преемственности, реставрации и т.д.» [9].

 

Уничтожение гигантских масс в зонах сопротивления

 

«Мы хотим подчеркнуть, что важнейшей причиной победы социализма в России является именно уничтожение гигантских масс в зонах сопротивления и всех мало-мальски потенциально активных элементов»[10].

«Изучение коммунистической революции − с печалью констатирует Михаил Бернштам, − приводит нас к нравственно тяжёлому, но научно необходимому выводу: политические возможности террора, его эффективность − едва ли не безграничны».

Только террором держалась и Красная армия, из 4-миллионного итогового состава которой за период 1918-1922 годов дезертировало не менее 2-х миллионов человек[11]. «Без внутреннего террора Красная армия не могла не только победить, но даже просто − как видно из изложенного − механически сохранить личный состав.

В.И. Ленин специально подчеркнул внутренний террор в армии как новую в истории черту специфической коммунистической военной политики: “В Красной армии… применялись … меры, которых не видело даже прежнее правительство. Мещане писали и вопили: «Вот большевики ввели расстрелы».

Мы должны сказать: «Да, ввели, и ввели вполне сознательно”»[12].

И далее Бернштам говорит замечательную фразу, которую следовало бы немедленно ввести во все учебники новейшей русской истории, для приведения их хоть в какое-нибудь соответствие с исторической правдой.

«Это был уникальный исторический экспериментпобедить страну оккупационной армией, насильственно составленной из самого оккупированного населения, − армией, управляемой посредством расстрелов»[13].

На основе анализа и обработки большого объема статистических данных, в частности, переписей населения России в 1916 и 1920 годах, Михаил Бернштам смог составить сводную таблицу потерь различных категорий населения России в так называемой гражданской войне 1917-1922 годов.

Далее он говорит: «Видно из приведённой выше сводной таблицы, − по которой на 1 000 000 потерь мобилизованной социализмом армии приходится свыше 10 000 000 погибшего населения России (да и армия воевала не за социализм, а под дулом террора), − что в 1917-1920 годах и также позже в России не было никакой гражданской войны.

Это была война универсальной исторической силы, − интернационального социализма против России и ее народов, посредством механизма демографической революции»[14].

Слова: интернациональный социализм и демографическая революция служат у Михаила Бернштама политкорректным аналогом слов: антихристианский интернационал и геноцид. А механизм демографической революции означает попросту массовое уничтожение этим антихристианским интернационалом коренного русского гражданского населения. Даже не принимавшего участия в сопротивлении большевикам.

«Внимательное изучение истории социалистического движения подтверждает мнение о сородности социализма и геноцида».

«В XX веке “расказачивание2 миллионов человек открывает целую полосу социалистических массовых уничтожений − миллионов русского крестьянства… в СССР и нескольких миллионов евреев в Центральной и Восточной Европе…

Один социализм исходит из того, что казаки − реакционная масса, мешающая революции. Другой социализм исходит из того, что евреи − “плутократы”, враждебные революции».

«Одним из ведущих авторов, кто делил нации и их право на жизнь по критерию их отсталости и развитости, реакционности и прогрессивности, революционности и консервативности, − был Карл Маркс». И разумеется его alterego Фридрих Энгельс. Вот, извольте.

«…Только три нации явились … носителями прогресса: немцы, поляки и мадьяры. Поэтому и теперь они революционны. Все остальные большие и малые нации и народы имеют, в качестве своей ближайшей миссии, уничтожиться в мировой революционной буре[15].

…Ближайшая всемирная война сотрет с лица земли не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы, и это также будет прогрессом![16] …Мы знаем теперь, где сосредоточены враги революции: в России… Тогда мы знаем, что нам делать!… − Истребительная война и безудержный террор…в интересах революции!»[17]

«В течение столетия германская социал-демократия воспитывала население в соответствующем духе, − Гитлер пришёл на готовое»[18].

 

Военные формирования типа СС

 

Для эффективных же операций по уничтожению коренного, прежде всего, русского населения бывшей Российской Империи, социалистический режим, не имевший опоры в этом населении, использовал впервые в известной истории созданные ленинским гением военно-карательные спецформирования, говоря словами Бернштама, «некий военный костяк, ударный кулак, мобильный, на всё готовый, нацеленный на террор против всех и вся.

…Говоря языком политической аналогии военные формирования типа СС в национал-социалистической Германии.

Без таких – типа СС − формирований вся работа социализма в России не могла увенчаться успехом. Создание таких формирований стало задачей с первых дней революции и даже в процессе её подготовки.

И они были созданы, что, в конечном счете, обеспечило победу социализма против более опасной силы, чем белое движение вместе взятое − против массового сопротивления народа[19]»

Отряды эти составлены были из хорошо известных нам с детства «интернационалистов». Тех самых стрелков Латышской дивизии, созданной еще в 1915-1916 годах каким-то очередным умником из Генштаба. Якобы для защиты Прибалтики от немецкого вторжения. Никак не проявив себя при защите Империи, Латышская дивизия, насчитывавшая 25 тысяч штыков, еще в апреле 1917 года, за полгода до октябрьского переворота перешла на сторону большевиков[20].

Тогда же и далее, в процессе социалистической революции, новыми военно-карательными спецчастями режима стали отряды военнопленных Центральных держав, и примерно 10% из 4-миллионного интернационал-социалистического сброда Европы и Азии (поляков, венгров, финнов, китайцев, лиц кавказской и закавказской национальности, персов и многих других), слетевшегося в то время в горящую Россию, как слетается на пожарище воронье[21].

Даже по советским значительно заниженным данным число карателей-интернационалистов в Красной армии доходило до 19 с лишком процентов.

«Процент очень высокий для любой армии в любой войне, и уникален в истории»[22]. Самое смешное, что все эти цифры, как и везде в этом труде, взяты из совершенно открытых, незасекреченных, хотя и мало известных широкому читателю источников.

«Для войны, в которой основные операции − не стратегические фронтовые, а подавление повстанчества и сопротивления коренного населения[23], роль 19-процентного ударного костяка, именно на подавлениях сосредоточенного, − является, на наш взгляд, ключевой ролью в победе режима над населением». Именно военно-карательный «19%-ный костяк интернационалистов, − по словам Михаила Бернштама − спас мировую революцию от русского народа.

Контролируя остальную армейскую массу, подавляя повстанчество в её рядах и являясь ударным кулаком в войне против населения, формирования ландскнехтов-интернационалистов стали главной, решающей военной силой социализма в 1917-1920 годах. При хорошо организованной постоянной переброске по территории страны, гигантский ударный кулак интернационалистов был способен подавить даже 100-тысячные народные восстания.

Социализм проявил феноменальные способности и организовал мощную стратегическо-политическую систему, способную завоевать очень большую страну с очень непокорным народом.

Следовательно, социалистический режим на территории России, по существу, оказался режимом оккупационным, а война 1917-1922 годов была интернационал-социалистической оккупацией России.

Всемирно-историческое значение народного сопротивления в России состоит в том, что оно отвлекло на себя вооружённую интернациональную силу, возглавляемую самым стратегически способным политическим аппаратом в истории, и защитило остальной мир от мировой революции»[24].

 

Кровавая месть славянским варварам

 

Православная Россия, самим фактом своего существования и духом своим преграждающая победное шествие по Земле коммунизма, социализма и прочих прогрессивных явлений и течений общечеловеческой западной мысли, «вызывала к ней ненависть всей мировой интеллигенции и превращала борьбу против российской государственности и русского народа в задачу интернациональную для мировой интеллигенции и мировой политической общественности»[25].

Без уничтожения Православной русской монархии, «по мысли К. Маркса и Ф. Энгельса, невозможна была мировая коммунистическая революция, и потому следовало объявить войну всемирного социализма против России вплоть до ее уничтожения[26]».

«А особая роль России в защите в XIX веке европейской цивилизации от революций и социалистического движения усиливала антироссийскую активность интернациональной интеллигенции. Это привело к губительной для любой воюющей страны революции Февраля 1917 года, в ходе которой единственная хорошо организованная социалистическая группа в Октябре 1917 года захватила власть.

Тоталитарные способности этой группы наложились на благоприятствующую ей позицию мировой интеллигенции. Многочисленные интеллигентские группировки, хотя и с оговорками, поддержали социалистическую революцию, уничтожающую консервативные устои России»[27].

«В ходе революции и войны 1917-1922 годов на территории России социализм воплотил в жизнь установку прогрессистски мыслящей интеллигенции на физическое истребление реакционной массы контрреволюционной нации рабов в завещанных К. Марксом и Ф. Энгельсом формах “кровавой мести славянским варварам”, “истребительной войны и безудержного террора»[28].

Вполне интернационально звучат и фамилии ленинских расказачивателей, уничтожителей святынь, подавителей народных восстаний, организаторов массовых расстрелов, утоплений в баржах, в иных плавсредствах и просто с камнем к ногам, травителей ядовитыми газами и просто душителей и палачей русского народа:

Троцкий, Свердлов, Зиновьев, Урицкий, Петерс, Берзин, Трилиссер, Бела Кун, Тухачевский, Имре Надь, Землячка, Якир, Рейнгольд, Антонов-Овсеенко, Атарбеков, Ягода, Голощекин, Войков, Френкель и прочая.

Что характерно, среди идеологов и исполнителей эйнзац-акций среди гражданского населения периода гражданской войны, практически не встречается фамилия Сталин.

 

Единство в предательстве Святой Руси

 

Победу интернационал-социалистов над русским народом, подчеркивает в своем исследовании Бернштам, в значительной степени обеспечила «пятая колонна» внутри страны − русская интеллигенция. В тесном единении с интеллигенцией мировой.

«Итогом свыше, чем столетней борьбы прогрессивной общественности стало разрушение не только тысячелетней русской государственности и национальной жизни, но и хозяйства страны. Последовавший перманентный голод и миллионы вымерших от него − вот что принесла русскому народу борьба его интеллигенции за свободу, равенство, демократию и социализм»[29].

Перманентный голод, заметим, последовал именно вслед за разрушением тысячелетней русской православной монархической государственности и уничтожением в процессе сопротивления интернационал-оккупационному режиму многомиллионных масс, прежде всего православного населения, бывшей Российской Империи, конечно, самой активной его части.

Беспощадно уничтожались истинно верующие русские люди, самые лучшие и любимые паствой пастыри и иерархи.

Одним словом – беспощадно уничтожалась Святая Русь.

Против вооруженных до зубов латышско-мадьяро-польско-китайских предтеч фашистских карательных отрядов, поддержанных отечественными борцами за народное счастье, бессильно было мужество безоружных:

«Архивная сводка Штаба Восточного фронта содержит описание локального восстания в марте 1919 в Сенгилеевском и Белебеевском уездах Поволжья: “Крестьяне озверели, с вилами, с кольями и ружьями в одиночку и толпами лезут на пулемёты, несмотря на груды трупов, и их ярость не поддаётся описанию”.

Аналогичную картину описывает свидетель крестьянского выступления осенью 1918 года в Шацком уезде Тамбовской губернии, когда крестьяне двинулись на здание уездной ЧК выручать конфискованную коммунистами икону Вышинской Божьей Матери.

Я солдат, был во многих боях с германцами, но такого я не видел. Пулемёт косит по рядам, а они идут, ничего не видят, по трупам, по раненым лезут напролом, глаза страшные, матери детей вперёд, кричат:

Матушка, Заступница, спаси, помилуй, все за Тебя ляжем.

Страху уже в них не было никакого”[30].

Другого рода восстания и выступления − вооружённые, хорошо организованные, имеющие способных военных и политических руководителей, − также отличались массовостью и − что особенно важно для их политической характеристики − отчётливо выраженным религиозным характером»[31].

Миллионы новомучеников, павших за Христа в неравной борьбе с антихристианским интернационалом, поддержанным отечественной интеллигенцией, показали, что не зря усвоили Святая Русь и народ ее это самоназвание.

Вместе с верующими заодно уничтожались и все мало-мальски потенциально активные элементы в русском народе.

Что особенно стало заметно в наши дни.

Русская интеллигенция всех слоев и сословий, − в том числе часть верхушки сословия духовного, деятельность которой стала одной из первопричин успеха февральского мятежа, обнаружила удивительное и достойное лучшего применения единство в последовательном предательстве Бога, Царя, Отечества и, как следствие, предательстве русского народа в его самой главной войне за всю историю России. Войне за само бытие русского народа и России с разрушительной мировой силой интернационального социализма.

Погибла в этой войне и сама русская интеллигенция:

«Она погибла в обломках революции, и это хорошо, − писал об этой интеллигенции Владимир Иванович Вернадский[32], − ибо вина за многое, что совершилось и совершается, лежит на ней − старой русской интеллигенции…

Никогда в истории не было примера, чтобы мозг страны − интеллигенция − не понимала, подобно русской, всего блага, всей огромной важности государственности…». И ставит диагноз: «Русская интеллигенция была даже не атеистичны, она была арелигиозна; она пыталась прожить, не замечая религиозных вопросов, замалчивая их. Так было. Но так не будет![33]»

Так, действительно не стало. Блеснув на исходе своем матовым, до сих пор завораживающим блеском Серебряного Века, навсегда исчезла, расточившись и на просторах своей страны и в дальних пропастях земли, русская интеллигенция. Уже в семидесятых годах прошлого века сменившись, − по словам Солженицына, − русскоязычной образованщиной.

При нынешнем положении с образованием в РФ, приставка «образован-» перед «-щиной», явно требует замены на что-то связанное с очевидно присутствующей и активно плодимой мало- и просто без- грамотностью. Что так понятно в связи с множащимися успехами глобыдлизации человечества. Да и русскоязычна нынешняя –щина весьма условно. Что в телевизоре, что в газете, что в мобильнике русские слова – только для связи блогов с макдональдсами в предложении. Но мы отвлеклись.

Проиграв войну с антихристианским интернационалом, исчезла с мировых карт Империя Россия, а в наши дни вслед за своей страной в небытие следует русский народ.

В самом деле.

 

Демографическая революция в России продолжается

 

Михаил Бернштам, комментируя графу «естественная убыль» в упомянутой выше сводной таблиц потерь населения России в результате революций 1917 года, отмечает:

«Наконец, и графа “естественная убыль” требует разумной интерпретации:

Почему убыль?

Уместен ли здесь принятый в науке термин “естественная”?

Ясно, что превышение смертности над рождаемостью без внешней войны есть явление противоестественное и тоже относится к демографическим итогам революции и социалистического эксперимента»[34].

Эти слова переносят нас в реальность уже наших дней, когда безвозвратные ежегодные потери русского населения РФ без внешней войны, в результате исключительно естественной убыли еще недавно составляли несколько миллионов человек. Для сравнения напомним, что в самой кровопролитной из войн, которые вела Россия до 1917 года, то есть в 1-й Мировой, население Империи возрастало, по крайней мере, на 1 миллион человек в год. Хотя, по понятным причинам, − говорит тот же Бернштам, − естественный прирост несколько замедлился.

Так что, похоже, демографическая революция в России продолжается. И процесс этот не выглядит хаотическим.

Удивляться этому не приходится. Если уже сто лет назад людей правды и совета на вершинах власти было днем с огнем не сыскать, откуда же взяться таким нынче? После почти 100-летней-то «оккупации»?

И Государя Императора, который вопреки своему окружению до конца любил, жалел и защищал свой народ, тоже уж скоро как 100 лет нет. И в обозримом будущем не предвидится.

Так что пока сохраняются все шансы, как предупреждал еще Иван Солоневич, что бывшая Святая Русь в 2017 году, − если, конечно, доживет! − будет праздновать столетний юбилей, если и не взятия Зимнего дворца в Октябре, то уж точно великого предательства Февраля, обрекшего на уничтожение величайшую из империй и создавший ее народ.

 

Глубоко отрицательна в отношении России

 

Повторим еще раз: «Средством утверждения [социалистической квазицивилизации в России]явилась демографическая революция, или массовое истребление коренного населения. Социалистический геноцид. Были истреблены, выбиты целые когорты населения»[35].

Такой вот оказалась, говоря словами Александра Галича, «заря долгожданного дня» русской истории. Что характерно, − подчеркивает Михаил Бернштам, − мировая историография советской истории, мировая политическая наука, «совершенно проигнорировали главнейший факт истории XX века − однородность социализма и геноцида»[36].

Более того, продолжает он. Основанная на исходной концепции политического прогресса вся зарубежная историография новейшей истории России «глубоко отрицательна в отношении старой, дореволюционной России».

 

Первые выводы

 

Приведенных данных надеюсь достаточно для осознания того факта, что обе «революции» 1917 года были двумя последовательными фазами уничтожения Российской Государственности. И только уничтожение «ленинской партии» в 1937 году Сталиным, и переход к «национал-большевизму» с патриотическим оттенком спас на некоторое время Россию от окончательного растворения в первичном «интернационал-глобализме».

Говорить же, что большевики не принимали участия в Февральской катастрофе 1917 года на том основании, что «вождь и учитель» сидел в Цюрихе, мягко говоря, наивно. Не отрицая верхушечного характера заговора Февраля, необходимо помнить, что большевики и иже с ними принимали с самого начала Мировой войны титанические усилия по разложению армии, особенно тыловых частей. Из них были в значительной степени Советы, ставшие параллельной Временному правительству властью. И во многом большевистскому влиянию мы обязаны появлению пресловутого Приказа № 1, окончательно разложившему старую армию.

Что касается бредового утверждения, «что большевики остановили целые полчища интервентов ‒ немцы, турки, чехи, американцы, британцы, японцы, румыны, болгары, французы, поляки со всех сторон оккупировали наши земли в 1918-1921 годах», то просто рекомендую ознакомиться с вполне фактологической книгой Николая Старикова «Ликвидация России, или Кто помог красным победить в гражданской войне». Есть даже в инете.

 

О Первой мировой и революции

 

Отметим еще несколько вопиющих моментов рассматриваемой статьи. В продолжении темы Первой мировой войны обращает внимание следующее утверждение одного из авторов: «7 ноября – начало новой эры, как говорили раньше.

Кому-то это нравится, кому-то – нет, но эта дата обозначила рубеж мирового значения. Он повернул судьбу и Первой мировой войны.

Хочу обратить внимание, что по ее итогам Россия оказалась единственной страной, вышедшей, в общем-то, победителем. Хотя обычно говорят наоборот.

Но эта революция прекратила, по существу, эту войну, ‒ считает Сергей Черняховский».

Считать можно конечно что угодно, но воля ваша, считать прекращенной войну, продолжавшуюся еще год на Западном и Салоникском фронтах, а в России вообще до 1922 года под видом гражданской, это как-то отдает шизофренией.

Чтобы осознать плодов какой реальной победы мы лишились в результате революционных экспериментов приведем некоторые факты.

1. Несмотря на тяготы войны, население России с 1914 по 1917 год возросло более чем на четыре миллиона человек, достигнув к 1917 году 180-миллионной отметки. Со дня восшествия Государя на Престол население России увеличилось в полтора раза.

Годовой доход крестьянства вырос с 1914 года по 1916 год почти вдвое за счет пособий государства семьям мобилизованных и за поставки лошадей и продовольствия по военным нарядам. Совокупные выплаты составили более, чем 2 миллиарда рублей (порядка 1-2 триллионов, или от одной до двух тысяч миллиардов USD по нынешнему курсу).

К началу 1917 года крестьяне владели примерно 80% сельскохозяйственных земель страны[37].

«За период Первой мировой войны … произошло повышение заработной платы фабрично-заводским рабочим, а семьи призванных на военную службу получили примерно 276,5 миллионов рублей [порядка 300 миллиардов USD наших дней] пособия, что в процентном отношении даже несколько превышает удельный вес рабочего класса в населении страны»[38].

Заметим, что, несмотря на военные займы, 1 рубль начала 1917 года стоил 60 копеек 1913 года. Для военного времени инфляция минимальная. Это после Февраля начнется стремительное падение рубля вместе с Россией в пропасть.

2. В 1915 году Николай II взял в свои руки армию, а фактически и дипломатию. Войну следовало выиграть на всех фронтах: и военном и дипломатическом.

Дипломатические успехи сопутствовали военным.

В результате соглашений с Англией и Францией России должны были отойти Константинополь, Босфор, Мраморное море, Дарданеллы, и прикрывающие вход в них острова Эгейского моря, а также части турецкой территории, окаймляющие эти пространства с Запада и Востока. России также отходила значительная часть азиатской Турции, включающая территории южнее озера Ван.

В 1916 году был заключен стратегический союз с Японией: «Азия для азиатов», где таковыми признавались русские и японцы. Договор 1916 года настолько существенно менял в нашу пользу геополитическую конфигурацию на Дальнем Востоке и не только на нем, что стоил хорошей выигранной войны.

Наконец, уже в феврале 1917 года, Россия получила согласие союзников в свободном определении своей границы на Западе. Это давало нам, прежде всего, возможность взять под контроль придунайские страны, чтобы Черное море стало бы окончательно русским.

Митрополит Антоний (Храповицкий) в своем слове на Торжество Православия в 1918 году сказал, что в результате победы в войне России должна была отойти территория Святой Земли, связанная широкой полосой земли с Кавказскими владениями:

«Россия должна была занять проливы Черного моря, но не покорять себе священной столицы Византии, а восстановить это священное государство наших отцов и учителей по спасительной вере Христовой, т.е. греков.

А себе приобрести отечество всех истинных христиан, т.е. Святую Землю, Иерусалим, Гроб Господень.

И, соединив ее широкой полосой земли с Южным Кавказом, заселить те святые места добровольными русскими поселенцами, которые ринулись бы туда в таком изобилии, что в несколько лет обратили бы Палестину и Сирию в какую-нибудь Владимирскую или Харьковскую губернию, конечно, сохранив все преимущества того полумиллиона христиан и их пастырей, которые доныне уцелели еще там от турецких насилий».

Так что может быть, и Иерусалим стал бы русским городом, если мы бы сами остались русскими, то есть православными, а не предали бы Веру, Царя и Отечество в Феврале 1917 года.

3. Кратко суммируем «военную» составляющую работы Государя в Мировую войну.

После принятия Царем на себя верховного руководства вооруженными силами Империи:

1/. Наступление германских войск было остановлено в Западной Белоруссии и Прибалтике, а не на берегах Волги, Невы и Кубани, как при Сталине, и не в Москве, как при Александре I и Кутузове, и не у Полтавы, как при Петре Великом!

2/. Было установлено абсолютное господство русского флота на Черном море, что повлияло на следующие события:

а) Разгром турецких сил в Лазистане и взятие Трапезунда.

б) Срыв попытки Германии обойти русский фронт через Румынию: благодаря быстрой переброске войск по Черному морю нами был оперативно создан румынский фронт.

3/. Проведено наступление Юго-Западного фронта – Императорский прорыв, нанесший катастрофический удар по силам Австро-Венгрии[39].

4/. Был взят Эрзерум.

5/. Создана флотилия Северного Ледовитого океана, для обеспечения связи с союзниками через Мурманск.

6/. На весну-лето 1917 года был подготовлен одновременный удар по Германии и Турции (Босфорская операция), который должен был поставить точку в затянувшейся войне.

Решающий вклад Русской Императорской Армии в военные итоги Мировой войны в его числовом выражении приводит в своей «Истории русской армии» Антон Керсновский.

«За три года исключительно тяжелой борьбы русской армией было взято 2 200 000 пленных и 3 850 орудий.

Из этого числа

германцев − 250 000 пленных и 550 орудий,

австро-венгров − 1 850 000 пленных и 2 650 орудий и

турок – 100 000 пленных при 650 орудиях.

За то же время Францией было взято 160 000 пленных и 900 орудий,

Англией − 90 000 пленных при 450 орудиях, а Италией − 110 000 пленных и 150 орудий.

Русские трофеи в шесть раз превысили трофеи остальных армий Согласия, взятых вместе»[40].

Таким образом, победа в войне действительно ждала Российскую Империю. И обязана этой победой Россия была последнему выдающемуся полководцу Империи Государю Императору Николаю II[41]. Но революции 1917 года лишили страну Богом данного вождя и ввергли Россию в не прекращенную до сих пор чреду больших и малых катастроф и бед.

 

Военно-технический потенциал России XX века – заслуга Императора Николая II

 

И наконец нельзя не прокомментировать следующее «откровение» в рассматриваемой статье о пользе для России «великого октября»:

«Сейчас это кажется само собой разумеющимся, но тогда в отсталой стране, разрушенной участием в войне, где совсем недавно было отменено крепостное право, были провозглашены права и свободы, которых не было в развитых странах, среди них всеобщее избирательное право для трудящихся, свобода совести, равенство полов.

Помимо этого, были объявлены права, которых больше не было вообще нигде в мире: право на труд, право на отдых, право на образование и медицинскую помощь.

Всеобщее бесплатное школьное образование ‒ достижение Октября, как и электрификация всей страны.

Достижения Октября ‒ это индустриализация, это и то, что первым в космос полетел русский человек, что мы одержали Победу над Германией в жесточайшей войне.

Мы до сих пор существуем как могучее государство, имеем ядерный щит.

Наконец, большевики проявили себя именно как, доказали, что социализм ‒ это реальная альтернатива отжившему капиталистическому строю, это ‒ экономика без кризисов и реальное улучшение жизни людей (ежегодное снижение цен в послевоенные годы, социальное государство ‒ здравницы, детские пионерские лагеря, лучшее в мире здравоохранение, притом бесплатное).

Конечно, были и известные проблемы, но значит ли это, что нужно было разрушать страну целиком, а великое, хоть и трудное прошлое ‒ предавать забвению?»

Покажем непредвзятому читателю, степень «отсталости» Царской России в реальной действительности, не искаженной пропагандистскими и клеветническими наносами.

 

В числе 4-5 наиболее передовых стран…

 

«Учеными ИИЕТ РАН им. С.И. Вавилова детально исследовано развитие в предреволюционной России наиболее “наукоемких” отраслей промышленности – машиностроения, судостроения, оптики, авиастроения, химической и электротехнической промышленности.

В целом Россия оказывается в числе 4-5 наиболее передовых стран того периода.

Так, например, хорошо известны технические достижения российских самолетостроителей (первый в мире тяжелый четырехмоторный бомбардировщик, гидросамолеты, достижения в области материаловедения и аэродинамики).

Менее известно, что уже в годы Первой мировой войны самолетостроение стало мощной индустрией, сопоставимой с автомобиле- и судостроением.

Так с 1914 по 1916 год Германия произвела 14 062, Франция 12 559, Великобритания 8 326, Россия 3 710, Италия 1 637, США – 638 самолетов[42].

То есть до 1917 года Россия, как в качественном, так и в количественном отношении входила в четверку ведущих самолетостроительных держав»[43].

 

Отставание началось в 1917 году

 

«Настоящее отставание началось только в 1917 году.

В 1918 году российское самолетостроение было фактически уничтожено.

Исследователи часто пытаются объяснить спад 1917-18 гг. внутренними причинами (например, слабостью российского двигателестроения).

Это объяснение, очевидно, является натяжкой: спад 1917 года имел место во всех стратегических отраслях примерно по одному сценарию и был связан с постепенным разрушением основополагающих государственных и экономических структур, резким ослаблением не только военной, но и трудовой дисциплины, то есть системным политическим кризисом, начавшимся немедленно после февраля-марта 1917 года.

Подтверждением этого вывода являются данные В.И. Михеева и Г.И. Катышева[44], показавших, что осенью 1916 года пресловутый «моторный голод» был в России преодолен и началось массовое производство двигателей как собственной конструкции, так и лицензионных, а сами авиазаводы были подготовлены к переводу на поточное производство (именно такая реорганизация привела к существенному увеличению выпуска самолетов в Англии, Германии, США в 1917-1918 гг.).

К срыву этой программы в России привели начавшиеся забастовки, революционные события и непоследовательные действия пришедшего к власти революционного правительства»[45].

Если иметь в виду даже деятельность временного правительства, то после ознакомления с письмом П.Н. Милюкова, она кажется, по-своему, очень последовательной деятельностью по уничтожению России, как великой державы. Как великой православной державы, прежде всего.

 

Образовательный потенциал предшествует военно-техническому

или Императорская Россия – мировой лидер технического образования

 

«Достижения российской техники в военный и послевоенный период, быстрое приращение “военно-технического потенциала” были бы невозможны, если бы за два десятилетия, предшествовавшие большой войне в Российской Империи не был бы создан соответствующий “образовательный потенциал”.

Накануне Первой мировой войны в университетах, высших технических школах и академиях Германской империи училось не более 25 тысяч специалистов с естественнонаучным (без медицинского) и инженерным образованием. В высших учебных заведениях других крупных европейских странах (Великобритании, Франции, Австро-Венгрии) их было еще меньше.

Между тем в университетах, высших технических, военно-инженерных и коммерческих училищах Российской Империи обучалось не менее 40-45 тысяч специалистов такого рода.

Уровень их подготовки был примерно [по крайней мере!] такой же, как у европейских коллег, свидетельством этого является, между прочим, успешная карьера многих русских инженеров-эмигрантов, создавших целые отрасли и технологические школы Западной Европе и Америке»[46].

Всемирно прославлены имена многих русских ученых, конструкторов и изобретателей. Среди них: великого авиаконструктора Игоря Ивановича Сикорского,

«отца механики сплошных сред» Степана Прокофьевича Тимошенко,

изобретателя современного телевидения Владимира Козьмича Зворыкина,

одного из создателей русской химической и американской нефтехимической промышленности, химика Владимира Николаевича Ипатьева,

создателя лучшего лайнера мира 1930 годов «Нормандия», призера «Голубой ленты Атлантики», кораблестроителя Владимира Ивановича Юркевича.

Список можно продолжить не на одну страницу.

В Российской Империи, впервые в мире, раньше всех врагов и союзников появились принципиально новые формы взаимодействия образования и промышленности. «В качестве примера можно привести учрежденный в 1916 году Высочайше утвержденным решением Совета Министров Образцовый завод химико-фармацевтических продуктов при Императорском Московском Техническом Училище (сейчас МВТУ им. Баумана).

Завод рассматривался не только как производитель нужных армии медикаментов, но и как место, где будут “подготавливаться вполне сведущие руководители подобного рода предприятий в России”[47]»[48].

«Таким образом, вопреки широко распространенным представлениям можно сделать вывод, что Россия уже между 1904 и 1914 годами (вместе с США) стала мировым лидером в области технического образования, обойдя Германию. Этот вывод может показаться неожиданным»[49].

Но только он может объяснить, почему крупнейший специалист в области сравнительного изучения мировых экономик Ангус Мэддисон считает, что в годы Первой мировой войны:

«Россия… в смысле увеличения выпуска имела самую успешную военную экономику»[50].

«Согласно данным … Ангуса Мэддисона, представленным на его интернет-сайте[51], накануне Первой мировой войны Российская Империя имела вторую по размерам экономику в мире.

ВВП Российской Империи (без Польши и Финляндии) составлял 8,6% от мирового, а население 8,7% от мирового.

При этом промышленность России накануне войны немного превосходила промышленность Франции. В ходе войны, однако, имелся очень значительный опережающий рост в отраслях промышленности, связанных с военным производством и со снабжением армии.

Эти данные западных исследований, на мой взгляд, могут быть скорректированы только в сторону повышения, так как используемые в англоязычной литературе методики расчета ВВП систематически занижают данные по странам типа Российской Империи (с большой долей внутреннего потребления по отношению внешней торговле, высокой долей сельского хозяйства и значительным потреблением внутри домохозяйств)»[52].

Но в любом случае западные ученые признают, что в Первую мировую войну «русские достигли сравнимых с германскими, британскими и французскими чудес в производстве»[53].

Больше всего превосходство Российской Империи в научном и техническом потенциале, после либералов, раздражает, как ни странно, неосталинистов, желающих обосновать теорию возникшей на пустом месте «великой сталинской науки».

Согласно одному из таких «теоретиков» бывшему сотруднику ИИЕТ РАН А.Б. Кожевникову, «до начала Первой мировой войны в России существовал значительный крен в сторону “чистой науки”, который лишь начал преодолеваться в военные годы.

В фактической части своих работ этот исследователь, однако, подробно описывает историю того, как при участии “чистых ученых”, вроде Д.С. Рождественского или А.Е. Чичибабина в 1915-1916 годах были созданы новые “инновационные” производства.

Из фактов, приведенных А. Кожевниковым любому непредвзятому читателю понятно, что дореволюционные “инновационные менеджеры” сумевшие, например, меньше чем за год наладить производство и произвести 15 миллионов противогазов, только что изобретенных другим “чистым ученым” (Н.Д. Зелинским), или “с нуля” создать производство высококачественного оптического стекла на Императорских фарфоровом и стекольном заводах сделали фактически чудо.

В наше время за год успевают только “написать концепцию”»[54].

Остается фактом, что во «время царствование Николая II Россия прочно вошла в пятерку наиболее развитых стран в отношении уровня развития науки, научно-технического образования и “высокотехнологичных отраслей промышленности”»[55], будучи заведомым лидером среди них по темпам развития всего перечисленного.

Что и обеспечило бы нам при безреволюционном развитии абсолютно лидирующее место в мире к середине XX века. Понятно, что такого безобразия никак нельзя было допустить.

 

Еще полгода…

 

Таким образом, останься Государь еще полгода на троне, и перед глазами изумленного человечества возник бы несокрушимый геополитический колосс от Берлина и Вены до Константинополя и, возможно, Багдада с Иерусалимом, с решающим влиянием в Персии и выходом к Индийскому океану, и уже к 1918 году с третьим в мире флотом.

Страна с «самой успешной военной экономикой» по компетентному мнению Ангуса Мэддисона, выросшей во время войны по крайней мере на 22%, с передовой наукой и лучшим в мире продвинутым и высшим образованием, по крайней мере техническим, с разработанной во время войны системой научно-исследовательских институтов, которую частично сумели воплотить потом большевики[56].

Страна, в которой к 1920 году должен был завершиться проект «школьные сети», обеспечивающий население гигантской империи школами в часовой доступности. Страна, сельское хозяйство которой, даже в условиях тяжелейшей войны могло создать в ней «излишки продовольствия».

Уже в 1914 году Россия была сильна как никогда за всю свою историю.

Столыпин говорил в 1911 году, что еще двадцать лет и Россия будет непобедима. Война ускорила темпы всестороннего развития, и все это должно было свершиться на десять лет раньше.

Таких успехов, действительно, не было ни у одного из Императоров Дома Романовых. И что бы ни говорили об этой династии – именно она создала величайшую в мире Империю.

 

Нехватка репрессий?

 

Часто даже расположенные к Государю люди говорят, да и сам я считал до недавнего времени, что да, Он сделал все это, но вот репрессий надо было побольше, чтобы боялись[57].

И это отсутствие «должного числа репрессий» воспринималось как признак слабости, снижающий ореол величия Государя. Но внимательно вчитываясь в тексты Его рескриптов и Манифестов, просто физически ощущаешь за ними непреклонную волю, не говоря уж о заложенных в них стратегических основах русской политики.

На самом деле, Государь вполне знал Себе цену, и хотя Ему категорически не хватало рядом людей «правды и совета», Он считал себя в состоянии преодолеть всех своих врагов. Врагов что думских, что бюрократических, что революционных. Преодолеть, миновать, обойти и вопреки врагам достичь своей цели.

Спокойно, неотвратимо, твердо и без лишних репрессий: их Он, будучи православным монархом по сути своей, а не по видимости, действительно не любил, считая и ощущая себя Отцом нации.

Даже к преступникам Он относился как к непутевым детям.

И беспристрастные факты показывают, что цели своей Он достиг.

Уже во время войны Россия вышла из кризиса вооружений и была готова поставить победную точку в войне. После чего можно было и показать, когда наступит момент истины, неожиданное для многих укрепление позиций России в Азии в результате русско-японского союза. Фронтовая, действующая армия была за Царя, а тыловая обстановка, не считая столицы, была даже спокойнее, чем в японскую войну.

От заговора же и убийства никакие репрессии и охрана не спасут. 20 июля 1944 года тот же фюрер, который охраной не пренебрегал и на репрессии был скор, уцелел от взрыва бомбы полковника Клауса Шенка фон Штауффенберга чудом. И охрана к этому чуду ни малейшего отношения не имела.

Не смог уберечь себя от «соратников» и Сталин.

Но главное даже не в этом. Руку заговора Февраля 1917 года, направляла, в конечном счете, не Дума и не Ставка, и даже не английская разведка, а неумолимая идея «прогресса», обратившая большую часть образованного слоя de facto в материалистов и атеистов и этим лишившая их духовного зрения.

Возможность видеть правду у них сохранялась, а способность увидеть ее была безвозвратно уничтожена их собственной склонностью ко лжи.

Трудно в это поверить, но они действительно не видели гигантских достижений и успехов Императора Николая II и Его политики, и, вопреки очевидности, доказывали себе и окружающим ее гибельность. И при этом, не стесняясь, измышляли для обоснования и оправдания своей неспособности и нежелания воспринимать правду гнусную ложь, вроде «распутинской легенды».

Эта слепота и позволила ленинско-троцкистским «интернационалистам» с легкостью совершить свой «октябрьский» переворот.

И эта духовная слепота по сей день делает недоступной правду об Императоре и Императорской России для огромного числа наших современников. С охотой внимающих сказкам о достижения постреволюционной России.

Никакие книги, несущие эту правду, здесь не помогут, поскольку написаны они для людей, способных чувствовать правду сердцем, но лишенных знания конкретных фактов. Только таким людям правдивая информация может помочь.

 

Анафема советской власти

 

В качестве заключительного, но возможно начального по важности, аргумента о значимости Октября 1917 для нашей истории напомним, что 19 января 1918 по старому стилю Святой Патриарх Тихон направил всем верующим Послание о неслыханном гонении, обрушившимся на Русскую Церковь. Это было окружное Послание в начале тяжелых испытаний с призывом к верующим сплотиться вокруг Матери-Церкви и с самым резким осуждением гонителей. Это историческое Послание раз и навсегда дает церковную оценку гонения, равного по силе гонениям раннехристианского времени, на Русскую Церковь, а с нею и на весь народ. О гонителях, погромщиках храмов и убийцах, сказано:

«Остановитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы … это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению принадлежите к Церкви православной.

Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «изымите злаго от вас самих» (1 Кор. 5, 13)».

Историк Церкви, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах, протоиерей Александр Салтыков в статье «Кого анафематствовал Патриарх Тихон, или верить ли обещаниям коммунистов?», комментируя приведенные строки Послания, говорит:

«Далее перечисляются основные преступления гонителей: разгром и уничтожение храмов, в том числе

расстрел храмов Кремля;

кощунства,

отвержение таинств,

захват храмов и обителей, “которые объявляются каким-то народным достоянием”;

уничтожение православных школ, “которые … обращаются в училища безверия или даже в рассадники безнравственности”;

захват имущества “под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа”;

широчайший обман народа: “власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и в частности над святою Церковью Православной”.

Захватчики именуются в Послании также “безбожными властелинами тьмы века сего”. В заключение Послание призывает всех верующих становиться в ряды “духовных борцов” и выражает твердое упование, “что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова…”.

Кто же эти злодеи, творящие, согласно Посланию, сатанинские дела? Они нам хорошо известны.

Это – Ленин и все прочие деятели новой власти.

Не называя их, Послание ясно указывает на власть, обещавшую право, правду, свободу, порядок, но творящую прямо противоположное.

Не случайно Послание получило в православном народе название “Анафема советской власти”. Эта новая власть, совершившая вооруженный переворот в октябре 1917 года (так называемая “Октябрьская революция”) и только что силой разогнавшая Учредительное Собрание, состояла из большевиков (коммунистов) и отчасти из левых эсеров, с которыми большевики вскоре покончили.

Таким образом, именно большевики (коммунисты) в первую очередь анафематствованы Патриархом Тихоном и, что особенно важно, эта анафема подтверждена заседавшим в то время Поместным Собором Русской Православной Церкви.

Поэтому анафема, наложенная Патриархом на гонителей, становится соборным деянием, и никем и никогда не может быть отменена (кроме равного соборного решения, что, как очевидно, невозможно).

Именно поэтому в Послании указывается, что эти гонители подлежат “страшному проклятию потомства”.

Потомство – это мы, современные люди, освободившиеся уже 20 лет назад от их гнета, но до сих пор не осознавшие значения всего происшедшего за время их правления.

За 70 лет государственного атеизма, насилия и тоталитаризма люди в немалой степени привыкли к беззаконию как к некоей норме и ему почти не противятся. Каковы могут быть последствия такой нравственной пассивности, понять не трудно».

«События эпохи гонений должны по-настоящему и всесторонне изучаться во всех школах и получать в учебниках достойную оценку.

Однако происходит обратное – трагизм прошлого замалчивается, новое поколение растет в уверенности, что советское время было прямо-таки каким-то замечательным периодом благополучия, успехов…

Официальная пропаганда успешно действует, демонстрируя толерантное, предупредительно-изысканное отношение к коммунистической партии как к уважаемому, достойному партнеру…»

Русскую Народную Линию трудно отнести к «официальной пропаганде», но приходится допустить, что, как продолжает отец Александр: «Общественная психология такова, что если каждый день белое называть черным, а черное белым, то множество людей в конце концов так и начинают думать».

 

Кого анафематствовал патриарх Тихон?

 

И еще одно, продолжает протоиерей Александр Салтыков: «Анафема патриарха Тихона наложена не только на тех, кто когда-то сам разрушил храм, а и на всех тех, кто стоит на принципиальной богоборческой, антирелигиозной позиции, на позиции возможного разрушения храмов и убийств людей за веру во Христа.

На тех, чье учение и практика призывают к этим преступлениям, к насилию и геноциду по религиозному или по любому другому признаку.

Она наложена на всех, кто принимает ленинскую идеологию, на коммунистов навечно, сменяемость поколений здесь не действует.

Нельзя не признать, что те, кто сочувствует и содействует коммунистам, сами так же подпадают под действие этого проклятия».

 

Ленина ‒ персонально

 

К сказанному следует добавить, что следуя за Святейшим Патриархом Тихоном, который наложил анафему на большевиков в целом, Русская Православная Церковь Заграницей в 1970 году, по случаю 100-летия Ленина, предала злейшего в истории палача христиан персональной анафеме.

Поскольку об этой анафеме мало известно, приведем ее текст:

 

«Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей

19 декабря 1969 года/1 января 1970 года.

Имели суждение:

О заявлении протеста против празднования юбилея по случаю столетия со дня рождения Ленина. …. Русские православные люди не могут согласиться с тем, чтобы величайший преступник Ленин, мог быть назван великим гуманистом, и чтобы свободный мир отмечал день его рождения.

Постановили:

Русская Зарубежная Церковь, выражая заветные чаяния своих архипастырей, клира и паствы, с особенной материнской заботой всегда призывает всех соединиться в молитве о спасении нашего страждущего народа от насажденного Лениным кровавого ига безбожного коммунизма, вследствие чего Архиерейский Синод определяет :

1. В Воскресение 16/29 марта 1970 года, в Крестопоклонную неделю, после Божественной литургии во всех храмах Русской Православной Церкви Заграницей надлежит отслужить молебное пение с предварительным оглашением Послания Святейшего Патриарха Тихона 1918 года об отлучении большевиков и с соответствующей проповедью ‒ О спасении державы Российской и умиротворении страстей людских (Последование это прилагается на отдельных листах).

2. После отпуста молебна возгласить анафему Ленину и всем гонителям Христовой Церкви, которые были анафематствованы еще Святейшим Патриархом Всероссийским Тихоном в 1918 году, по следующей форме:

Владимиру Ленину и прочим гонителям Христовыя Церкве, нечестивым отступникам, поднявшим руки на Помазанника Божия, убивающим священнослужителей, попирающим святыни, разрушающим храмы Божии, истязующим братию нашу и осквернившим Отечество наше, анафема.

Хор поет: трижды анафема.

3. Возгласит Вечную Память:

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшим рабом Твоим,

убиенному Благочестивейшему Царю-Мученику Николаю Александровичу и всем с ним убиенным,

Святейшему Патриарху Тихону,

убиенным митрополитам, архиепископам, епископам, священнослужителям, монахам и монахиням, воинам и всем православным людям от безбожной власти убиенным и умученным и сотвори им вечную память,

Хор трижды: Вечная память.

и 4. Возгласить Многолетие:

Православному Епископству гонимыя Церкве Россійскія и господину нашему Высокопреосвященнѣйшему Филарету, Митрополиту Восточно-Американскому и Нью-Йоркскому, Первоіерарху Русскія Зарубежныя Церкве, и господину нашему (имярек Епархиального Архиерея), страждущей стране нашей Россійстей, всем подвизающимся за Православную Веру и Отечество и всем русским людям в порабощенном безбожниками Отечестве и в разсеяніи сущим, подаждь, Господи, благоденственное и мирное житіе, здравіе и спасеніе, на враги же победу и одоленіе и многая лета.

Хор трижды: Многая лета.

О чем с приложением текста вышеозначенного молебна, а также и текста послания Святейшего Патриарха Тихона, послать циркулярный указ всем Преосвященным и настоятелям церквей, непосредственно Председателю Архиерейского Синода подчиненных.

Председатель Архиерейского Синода

Митрополит Филарет

Секретарь: Епископ Лавр

Указъ № 107. 9/22 января 1970 года.

 

Поскольку в 2007 году произошло радостное воссоединение двух ветвей Русской Православной Церкви, то анафема 1970 года действительно с этой поры и для Русской Православной Церкви Московского Патриархата.

Так что, господа-товарищи, особенно именующие себя православными, осторожнее нужно быть с памятными датами и особенно с отношением к ним и действовавших в них лицам.

 

Советская власть в ее разновидностях

 

Вставку про две разновидности советской власти, которые довелось испытать на себе нашей стране и народу, приходится сделать по причине того, что, во-первых, старшее поколение ныне живущих русских людей, отчетливо еще помнит послевоенные годы, невероятный взлет страны в первое послевоенное десятилетие, плавно перешедший в так называемый «застой», а во-вторых, вопрос этот крайне замутнен не только в нынешней исторической науке, но и в сознании людей, искренне любящих Россию, готовых отдать на благо и процветание ее все душевные и физические силы.

Выше уже было сказано, что основанная на исходной концепции политического прогресса вся зарубежная историография новейшей истории России глубоко отрицательна в отношении старой, дореволюционной России.

Впрочем, отрицательна, это слишком политкорректно сказано. Россию по-прежнему ненавидят за то, что она почти столетие в одиночестве противостояла победоносному шествию антихристианского интернационала, а в настоящее время без должного восторга воспринимает идеи глобализма и демократии.

Мировая политическая наука, равно как и мировая историография как советской, так и вообще русской истории, ненавидя Россию вообще, как геополитический факт или фактор, начинают ненавидеть ее до степени истерической, когда Россия становится, на взгляд этих наук, слишком сильной. Неважно даже в каком обличии. За примерами далеко не идти, особенно сейчас.

 

С эпитетом «русский»

 

Разумеется, зубовный скрежет демократов, либералов и прочих служителей прогресса, вызывает и тот единственный период в жизни советского государства, когда, начиная примерно с 1937 года, Сталину, опираясь на здоровые силы русского народа, удалось в значительной степени возродить его историческую память, пусть и на социалистической основе.

Была фактически уничтожена интернационал-большевистская ленинская партия, для которой Россия под любым названием была разменной монетой в азартной игре в мировую революцию. И понятно из кого в основном состоявшая.

Чистка же в армии в 1937 году коснулась кадров, поставленных еще Троцким, и по новой логике строительства социализма в одной стране была бы проведена все равно − независимо от предлога. И потеря для наших вооруженных сил, между нами, была невелика. Вспомните успехи этих кадров в «гражданскую» войну с собственным народом.

В новую же партию, сохранившую преемственность с прежней только в названии, вступали в большинстве своем простые русские люди. По мнению современного исследователя Г.В. Попова, состав ВКП(б) пополнился в то время даже многими из уцелевших членов Союза Русского Народа. «Именно они поддержали И.В. Сталина против перманентных революционеров».

Национально мыслящие коммунисты, для которых, по крайней мере, Родина всегда была на первом месте, а таковые были, несомненно, и среди коммунистов и первого постреволюционного призыва, поддержали лозунг «За Родину, за Сталина», по условиям момента позволявший сохранить и поддержать национальное самосознание, без которого народ превращается просто в население, а страна становится зоной свободной охоты для любого пришельца[58].

Что так ощутимо в России после 1991 года.

В 1937 году на государственном, всесоюзном уровне было отмечено 100-летие со дня гибели А.С. Пушкина. А русская классика вновь заняла главенствующее почетное место в школьных программах. На экран стали выходить такие фильмы как, «Александр Невский» и «Суворов», где с экрана − в антирелигиозную пятилетку! – Генералиссимус Суворов провозглашал: «Бог − наш генерал!».

Печаталась патриотическая литература об Отечественной войне 1812 года и других периодах российской истории, то есть, пусть в усеченном виде, восстанавливалась разорванная в 1917-м связь времен.

Вся эта работа направлялась лично И.В. Сталиным, а, следовательно, проводилась и внедрялась в сознание населения и особенно молодежи тотально. Предпринятые усилия позволили в значительной степени консолидировать, сплотить общество перед неизбежной войной, благодаря чему Вторая мировая война с 22 июня 1941 года стала последней Великой Отечественной войной советского и, прежде всего, русского народа.

Консолидации этой, разумеется, способствовала как генетическая память русского народа, так и инерция Российской Империи. Я думаю, ни один серьезный военный историк не будет обсуждать роль заградотрядов или действия СМЕРШ − в качестве основной силы, выигравшей эту страшную войну. Хотя СМЕРШ вообще был весьма полезной и “чрезвычайно оперативной − по компетентному мнению Иэна Флемингаорганизацией по уничтожению предателей Родины[59]”. Жаль, в Феврале 1917-го его не было!

И Красная Армия, бравшая Берлин и входившая в Порт-Артур, ничего уже не имела общего с армией троцкистско-ленинских интернационалистов и терроризированных ими русских крестьян, красной от пролитой крови своих сограждан. Нет. Красная Армия 1945 года, − пре-Красная Армия победы – была уже армией русского народа и его братьев, может быть последняя истинно наша армия. Армия, которая действительно была всех сильней − от британских морей до сопок Маньчжурии. И лично мне кажется, большой ошибкой было ее переименование в 1946 году в Советскую. Все равно как красной девицы в совслужащую.

Те из нас, кто помнит первое послевоенное десятилетие, согласятся, что после 1945 года не только фасад сталинской империи удивительным образом напоминал все старое, дореволюционное[60]. Погоны и мундиры − от офицеров, до инженеров, чиновников, дипломатов. Практически введенный для инженеров и чиновников Табель о рангах. Сверх высокие (особенно в условиях послевоенной разрухи) зарплаты ученых, раздельное обучение мальчиков и девочек, практическое восстановление дореволюционного, классического и реального образования (по крайней мере в сфере естественных наук), открытие и восстановление десятков тысяч разрушенных в 1930-х годах церквей. Открытие духовных школ, монастырей и академий.

С 1942 года было запрещено ставить новые фильмы о гражданской войне, и, хотя оставались «Щорс» и «Чапаев», полным боевым ходом шел по экранам «Крейсер Варяг», выполнявший на Дальнем Востоке «особое задание нашей Родины» − как было сказано в первоначальной версии фильма, − а отнюдь не блажь капиталистов и помещиков.

Штурмовали бастионы корабли адмирала Ушакова, сжигал турецкий флот в Синопе и красиво умирал на Малаховом кургане адмирал Нахимов. В Малом театре собирал аншлаг «Порт-Артур» с несравненным Николаем Анненковым в роли адмирала Макарова.

В это же время страна первой выходила в космос, заново создавала океанский флот, первой взрывала термоядерную бомбу и создавала первую мирную атомную станцию. Был период, когда казалось очевидным, что экономически и морально победу в мировом масштабе одерживает русско-советская империя. Мне довелось беседовать еще школьником со старыми офицерами, еще дореволюционного производства, которые говорили, что даже не победа в войне, а именно стремительное послевоенное восстановление и выход страны на передовые позиции практически во всех областях, окончательно убедили их, что в свое время они сделали правильный выбор.

Слово патриотизм фактически было с эпитетом – русский. И это, кстати, не только не дезавуировало патриотизм советский, но, напротив, давало ему новое наполнение, соединяя естественным образом с исконными национальными духовными ценностями.

Могу сказать по себе, что патриотом с бессознательно-монархическим уклоном я стал именно по фильмам и книгам своего детства. Фильмам, снятым в основном до 1953 года. От них же пошла и любовь к русским армии и флоту, русским адмиралам и полководцам.

 

«Наука» по-прежнему утверждает

 

Между тем, отечественная «историческая наука», равно как и зарубежная, в подавляющем большинстве своем, по-прежнему, со станиц монографий, и что особенно печально, учебников и вузовских, и школьных, с невежественным апломбом утверждает, что якобы «ленинский» или «послесталинский» вариант социализма был менее вредоносен для России, чем вариант 1937 − 1956 годов. А террор-де вообще был только при Сталине. Истребительной же войны против русского народа в 1917 — 1922 годах, верным словом для обозначения которой является геноцид, и вовсе не было. Это так – стихийное движение самого народа. Русский бунт, как всегда, бессмысленный и беспощадный.

Прочитавшим приведенные выше данные исследования Михаила Бернштама нет нужды доказывать ложь этих злонамеренных утверждений. Ложь, имеющую, в конечном счете, очевидно антирусские, а значит и антиправославные корни.

Ведь, «осудив Ленина, − говорит Наталия Алексеевна Нарочницкая, − пришлось бы сочувствовать Великой России – “единой и неделимой”, а она-то и есть первый предмет ненависти (мирового сообщества и его адептов и агентов внутри страны – Б.Г.). Сталинский СССР после мая 1945 года − всего лишь второй, и вовсе не из-за репрессий, ненавистных и нам самим, а из-за победной державности.

Поэтому ленинская Советская Россия, в которой убивали священников и рушили церкви, расстреливали крестьян и гимназисток без всякого суда и следствия, не вызывает осуждения.

Ведь Ленин был западником, а [его] большевизм – формой отторжения не только всего национального русского, но и всего державного − российского»[61].

А это для либералов, особенно отечественного разлива, дорогого стоит.

 

Полумеры не спасают

 

Остается сказать, что поскольку Сталин, на свою и нашу беду, так и не решился окончательно ликвидировать власть, пусть и сталинизированной, компартии и перейти окончательно на традиционные русские православные основы, хотя бы в варианте бонапартизма, свою борьбу с интернациональным и антихристианским по своей сути ленинско-троцкистским социализмом он, в конечном счете проиграл. А с ним проиграла и Россия.

И все же, все же во время войны и после нее власть в СССР действительно имела русский оттенок.

И так было до той поры, пока «верный ленинец» Хрущев, в разгар борьбы с культом личности и русским великодержавием, в интервью какому-то западному корреспонденту почти дословно повторив слова Троцкого, не заявил, что он − не русский, а коммунист. А затем, отобрав личное оружие у офицеров, сдав Порт-Артур и Дальний, окончательно отдал дело воспитания молодежи на откуп марксистским «классовым» талмудистам и обрушил очередной удар на Православную Церковь.

В 1957-м был снят и первый после 1942-го фильм о гражданской войне, которые вновь потом пошли косяком. Икомиссары в пыльных шлемахудовлетворенно склонились над остывающим телом русского патриотизма.

Вслед за ним, естественно, настала очередь и патриотизма советского. Вне связки с первым второй оказался не витальным.

И почти сразу наступило то, что позже назвали «застоем», завершившимся в 1991 году вторым за ХХ столетие распадом Российской империи, которую в очередной раз агенты влияния и марионетки манипулирования всемирной Анти-Власти назвали «тюрьмой народов».

В связи с этим распадом следует еще раз твердо сказать и крепко запомнить, что «…все русофобские штампы о России, как тюрьме народов, заимствованы у Маркса и Энгельса. Наибольшему поношению в советском периоде подвергаются спасительные для нации отступления от ортодоксального марксизма и восстановление критического минимума традиционных понятий о государстве.

Пора напомнить, что все территории России – и Крым, и устье Дуная, и Закавказье, и Прибалтика – были собраны до революции. Потемкин стал Таврическим, Суворов – Рымникским, Румянцев – Задунайским не при Сталине, а при Екатерине Великой.

До революции территорию России никто не оспаривал. Она считалась абсолютно бесспорной и легитимной, выросшей в полном соответствии с юридическими нормами своих эпох. Именно революция сделала эту территорию оспариваемой, и можно с уверенностью утверждать, что не будь ленинского Брестского мира, не было бы сегодня НАТО в Прибалтике.

Итак, именно советское великодержавие и восстановление территории исторической России (при Сталине. – Б.Г.) нужно обесценить и окрасить в черные тона»[62].

Разумеется, прогрессивная западная наука, а ныне и не отстающая от нее по прогрессивности отечественная демократическая, все победы и достижения России сталинских лет, включая победу в Отечественной войне, объясняет рабской природой русского народа.

Как и в темное царское время.

А к любым попыткам России обрести утерянное великодержавие по сей день «наука» относится так же, как к крестьянскому сопротивлению прогрессивным ленинским интернационалистам времен той единственной гражданской.

Приведенные соображения следует держать в уме при чтении следующих строк Михаила Бернштама, завершающих его очень небанальный труд.

 

Нация рабов и бандитов

 

«Апеллирующая к прогрессу политическая наука игнорирует экономический прогресс старой России и глубоко деструктивную, регрессивную в этом отношении роль интеллигенции в ее интеллектуальной и политической войне против России.

Когда в оборот политической науки попали факты о террористическом характере социалистического режима (подчеркнем еще раз, что в работе Бернштама идет речь о периоде 1917-1922 годов, то есть именно ленинском периоде этого режима. – Б.Г.) на территории бывшей Российской империи, реакция этой науки была однозначно предвидимой…

Западная политическая мысль создала концепцию, что в СССР вовсе не социализм и не прогресс, а каким-то сложным генетическим путем произошедшая реставрация извечного русского деспотизма. Реставрация, ставшая возможной благодаря рабской природе русского народа.

Когда же появились в научном обороте факты о массовом народном сопротивлении, разрушающие легенды о впитанном веками русском деспотизме, пошли трещины по всем предыдущим концепциям прогрессивного пути в истории и возникла ситуация, в которой научно честное мышление должно отказаться от интеллектуальных верований, по меньшей мере, трех веков».

Но где ж такое мышление найдешь? Да еще на Западе?

«Создалось кризисное положение науки, основанной на концепции политического прогресса. Отрицать факты она не может, но признать их − значит отказаться от собственных исходных установок в отношении русской и европейской истории нескольких веков.

В этом кризисном положении один из самых серьёзных представителей политической науки, один из самых знающих авторов по истории СССР на Западе профессор Моше Левин не нашел иного выхода, кроме как обвинить русскую нацию, сопротивлявшуюся насилию и замкнувшую на себя коммунизм − в бандитизме»[63].

В результате: «Двести лет с апелляцией к прогрессу твердилось: нация рабов. Когда эта нация преградила своим телом путь основному результату прогресса, и к концу 1970-х годов[64] такое положение прояснилось, − только и осталось сказать: нация бандитов»![65]

Поскольку высшие достижения западной политической мысли проникают в отечественный интеллектуальный микрокосм с некоторым замедлением, до сих пор, по крайней мере, в обывательском интеллигентском сознании этого микрокосма превалирует первый штамп: нация рабов.

Но полезно знать, хотя бы в ознакомительных целях, какой следующий штамп уже загодя припасен в рассадниках мировой политической науки.

И терпеливо ждет своего часа.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Бернштам М. Стороны в гражданской войне 1917-1922 гг. — М., 1992. Перепечатка из: Вестник РХД, №128, Paris, 1979.

[2] М.Н. Гренет. История царской тюрьмы, том. 4. — М., 1962. С. 105-107.

[3] Н.С. Таганцев. Смертная казнь. — СПб., 1913. Цит. по: А.И. Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художественного исследования. Ч. I-II. — Париж, 1973. С. 434.

[4] М.Н. Гренет. Ук. соч., т. 4. С. 98-99, 130-131, 105-107 и др.

[5] М. Бернштам, ук. соч. С. 70-71.

[6] 10 500 000 человек. Из этой цифры число жертв белого террора, по заведомо завышенным советским данным, не превышает 200 000 человек. М. Бернштам, ук. соч., с. 70, 93 (прим. 236).

[7] 626 440 человек. − Россия в мировой войне 1914-1918 года (в цифрах). ЦСУ. Отдел военной статистики”. – М., 1925. Табл. 22 – 24. С. 30 − 32.

[8] См. также БСЭ. 2-е изд. Т. 50. – М., 1957. С. 203. Таблица 7. Потери русской армии на 1 февраля 1917.

[9] М. Бернштам, ук. соч. С. 70-71.

[10] Там же. С. 72.

[11] Там же. С. 46.

[12] В.И. Ленин. Новая экономическая политика и задачи политпросветов. Доклад на 11 Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. — В.И Ленин. ПСС, т. 44. С. 166.

[13] М. Бернштам, ук. соч. С. 47.

[14]Тамже. С. 73.

[15] K. Marx und F. Engels. Die Ungarische Revolution. — Ibid.. S. 236.

[16] F. Engels. — Ibid.. S. 245.

[17] F. Engels. Der demokratische Panslavismus. — Ibid.. S. 264.

[18] М. Бернштам, ук. соч. С. 64-66.

[19] М. Бернштам, ук. соч. С. 75; В.И. Ленин. ПСС, т. 43. С. 24.

[20] Военный Энциклопедический Словарь. С. 393.

[21] М. Бернштам, ук. соч. С. 75-77. Там же указаны многочисленные источники, преимущественно советские.

[22] Там же. С. 76.

[23] Это очевидно из представленных в предыдущих таблицах соотношений: с одной стороны, соотношение погибших красных и белых, с другой − красных и повстанцев. – Прим. М. Бернштама. (Бернштам ссылается на составленные им таблицы потерь населения России в гражданской войне): см. там же. С. 76, 95.

[24] М. Бернштам, ук. соч. С. 76-77.

[25] Там же. С. 10, 44.

[26] М. Бернштам, ук. соч. С. 10; К. Маркс. Второй Манифест Генерального Совета Интернационала. 9 сентября 1870. — «Письма Карла Маркса и Фридриха Энгельса к Николаю-ону с приложением некоторых мест из тех писем к другим лицам». — СПб., 1908. С. 105-106; Ф. Энгельс. Внешняя политика русского царизма. — К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. 2 изд. Т. 22. — М.. 1962, С. 11-52; Сборник документов: K. MarxetF. Engels. LaRussie. -Paris, «Inedit» 1974; Сводку материалов см.: Д.Б. Рязанов. Англо-русские отношения в оценке К. Маркса. Историко-критический этюд. — П., 1918; В.М. Чернов. Марксизм и аграрный вопрос. Историко-критический очерк. Ч.1. — СПб, 1906; Его же: Марксизм и славянство. К вопросу о внешней политике социализма. — Петроград, 1917.

[27] М. Бернштам, ук. соч. С. 10, 44.

[28] Там же. С. 66.

[29] Там же. С. 33.

[30] Бюллетень ЦК партии левых с.-р. № 1. Январь 1919. Цит. по: И.З. Штейнберг. Нравственный лик революции. — Берлин, 1923, с. 62.

[31] М. Бернштам, ук. соч. С. 41.

[32] Сам Вернадский, заметим, один из ярких представителей этой старой интеллигенции (член ЦК кадетской партии). Активно способствовал крушению монархии. Так что понимание ситуации пришло к нему несколько с запозданием.

[33] Вернадский В.И. Русская интеллигенция и новая Россия (из доклада на съезде Таврической научной ассоциации). В кн.: Биосфера и ноосфера, — М., 2002. C. 568-569.

[34] М. Бернштам, ук. соч. С. 70.

[35] Там же. С. 64-65, 73, 77. На Дону, например, было уничтожено при расказачивании не менее 80% мужского населения.

[36] Там же. С. 65.

[37] Данилов Н.А. Влияние великой мировой войны на экономическое положение России. – Лекции, читанные в Военно-Инженерной академии. – Пг., 1922. С. 43-47.

[38] Стороны в гражданской войне. С. 27; Влияние великой мировой войны на … С. 43-44.

[39] Военный историк-эмигрант, коммандер Королевского Австралийского флота Георгий Некрасов отмечает: «Эффект этого наступления был испорчен тем, что Гвардия была неразумно брошена штабом генерала Брусилова в болотистый бассейн реки Стоход и понесла ненужные потери. Можно задуматься, было ли это сделано кем-то нарочно». Учитывая, что Гвардию губили во второстепенных боях уже с 1914 года, ответ на этот вопрос представляется очевидным. Подробно он освещен в работе Галенин Б.Г. Стоход ‒ река, унесшая в Лету Русскую Императорскую Гвардию (есть в инете).

[40] Керсновский А.А. История русской армии. Том IV. – М.: Голос, 1994. С. 164.

[41] Об Императоре Николае II как полководце см.: Галенин Б.Г. Потери Русской армии в Первую мировую войну. //Русский исторический сборник. Выпуск 6. — М., 2013. С. 126-172.

[42] Соболев Д.А. История самолетов. Начальный период. — М.: РОССПЭН, 1995. С. 309.

[43] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 49. Примечание 40.

[44] Михеев В.Р., Катышев Г.И. Сикорский. С. 223-242.

[45] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 49-50. Примечание 40

[46] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 46.

[47]Особые журналы Совета министров Российской империи. 1909-1917 гг. 1916 год. – М.: РОССПЭН, 2008. С. 88-90.

[48] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 46. Примечание 37.

[49] Там же. С. 46.

[50] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 46.

[51]Angus Maddison. Historical Statistics for the World Economy: 1-2006 AD.

[52] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 46-47. Примечание 38.

[53] Ливен Доминик. Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней. — М.: Европа, 2007. С. 451, 671; Мак-Нил, Уильям. В погоне за мощью. Технология, вооруженная сила и общество в XI-XX веках. — М.: Территория будущего, 2008. С. 380; FergusonN. ThePityofWar. — London, 1998. P. 263.

[54] Образовательный потенциал Российской Империи. С. 47. Примечание 39.

[55] Там же. С. 50.

[56] Подробно обо всех аспектах образования в Императорской России, с цифрами, фактами и документами см.: Галенин Б.Г. Царская школа. — М., 2014.

[57] Насчет подавления революции 1905-1907 годов я и сейчас так считаю. Чтобы за каждого убитого верного царского слугу, десяток революционеров, по признаку пребывания в партии. Хотя бы уж… с чисто воспитательными целями.

[58] Г.В. Попов. Невидимая брань: конспирологический анализ религиозно-политических учений. – М., 2009. С. 375-376.

[59] И. Флеминг. Казино «Руаяль». – М., 1990. С. 10. Это первая книга кадрового английского разведчика Яна (Иэна) Флеминга о приключениях знаменитого коммандера Джеймса Бонда вышла в 1952 году. На первых же страницах ее описано, как встают на уши МИ-5, ЦРУ и их европейские коллеги помельче при получении страшного известия, что крупный чин СМЕРШ «отбыл из Варшавы через Восточный Берлин в Страсбург» и далее для раздачи сестрам серег и расстановки точек над «i»: остановить его невозможно, что убедительно подтверждается дальнейшим ходом повествования. И первые победы над нашей разведкой, в полном соответствии с исторической правдой, Бонду и его конторе удается одержать − в следующих книгах − только после 1956 года.

[60] Галенин Б.Г. Генерал Краснов: Жизнь, творчество, смерть и бессмертие. /В книге: Генерал Петр Краснов. За Чертополохом. – М., 2002, с.5-59.

[61] Нарочницкая Н.А. За что и с кем мы воевали. – М., 2005. С.24.

[62] Нарочницкая Н.А. За что и с кем мы воевали. – М., 2005. С.29.

[63] Бернштам М. Ук. соч. С. 25, 76-77. Заметим, что Моше Левин обвиняет русский народ в сопротивлении именно ленинским особым отрядам.

[64] Напомним, что исследование Михаила Бернштама проведено во второй половине 1970-х годов.

[65] Там же. С. 78.

Борис Галенин, начальник Штаба Войсковой Православной Миссии.

Об авторе