Политика

«Мы не допустим, чтобы Брюссель диктовал нам свои условия!»

Июль 09
07:59 2011

«Мы не допустим, чтобы Брюссель диктовал нам свои условия!»


В Европе с некоторым недоверием наблюдают за суверенной венгерской демократией



«Мы не допустим, чтобы Брюссель диктовал нам свои условия! Никогда в своей истории мы не позволяли Вене или Москве указывать нам, так и теперь не позволим это Брюсселю! Пусть в Венгрии во главе угла стоят венгерские интересы!» — заявил премьер-министр Виктор Орбан. Эта воинственная тирада привела в замешательство даже хорошо знающих Будапешт дипломатов стран-членов ЕС. Орбан и раньше допускал подобные высказывания («Есть жизнь и вне границ Евросоюза», или недавнее «ветер дует с Востока»), но все же подобное заявление очень странно звучит из уст руководителя страны, занимающей пост очередного председателя ЕС. Особенно если принять во внимание результаты опроса общественного мнения, проведенного в начале года, согласно которым 46% венгров позитивно оценивают шестилетнее членство страны в Евросоюзе, а 42% — негативно. Еще прошлым летом это соотношение составляло 30 к 50 соответственно. То есть ожидания, связанные с европредседательством страны, изменили мнение венгров о Евросоюзе в лучшую сторону. И сейчас более 2/3 населения страны (69%) выступили бы в поддержку ее членства в ЕС. Однако заслуживает внимания тот факт, что с течением времени скептические настроения стали проявляться все сильнее, а первые три месяца европредседательства еще больше отрезвили людей. То есть объективные показатели и слова премьер-министра не противоречат друг другу. Виктор Орбан не настроен против Европы. Его слова лишь отражают горькое осознание того, что само по себе членство не может решить проблемы страны, в то время как ее независимость ограничивается. Если к этому прибавить применяемый время от времени в Европе принцип двойных стандартов, а также манеру смотреть свысока, то вера в евроинтеграцию несколько уменьшается. Европейский Союз в целом плохо переносит чрезмерный суверенитет стран-членов, особенно если речь идет не о «старой гвардии». Неудивительно, что Брюссель неодобрительно смотрит на «освободительную борьбу» венгерского премьера и его отличающиеся от общепринятых меры по борьбе с кризисом. Даже тогда, когда большинство из них было введено и другими странами.

ФИДЕС год назад взял управление страной, борющейся с глубоким моральным, политическим и экономическим кризисом. Тот факт, что правоцентристская партия получила 2/3 голосов в Парламенте, а  радикально-националистическая «Йоббик», в своей предвыборной риторике сделавшая акцент на антицыганские лозунги, — 16%, красноречиво говорит об итогах восьми лет правления предыдущего кабинета и общей ситуации в стране, которая от цикла к циклу делилась ровно пополам по количеству поддерживающих правые и леволиберальные круги. Причина проста. Венгрия была на грани краха, она была вынуждена взять кредит у МВФ в размере 25 миллиардов евро, таким образом госдолг превысил 80% от ВВП, коррупция цвела пышным цветом, общество окончательно разделилось идеологически и социально, крупные реформы не проводились в течение 20 лет после смены режима. Большинство надеялось лишь на то, что потом их дети будут жить лучше.

Новое правительство при наличии 2/3 голосов в Госсобрании пообещало полное обновление, завершение двадцатилетнего переходного периода, стабильность без применения мер жесткой экономии, оздоровление экономики, снижение уровня госдолга до 70% от ВВП. Под знаком объединения нации был принят закон о втором гражданстве, который упростил получение венгерского гражданства для 5 миллионов соотечественников за рубежом без изменения места прописки. Новый кабинет распрощался с МВФ и ведущими в тупик неолиберальными рецептами выхода из кризиса. Новые вливания в венгерскую экономику будут идти, вероятней всего, с Востока. Венгрия не спешит и в еврозону до 2020 года вступать не собирается. Будапешт также голосовал против уравнивания налогов, ведь это пока ослабит конкурентоспособность страны. Правительство избавило людей от кабалы частных пенсионных касс и вернуло деньги в государственную систему, что было необходимо для возвращения дефицита бюджета в установленные ЕС рамки (не выше 3%). На банки был наложен налог размером 0,5% от суммы баланса, кроме того, на три года был введен так называемый кризисный налог (размером от 1 до 6%) для крупных предприятий энергетической, телекоммуникационной сфер, а также торговых сетей. Последний нанес ущерб интересам представленных здесь немецких и австрийских компаний. 15 многонациональных фирм даже обратились с жалобой к Еврокомиссии. После перечисленных мер правительство приняло закон о СМИ, вызвавший бурную реакцию на международной арене. В настоящий момент готовится проект новой Конституции.

В разгар давно невиданных лихорадочных реформ большинство венгров надеялось, что международный престиж страны возрастет благодаря председательству в ЕС. Но наперекор ожиданиям на Венгрию обрушился шквал критики со стороны европейцев в связи с принятым законом о СМИ. Безусловно, это не самый удачный нормативно-правовой акт — между его строчек читается верховенство власти и желание все контролировать. Точно также это намерение сквозит и в решении об ограничении полномочий Конституционного суда. Закон, по сути, дает новые ответы на современные вызовы, но недостаточно точные выражения в некоторых пунктах действительно ужесточают цензуру и дают повод для беспокойства. В то же время это не является причиной для истерии в немецкоязычной прессе и Европарламенте. Преувеличенные обвинения, связанные зачастую с политическими взглядами, не утихли и тогда, когда венгерский парламент внес поправки к закону в соответствии с предложениями Еврокомиссии. Это свидетельствует о том, что суть дела совсем в другом. Венгерская общественность сходится на том, что истинной причиной непропорциональной череды нападок являются задетые интересы вышеупомянутых многонациональных компаний, европейский принцип двойных стандартов и неуверенность Брюсселя в странах Восточной Европы. К этому можно добавить не всегда проевропейскую, в полной мере национальную риторику венгерских правых сил, гораздо менее гибкую по сравнению с леволиберальной, а также политику защиты интересов страны, естественным образом вызывающую конфликты. Такое поведение приветствуется далеко не всеми членами ЕС. Европейские СМИ, в последние годы потерявшие интерес к перегибам власти и разгону демонстраций, наблюдают за событиями в Венгрии так, как будто здесь царит диктаторский режим. Леволиберальная интеллигенция сразу заявила, что Орбан выстраивает венгерский вариант «путинизма», премьера сравнивали с венесуэльским лидером Уго Чавесом, португальцем Салазаром и «последним диктатором Европы», белорусом Лукашенко.

В этом контексте СМИ уделяли мало внимания приоритетам венгерского европредседательства. Будапешту важно поднять принципиальные для стран региона вопросы и расставить акценты в текущих делах. Центровой считается идея сплочения Центральной Европы и укрепления ее государств. Приоритетным интересом для Венгрии является также интеграция стран Западных Балкан (особенно поддержка членства Хорватии), вхождение Румынии и Болгарии в Шенгенскую зону, разработка Дунайской стратегии, а также обеспечение энергетической безопасности ЕС и региона Центральной и Восточной Европы. И хотя основное внимание Будапешта направлено на Балканы, здесь большое значение придают и «Восточному партнерству». Венгры хотят добиться того, чтобы «разочарования в отношении процесса  расширения ЕС» сменились оптимизмом. Для этого, безусловно, необходимо, чтобы новые члены хорошо выступали в качестве европредседателей. Словения осталась незамеченной, Чехия вступила в период председательства в разгар правительственного кризиса. Вот почему так важен 2011 год, когда у руля стоят Венгрия и Польша. Ожидается, что во время венгерского европредседательства будет разработана общая линия ЕС в отношении интеграции цыган. Важнейшими делами, безусловно, являются увеличение конкурентоспособности ЕС, а также стабильность стран еврозоны. Их продвижению поспособствовал прошедшее недавно заседание Совета ЕС.

После принятия новых мер по укреплению финансовой стабильности европейская пресса постепенно начала другими глазами смотреть на работу Венгрии в качестве председателя. По словам корреспондента газеты Financial Times в Брюсселе, европредседательство Будапешта оказалось более компетентным, чем многие ожидали. Полгода начались очень неудачно (принимая во внимание спорный закон о СМИ), в то же время венгры смогли без особой шумихи продвинуться в самых тернистых европейских вопросах. Три месяца назад многие лишь улыбались, слушая слова министра иностранных дел Мартони о том, что основной задачей является обслуживание стран-членов. На половине пути стало очевидно, что со вступлением в силу Лиссабонского договора полномочия председателя значительно сократились, поскольку часть ответственности взял на себя председатель Совета Европы Херман ван Ромпей, часть – Высокий представитель Кэтрин Эштон. Страна, председательствующая в ЕС, по сути, обеспечивает организацию мероприятий по текущей повестке. В действительности у нее очень мало возможностей реализовать свои собственные предпочтения. 85% работы составляет продолжение дел предыдущего председательства, 10% — кризисное урегулирование и 5% — реализация собственных инициатив. Если же со стороны европейцев идут нападки, как, например, в случае с законом о СМИ (судя по всему, их можно ожидать и в отношении готовящейся Конституции), то не удивительно, что премьер-министр не сожалеет о том, что саммит «Восточное партнерство» пройдет не в Будапеште.

В такой ситуации надо радоваться даже незначительной похвале и ценить то, что появилась возможность представить венгерскую культуру, гастрономию и вина. Вряд ли это сможет перекрыть сложное начало, полученные пощечины и зачастую поучающий тон. Опасность вызывает то, что более глубокое понимание работы Евросоюза лишь укрепит скептицизм Венгрии. Как когда-то мы ждали европредседательства, так же мы теперь хотим, чтобы оно скорее закончилось.     



0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.