Экономика

Может ли Эстония помешать «Северному потоку»?

Сентябрь 23
22:46 2007

Эстонское правительство решило не удовлетворять запрос российско-германской компании «Nord Stream AG» на проведение работ по исследованию морского дна в национальной экономической зоне республики для возможной прокладки в регионе российско-немецкого газопровода. «Nord Stream AG» является оператором Северо–Европейского газопровода (СЕГ) и еще 31 мая 2007 г. представила в МИД Эстонии соответствующее ходатайство. Обратим внимание, что положительный ответ на такое ходатайство вовсе не означал разрешения на прокладку самого газопровода. Из 20 независимых исследований проекта прокладки газопровода, заказанных правительством Эстонии, 19 дали положительную оценку проекту и рекомендовали дать такого рода разрешение. Однако эстонское правительство ответило гордым отказом, сославшись на свой суверенитет и государственные интересы.

Напомним географию проекта, так как о ней часто забывают, полагая, что после отказа официального Таллина у проекта «Nord Stream» якобы «нет маршрута». В рамках проекта строительства газопровода «Северный поток» предполагается проложить подводный газопровод через Балтийское море по трассе Выборг (Россия) — Грайфсвальд (Германия). К 2015 году Nord Stream призван обеспечить около четверти потребностей ЕС в дополнительном импорте газа. Общая пропускная способность двух линий газопровода составит около 55 млрд. куб. м газа в год, причем выйти на проектную мощность предполагается в 2013 году.

Трасса газопровода в Балтийском море может быть проложена от Выборга через акватории, находящиеся под юрисдикцией Финляндии и Швеции, вплоть до Грайфсвальда. При прокладке газопровода в Грайфсвальд может быть затронута польская либо датская сферы юрисдикции, в то время как при прокладке трассы между островом Борнхольм и Швецией можно провести газопровод непосредственно из Швеции в Германию. Такое проведение трассы более предпочтительно с точки зрения процедуры получения разрешений, так как кроме Германии могут быть затронуты сферы юрисдикции лишь трех или двух других государств (Финляндии, Швеции и Польши/Дании или соответственно только Финляндии и Швеции)1. Таким образом, позиция официального Таллинна в данном вопросе не играет существенной роли, а обращение к эстонским властям носило в известной мере формально-бюрократический характер.

Тем не менее, Москва получила еще один недвусмысленный сигнал. Позиция Таллинна была и остается совершенно четкой и однозначной, такой же, как и в период сноса Бронзового Солдата. Уже когда летом премьер-министр Эстонии Андрус Ансип отказался принимать председателя совета директоров Nord Stream Герхарда Шредера, стало все понятно. Вряд ли эстонцы будет торговаться, так что не имеет смысла и выторговывать у них положительное решение. Тем более, что оно в принципе и не нужно. Единственным устраивающим Эстонию вариантом стала бы прокладка российско-германского трубопровода по суше, через территории прибалтийских государств. Еще летом представители Латвии, Литвы и Эстонии и Польши направили в Еврокомиссию письмо, где просили поддержать идею строительства Северо-Европейского газопровода, который свяжет РФ и Германию не по дну Балтийского моря, а по суше – через территории всех указанных государств. Однако это не устраивает ни Россию, ни Германию, ибо обессмысливает сам проект.

Ни для кого не секрет, что у Североевропейского газопровода очень много влиятельных противников – гораздо более влиятельных, чем «маленькое, но гордое» прибалтийское государство. Есть они и внутри России, причем поют явно с чужого голоса. Их аргументация звучит убедительно разве что для несведущих простаков: в ход идут ссылки на экологию, дороговизну проекта, на отсутствие необходимых производственных мощностей, скандальные обвинения в адрес «Газпрома», который, мол, ни в коем случае нельзя допускать в европейскую газораспределительную систему. При этом США упорно лоббируют прокладку транскаспийского газопровода (по дну Каспийского моря), который предполагает доставку центральноазиатского газа в Европу через множество транзитных государств, что делает возможным многочисленные политические осложнения. Точно так же, как и против проекта Nord Stream, возражали в свое время против проекта «Голубой поток», причем представляется, что если бы не было возражений со стороны «единственной сверхдержавы», то их не было бы и у всех остальных…

Проект «Северный поток» не дает покоя многим влиятельным силам и не только в США. Ведь в случае его успешной реализации политическое сближение Москвы и Берлина получит мощный экономический импульс. Наши страны могли бы не зависеть от капризных проамериканских транзитеров и получить больше возможностей координировать свои внешнеполитические действия без опасений за свою энергетическую безопасность. Именно по этой причине следует ожидать активизации попыток перетянуть Швецию и Финляндию в стан противников «Северного потока». Эстонское правительство может также заявить, например, об одностороннем расширении своих морских границ за счет именно той зоны, в которой планируется прокладка газопровода, или предпринять другие манипуляции. В качестве инструмента давления может быть использована Еврокомиссия, которая в своем последнем плане регулирования энергетического рынка предлагает ввести ограничения на иностранные (прежде всего подразумеваются российские) инвестиции. Согласно этим предложениям (некоторые нетерпеливые СМИ уже объявили их «принятыми нормами»), Североевропейский газопровод должен быть выведен из структур «Газпрома».

Такой шаг с экономической точки зрения был бы нелепым, так как в случае реализации этих предложений капиталовложения в газовую инфраструктуру Европы уменьшатся, в то время как европейская трубопроводная система в настоящее время не имеет достаточных физических возможностей для заявленной либерализации газового рынка. Так что, скорее всего против предложенного Еврокомиссией плана будут активно возражать, прежде всего, крупнейшие европейские газовые концерны.

Не следует также забывать, что сегодня «Газпром» продает свой газ европейцам на границе по цене $230—250 за тысячу кубометров. А потребители газа в европейских странах платят за него уже $10002. Дополнительные сложности для российских инвесторов будут означать только увеличение этого разрыва.

Проект «Северный поток» отвечает интересам не одной Германии, но и многих других членов Европейского Союза (включая скандинавские страны). Сегодня Россия на 30-35% обеспечивает потребности ЕС в газе и останется стратегическим источником «голубого топлива» для Европы на длительную перспективу. Альтернативой мог бы стать Иран, но благодаря созданным американцам проблемам кризис вокруг этой страны удастся преодолеть очень не скоро, и у европейцев мало возможностей для маневра на иранском направлении. Так что скорейшее решение вопроса о Североевропейском газопроводе – в интересах самого ЕС, тогда как у России есть значительные возможности для диверсификации экспорта газа.

* * *


Недружественная позиция Эстонии без соответствующей реакции не останется. Причем эта реакция вряд ли ограничится заявлениями дипломатов. В 2006 году Эстония потеряла немало возможностей по перевалке российских грузов, однако ежегодно около 180 миллионов тонн российской нефти и нефтепродуктов все еще транспортируется через порты на Балтике. Сокращение российского транзита через Прибалтику станет более существенным по мере развития портов на территории Ленинградской области. Тогда, видимо, у Эстонии станет еще меньше возможностей извлекать материальные выгоды из своего географического положения.


____________________

1 М.Р. Давлетбаев. Строительство газопровода «Северный Поток»: правовые аспекты // «Энергетическое право», 2007, N 1

2 « Известия», 6 июля 2007 г.


Фонд стратегической культуры