Общество

Московская полиция: отныне основной приоритет — борьба с этническими мафиями

Январь 25
09:26 2013

Московская полиция: отныне основной приоритет — борьба с этническими мафиями  


«Противодействие этническим преступным группировкам, привлечение их лидеров к уголовной ответственности должно стать приоритетом в работе ведомства», — заявил во время заседания коллегии, посвященной итогам деятельности органов внутренних дел за 2012 год, министр внутренних дел России, Владимир Колокольцев. Он также отметил, что в Москве количество преступлений, совершаемых членами этнических ОПГ, в два раза больше, чем в целом по России и потребовал в «кратчайшие сроки добиться реального оздоровления обстановки».


СМИ цитируют главу Национального антикоррупционного комитета, старшего лейтенанта ФСБ Кирилла Кабанова, который рассказал о том, что столицу ждёт новый виток деятельности этнических преступных группировок. Это связано, в том числе, с убийством преступного авторитета Аслана Усояна, что означает начало борьбы этнических группировок за свою нишу:


— Более дерзкие этнические группировки – это новый фактор. Таджики, узбеки, киргизы — это уже серьёзная проблема, просто об этом никто не говорил раньше, а они уже сформировали свои группировки.


Михаил Ремизов, политолог, президент Института национальной стратегии напомнил, что борьба с ОПГ – вещь вовсе не новая:


 — Эту позицию Колокольцев достаточно осторожно высказывал ещё после Манежки. Именно он со стороны властей был главным действующим лицом – контрагентом протестующих. Кстати, есть его серьёзная заслуга в том, что всё кончилось мирно, гораздо более мирно, чем могло бы.


Уже тогда говорилось о том, что необходимо обсудить возможность воссоздания подразделений по борьбе с этнической преступностью. Этого не произошло. Как не произошло и воссоздания вообще структур по борьбе с организованной преступностью, несмотря на то, что тот же Колокольцев говорил, что это необходимо сделать. Можно предположить, что есть некая инерция, сопротивление системы подобного рода решениям. Не знаю, с чем оно связано и на каком уровне имеет место.


На одном из первых, я бы сказал, инаугурационных выступлений Колокольцева, в качестве министра внутренних дел, он говорил о достаточно амбициозных проектах, в том числе и о необходимости создания структур по борьбе с организованной преступностью и этнической преступностью, в частности. Это прозвучало, кстати говоря, на волне впечатлений, в том числе, от путинской статьи, где было сказано, что этническая организованная преступность – это проблема не только криминальная, это проблема национальной безопасности, и политический приоритет. Несколько позже, в интервью «Коммерсанту» Колокольцев говорит о том, что борьба с оргпреступностью — это не приоритетная. Возникли предположения о том, что что-то повлияло на позицию министра. Возможно, инерция неких принятых решений. Например, роспуск УБОПов, на которые могла быть возложена функция борьбы с этнической преступностью (это одно из решений, принятых на старте президентства Медведева). Не хотелось бы думать, что речь идёт о каком-то упорстве в сохранении этих сомнительных решений. Тем не менее, что-то повлияло на позицию министра. Но если сейчас Колокольцев возвращается к теме, можно надеяться, что что-то будет сделано. При этом рассчитывать на то, что структуры МВД и государство, государственный аппарат, силовые структуры будут эффективно противодействовать этнической преступности в ситуации информационной блокады по этой теме, я бы не стал.


Напомним, что, несмотря на чёткую расстановку приоритетов, в начале декабря прошлого года, президент России Владимир Путин с одобрением отозвался о предложении ряда депутатов законодательно запретить СМИ называть национальность преступника. «Какая разница, к какой этнической группе относится человек, который нарушил норму закона?..», — цитирует Путина «КП». Михаил Ремизов считает, что при нынешней «заряженности» общества подобная депутатская инициатива вряд ли могла бы поспособствовать решению проблемы:


— На мой взгляд, нынешние, весьма скромные пока движения государства в сторону этой проблемы произошли благодаря тому общественному резонансу, который имели инциденты с этнической преступностью. Необходимы публичные силы для того, чтобы государство прицельно этой проблемой занималось. Чтобы эти стимулы возникали, необходима, соответственно, большая степень прозрачности при обсуждении этой проблемы.


Кроме того, нужно понимать, что запрет на упоминание национальности преступников совершенно неэффективен в нынешней ситуации. Как в старом советском диссидентском анекдоте, когда на Красной площади раздавали пустые листовки – чего писать-то – и так всё понятно! Достаточно буквально нескольких каких-то штрихов для того, чтобы картина у зрителя или читателя новости достраивалась, причём не факт, что корректно. Она будет достраиваться в соответствии с уже сформированными ожиданиями. На мой взгляд, фигуры умолчания будут работать скорее на разогрев этих ожиданий и на эскалацию атмосферы напряжённости.


Поэтому я думаю, что озвучивание лучше, чем табуирование этой темы. Обсуждение того, почему и в какой степени в каждом конкретном деле присутствует этническое измерение (есть этническая консолидация преступности, есть чёткое понимание того, что этнические связи могут быть важным фактором создания организованных преступных сообществ). Всё это психологически объяснимо. В частности, одной из важных проблем преступных сообществ является проблема доверия. Этническая связь эту проблему частично решает, особенно, если речь идёт об этносах с развитой родоплеменной структурой.


Т.е. нужно рациональное обсуждение этой проблемы — не взвинченное, не предполагающее перехода на обвинения в национальности и принципа коллективной вины, а компетентное и адекватное. Это будет гораздо больше способствовать взвешенности общественного мнения, истинной толерантности, чем вытирание упоминаний о национальности преступников.


Вообще же, проблема этнической преступности – это, понятное дело, комплексный вопрос. Здесь речь идёт не только о гласности и непосредственной борьбе с ОПГ, но, например, и о миграционной политике. Здесь можно вспомнить, что сам министр МВД РФ Колокольцев ранее говорил о необходимости взаимодействия силовых структур с Федеральной миграционной службой:


— фактор законопослушности иностранных граждан, пребывающих на территории России, становится одним из ключевых критериев их оценки с точки зрения обеспечения общественной безопасности. Они (иностранцы) не должны пополнять ряды тех, кто осуществляет трудовую деятельность вне правового поля, без четкого договора, социальных гарантий, без отчислений в бюджеты всех уровней. Не должны, рассматривая свое пребывание в нашей стране как временное, совершать противоправные действия и преступления.


Совместными усилиями (с ФМС) мы должны поставить надежный заслон на пути тех, кто связан с так называемыми этническими организованными преступными группировками и надежно защитить от них не только граждан России, но и законопослушных трудовых мигрантов.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.