Экономика

Мы все — банкроты?

Ноябрь 12
09:56 2011
Мы все — банкроты?

 

Всемирные интерактивные долговые часы, или 43,454,601,693,238 причин, по которым мы все банкроты

 

К этому моменту у всех уже была возможность поиграть с американскими долговыми часами. А как насчет мировых часов? Журнал The Economist предоставляет нам удобную возможность отслеживать сотни миллионов долларов, которые правительства по всему миру каждый час прибавляют к уже существующим обязательствам. Так они борются с долгами – наращивая их количество.

Происходит перевод риска от глобальных корпораций к суверенам и все это будет продолжаться до тех пор, пока вся бумага неплатежеспособных организаций превратиться в пыль. Не забывайте также, что эти часы отслеживают только долг на балансе, а если прибавить к нему будущие обязательства социального государства – пенсии и стоимость медицинской страховки, то это число вырастет до четверти квадриллиона долларов. Попробуйте профинансировать все это, не говоря уже о том, чтобы выплатить…

 

«Часики тикают. Кажется, что каждую секунду кто-то в мире еще больше берет взаймы. Национальные долговые часы знакомы тем, кто был на Таймс Сквер в Нью-Йорке, где миру открывается размер американского дефицита. Наши часы показывают всемирные размеры для почти всех правительственных долгов в долларах США.

Имеет ли это значение? Ведь правительства должны деньги своим собственным гражданам, а не марсианам. Растущая сумма важна по двум причинам. Во-первых, когда долг растет быстрее экономики, как это и происходит в последние годы, правительства все больше вмешиваются в экономику и увеличивают налоги. Во-вторых, долги необходимо регулярно рефинансировать. Из-за этого правительствам все время приходится ставить на кон свою популярность. Если они не нравятся гражданам, как это произошло в Греции в начале 2010 года, то страна оказывается в кризисе. Чем выше суммарный размер глобального государственного долга, тем выше риск фискального кризиса и серьезней его экономические последствия».

Американская денежная масса продолжает стремительно расти

 

Автор: Алесдер Маклеод (Alasdair Macleod)

 

Проблемы Европы забивают газетные полосы и комментаторы игнорируют быстро растущую денежную массу в США, индикатор М2 которой вырос на более чем 10% за последние 12 месяцев. Кроме того, в годовом исчислении рост на протяжении последних шести месяцев был выше 15%. Использование индикатора под названием Истинная денежная масса (True money supply – TMS), известного также как Австрийская денежная масса, подтверждает это.

Причина для использования TMS проста. По определению института Людвига фон Мизеса, он представляет собой количество денег в экономике, доступных для обращения. Более того он специально создан для того, чтобы ясно показывать экспансию, происходящую в результате инъекций наличных центральным банком или создания кредита коммерческими банками, так как исключает все, что необходимо сначала перевести в наличные, как, например, кредиты и краткосрочные займы. Поэтому это чистый индикатор денег в экономике, доступных для транзакций. Он значительно более объективен, чем официальные MZM, M0 или любые другие «M» индикаторы.

В экономической теории это имеет значение, потому что деньги –просто ресурс, который в силу определенных обстоятельств используется в качестве средства обмена. Его ценность, как и любых других ресурсов, зависит от спроса и предложения на него. Используя TMS, мы очищаем отношение между реальными деньгами и ценами от других спорных факторов.

 

Основной рост произошел в чековых депозитах (текущие клиентские счета) и сберегательных вкладах (счета с немедленным доступом) в банках. Некоторые комментаторы указывают на то, что это не потраченные наличные, а также наличные, отложенные на черный день. Такие утверждения игнорируют тот факт, что наличные используются, потому что банки отдают их взаймы правительству, а то распространяет их в экономике.

Эти наличные представляют собой дополнительную денежную массу, которая будет постепенно отражаться в падении ее покупательной способности. Учитывая, что ускорение темпов роста TMS началось в 2009 году, мы уже видим с помощью ShadowStats.com, применяющих объективные статистические методики для измерения ключевых показателей. По их оценкам реальная инфляция значительно выше, чем показывает официальная статистика.

Немонетарные аспекты влияния факторов спроса и предложения на цены – это изменение спроса на индивидуальные товары. И здесь картина как обычно варьируется. Правительственные расходы на систему социального обеспечения, оборону и здравоохранение поддерживают спрос на товары, относящиеся к энергии, продовольствию, обороне и медицине. Банковская и финансовая индустрии также чувствуют себя хорошо, несмотря на проблемы с балансами, так как они находятся ближе всех остальных к источникам новых денег, в этом случае Федеральному Резерву. Все остальное, как демонстрируют опросы бизнесов и статистика по безработице, в лучшем случае находится в нестабильном положении. Так что есть очевидные победители и проигравшие в ценообразовании и рост TMS подкармливает те товары, которые поддерживаются правительственными расходами.

Учитывая подобный монетарный фон, значительной проблемой для 2012 года будет постоянно растущая ценовая инфляция в США и других экономиках, привязанных к доллару. Можно ожидать, что термин стагфляция станет частью популярного словаря в новом году, что неизбежно вызовет повышательное давление на процентные ставки — и скорее раньше, чем позже.

Любопытные факты об американском долларе

 

Автор: Zero Hedge

 

Ллойд Бланкфейн из Goldman Sachs.

 

Золотым жукам известен наизусть каждый серийный номер каждого золотого слитка, принадлежащего (предположительно) золотому индексному фонду GLD. Также и в насквозь пронизанном злом сердце Федерального Резерва остается теплое местечко для фактов, относящихся к его любимой бумажной валюте. Было ли вам, например, известно, что Бюро по изготовлению клише и печати использует около 9,7 тонн типографской краски в день? Бумажные деньги могут быть, а могут и не быть исчезающим видом, но мы в любом случае представляем вашему вниманию некоторые «забавные» факты об американском долларе, о которых наши читатели, готовящиеся к похоронам бесконечно разбавляемой комбинации 75% хлопка и 25% тряпья, могут и не подозревать.

Отрывки из материалов по промыванию мозгов с сайта Федерального Резерва:

 

    Бюро по изготовлению клише и печати использует около 9,7 тонн типографской краски в день и производит около 26 млн банкнот в день с номиналом около $907 млн.

    Более 90% американской валюты – это ноты Федерального Резерва (ФРН).

    Стопка банкнот высотой в одну милю (1,6 км) будет содержать более 14,5 млн ФРН.

    Валюта представляет собой волокна, состоящие на 25% из тканого материала и на 75% из хлопка. Валютная бумага содержит  крошечные красные и синие синтетические волокна различной длины, равнорасположенные по бумаге.

    Банкнота в $2 впервые появилась 25 июня 1776 года, когда Континентальный Конгресс распорядился выпустить их в виде «кредитных биллей для защиты Америки».

    Первая долларовая монета появилась в 1782 году.

    Доллар официально стал валютной единицей нашей нации в 1785 году.

    Самым большим биллем, когда-либо отпечатанным Бюро по изготовлению клише и печати был золотой сертификат на $100,000.

    Американская секретная служба была создана во время Гражданской войны для борьбы с фальшивомонетчиками.

    Девиз «Мы верим в Бога» появился на бумажной валюте только в 1963 году.

    В Бюро по изготовлению клише и печати входят две фабрики: одна в Вашингтоне, округ Колумбия, а другая в Форт Ворс, штат Техас. Вместе они используют около 9,7 тонн типографской краски в день.

    Приблизительный вес банкноты равняется одному грамму. В одном фунте 454 грамма, соответственно 454 банкноты весят один фунт.

    Самая большая банкнота, печатаемая сегодня – это $100.

    Производство одной банкноты стоит около 6,4 цента.

    45% банкнот, выпускаемых в год – это $1 и 95% банкнот используются в качестве замены.

    Для того чтобы банкнота порвалась, требуется произвести около 4000 двойных (вперед и назад) сгибов.

    Средняя продолжительность жизни ФРН зависит от их деноминации:

 

$1 — 21 месяц

$5 — 16 месяцев

$10 — 18 месяцев

$20 — 2 года

$50  — 4,5 года

$100  — 7,5 лет

 

Что произойдет, если исчезнет Goldman Sachs?

 

Автор: Джон Рубино (John Rubino)

 

В то время как Европа разрешается еще одним заранее обреченным на провал планом спасения банковской системы, неплохо бы подумать о тезисе, на котором основывается эта программа спасения – а нужны ли нам вообще эти большие банки.

Нужны ли? Если Goldman Sachs, JP Morgan Chase, Deutsche Bank, Crédit Lyonnais и пять-шесть их коллег вдруг исчезли бы, — что произойдет? Изменит ли их исчезновение количество фабрик, госпиталей, ферм, лабораторий биоглогических исследований, нефтяных скважин или золотых приисков? Станет меньше домов или машин? Станут ли компьютеры работать медленнее, а у телевизоров сократится разрешение? Нет. Мир завтра утром будет обладать таким же количеством реального капитала и производственных мощностей, как и сегодня. Он лишится большого количества сложных финансовых инструментов, которые не производят ничего съедобного и около сотни тысяч банкиров, зарабатывающих кучи денег на том, что они тасуют эти бумажки. Им придется заняться чем-то действительно полезным и поэтому мир после Goldman станет богаче и продуктивнее.

 

Исчезновение больших банков, возможно, немножко взбаламутит поверхность пруда. Процентные ставки могут вырасти, а цены на акции упасть – ведь таким странам как США и Японии придется неожиданно начать жить по средствам. Военные бюджеты, общественные сервисы и пенсии будут резко сокращены. Но будут и позитивные последствия. Если сегодняшний режим низких процентных ставок оставляет без штанов пенсионеров, живущих на доходы от банковских вкладов и казначейских облигаций, то более высокие процентные ставки вернут им личные доходы, что возможно полностью компенсирует потери выплат от пенсионной системы и медицинского страхования. Для молодых семей падение цен на недвижимость, которое вызовут более высокие процентные ставки, сделают ее более доступной. И все те солдаты, которые оккупируют другие страны или готовятся к этому, смогут получить реальную работу вместе с бывшими банкирами.

Люди, сидящие по шейку в долгах, взятых на покупку различных активов, будут естественно вынуждены продавать, но вкладчики, особенно владеющие большим количеством драгоценных металлов, скупят эти активы и будут их продуктивно использовать. Apple и Berkshire Hathaway Уоррена Баффета (Warren Buffett) владеют на двоих сотней миллиардов наличных, на которые они приобретут и будут использовать дешевые активы. Местные банки, занимающиеся ипотекой, кредитами бизнесам и клиентским сервисом будут процветать, так как вкладчики уйдут из Bank of America в местные институты. Рынки фермеров и местные фермы вырастут, чтобы заменить разрушенную сеть поставок глобального агробизнеса. А освобожденные от дотаций финансовых институтов на предвыборные кампании политики, возможно, станут вести себя чуть более прилично.

 

Если посмотреть на проблему с этой точки зрения, то все это выглядит куда менее угрожающе и может даже стать дорогой к тому миру, в котором предпочтут жить большинство разумных людей. Так что расслабьтесь, отпустите большие банки и посмотрим, что произойдет.

График недели: Мы наконец вернулись в 2007…

Последняя статистика по ВВП показывает, что американская экономика вернулась туда, где она была до начала рецессии (с поправкой на инфляцию).

Проблема в том, что мы производим это количество товаров и услуг, сократив количество рабочих мест на 8 млн.