Общество

Памяти православной журналистки монахини Агриппины (Григорьевой)

pravoslavie-za-upokoy01
Апрель 05
22:33 2015

«Голос сердца. Теперь уже из вечности…»

В субботу, 28 марта, скончалась МОНАХИНЯ АГРИППИНА (в миру Алла Григорьева), член союза журналистов России.

В 1975 Алла Николаевна пришла на областное радио, и много лет вела вечерние эфиры, программы «Культура на селе», «Взрождение» , став одним из самых любимых и уважаемых радиоведущих.

В конце 90-х, приняв монашеский постриг с именем Агриппина, она продолжила свою деятельность в рамках областного ТВ, и стала единственной монахиней в стране , работающей на государственном канале. Её фильмы вышли и на всероссийский экран на каналах «Союз», а, впоследствии, и « Спас».

Агриппина ГригорьеваОна оказалась в ряду авторов, впервые рассказавших российскому зрителю о современном положении вещей в Православной Церкви, в перестроечное время, о возрождении Православия и старчества. Её работы много раз побеждали на международных и всероссийских конкурсах и кинофестивалях, и были высоко оценены и любимы Патриархом Алексием II. Она стала автором цикла фильмов «Пришедшие на запад солнца» , посвящённых православным центрам Америки, среди которых фильм «Джорданвилль», завоевавший особую популярность. Так же, благодаря матушке Агриппине (Григорьевой) зрители и слушатели впервые увидели и услышали проповеди и беседы с ее духовным отцом, знаменитым оптинским старцем, схиархимандритом Илием (Ноздриным).

Примерно месяц назад разговаривал с матушкой Агриппиной по телефону. И сразу обдало сердечным теплом, радостью от общения, от воспоминаний наших совместных дел, захотелось встретиться посидеть за чашкой чая, пообщаться, вспомнить наши «приключения». Спросил матушку все ли она материалы обработала о нашей поездке 2003 года по Православной Америке. Сказала, что все обработала. Поинтересовался, как бы их получить, она сказала через Андрея Завражнова — фильмы и исходники. Думалось, найдется еще время для встречи, но Бог судил иначе… Во вторник, 31 марта мы с Андреем уже были на отпевании монахини Агриппины. На поминках была сердечная, домашняя обстановка, какую всегда создавала вокруг себя, как при жизни, так и на прощании матушка Агриппина. Собравшиеся делились воспоминаниями об этом удивительно добром и отзывчивом человеке, говорили, что неплохо бы все эти живые истории собрать и опубликовать, так как человек она была незаурядный, много сделавший для всех нас на своем журналистском послушании. Да, она всеми силами служила   утверждению в нашем народе веры православной, поддерживая своими репортажами дела добра, а в последнее время, оказавшаяся ни кем не востребованной и   даже гонимой своим профессиональным сообществом.

Не откладывая на потом, постараюсь внести свой скромный вклад в дело памяти монахини Агриппины (Григорьевой) — этой православной подвижницы, одаренного многими талантами человека.

Познакомились мы в Оптиной пустыни в 2002 году. Готовя первое паломничества делегации РПЦЗ по России, заезжал с организаторами за благословением и поддержкой к отцу Илию. При отъезде у машины разговорились с общительной монахиней-журналисткой Агриппиной, которая оказалась духовным чадом отца Илия. Рассказал ей с чем мы приезжали в Оптину, поделился своими впечатлениями о встречах с американским православием. Матушка Агриппина сразу оживилась и призналась, что очень почитает отца Серафима (Роуза). У меня с собой была частица рясы отца Серафима отрезал и подарил ей кусочек. С радостью поведал о моем пути к отцу Серафиму, как радостно было трудится и молится в Платине. На последок сказал: — «Давайте сделаем фильм, о предстоявшем паломничестве РПЦЗ. Если фильм понравится — поедем снимать к отцу Серафиму в Платину». Эта встреча оказалась промыслительной.

Бог благословил, при активном участие Андрея Завражнова, мы уже встретились со съемочной группой и матушкой Агриппиной на корабле, который отходил с паломниками из Москвы в Санкт-Петербург. Паломничество предполагало поклонение православным святыням, расположившимся вдоль главной речной артерии России — «Волго-Балта». На корабле для матушки началась киношная работа, по запечатлению этого исторического события. Было много волнующих встреч, сердечного общения, были и искушения. Здесь встретились люди, которые потом помогут в осуществлении дальнейших наших проектов: — Вячеслав Трегубович, Мирослав Гришин, отец Валериан Лукьянов и другие. Православные сердечные люди, приехавшие из многих уголков Земли, русские просторы, свежесть речного и озерного воздуха, прикосновение к множеству древних святынь, давали чувство особой соборной радости. Мы все были живыми свидетелями исторического чуда — чуда взаимной молитвы, чуда покаяния и примирения. Матушке Агриппине своей режиссерской работой удалось все это передать. Фильм «Возвращение на Родину» получился. Уже через несколько месяцев живая весть -фильм, созданный матушкой Агриппиной, разлетелась по многим приходам РПЦЗ. Русские люди, жившие за рубежом, с времен первой политической эмиграции, судившие о России по своим СМИ, заново открывали для себя Россию. Участники и организаторы паломничества высоко оценили режиссерскую работу матушки, и мы, со съемочной группой, вдохновленными успехом, стали собираться в Америку для съемок материалов о ее православных центрах.

Сборы в заокеанскую командировку были очень динамичными. Матушке Агриппине было всего тяжелее из нашей группы, в которую входил оператор -Володя Шепелев, она — режиссер и я, как проводник. Мать Агриппина очень волновалась, как будем питаться, где жить, где спать, как передвигаться по незнакомой и неизведанной для нее Америке. (Как потом призналась, она страдала уже тогда тяжелой формой сахарного диабета) Материальные ресурсы по американским меркам были весьма скромные, помимо купленных билетов и виз, только 1000 долларов на всё и про всё. Знали, что препятствия и искушения нам будут встречаться на каждом шагу, а как же без этого. Но мы все верили, что по молитвам отца Илия наша поездка состоится.

При собеседовании в посольстве США было много отказов, это добавляло волнений для всех. Перед моим собеседованием, к примеру, человек десять вышли с грустными физиономиями, сразу понятно -отказ. Помню расстроенную бабушку, которую не пустили даже проведать своих внуков. Захожу на собеседование с офицером посольства, он видя мою бороду спрашивает: -Вы верующий? -Да. -Какой любимый стих из Евангелия? — Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла: — «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего.. -Мой тоже!» — отвечает, и ставит разрешительный штамп на визу. Вылетаем через несколько дней… Летим. Приземляемся в Нью-Йоркский аэропорт Джона Кенедди поздно вечером, нас никто не встречает. Утомительный 9-ти часовой полет, смена часовых поясов, встреча с неизведанным и непредсказуемым тяжела даже для подготовленных людей. Матушка в расстроенных чувствах, ведь у нее сахар в крови в любую минуту может подняться. Звоню Вадиму Арефьеву (сейчас уже иерей Вадим — настоятель храма Новомученников российских в Нью-Йорке), говорит подождите, подъеду. Оператор Володя выходит на свежий воздух и возвращается с открытым ртом: — » Выхожу на улицу , а там одни иномарки!» (в 2003 году — это было в диковинку). Вадим подъехал и провез нас по ночному Нью-Йорку, так начали снимать первые материалы по Америке. Разместили матушку Агриппину у одной доброй женщины, накормили, устроили хорошо, после первого стресса она успокоилась. Мы с Володей остановились у друзей. Утром отправились в Джорданвилль на машине Вадима. Погода была хорошая, за часов пять домчались до Свято-Троицкой обители. В Джорданвилле нас сердечно встретил инок Всеволод (Филипьев), который много сделал для того, чтобы эта поездка состоялась. Взяли благословение у владыки Лавра и приступили к съемкам. Показывали матушке и снимали вместе с отцом Всеволодом сюжеты Джорданвилльской жизни, те места и истории, что могут вызвать интерес у православного зрителя в России. Володя Шепелев — оператор не расставался с камерой круглосуточно. С раннего утра снимал туманы, россу, монастырь, ночью -таинственные огни часовен, огни лампад на монашеских могилах. Ту — неповторимую и дорогую для православного сердца, атмосферу надежды на воскресение Святой Руси, надежду многих русских людей, молившихся здесь, сумевших сохранить здесь в изгнании и послании дух святорусского предания. Инок Всеволод (Филипьев) со знанием дела поэтически все это преподносил. Несколько дней беспрерывных съемок позволили снять летопись Джорданвилля, съемок которой не было у его обитателей. Совместное творчество нашей дружной команды отразилось в нескольких фильмах, наиболее популярных сейчас в России, — «Джорданвилль» и «Джорданвилль -2». Женское, сердечное восприятие и отражение православной заокеанской обители, матушкой Агриппиной, далекое от политики, от взаимного недоверия, сыграло важную роль в деле снятия старых клише и штампов. Это было в 2003 году предтечей будущего восстановления канонического общения.

Я все время торопил группу, так как хотелось побольше отснять, проехать по многим местам Зарубежной Руси. Следующим местом съемок был Лейквуд. Отец Валерьян Лукьянов- настоятель местного храма благоверного князя Александра Невского, встретил нас как старых друзей. Во время паломничества в Россию он был в центре внимания съемочной группы матушки Агриппины и много рассказывал интересного. Фильм «Воспоминания у лесного озера» о днях в Лейквуде получился каллоритным и содержательным. Затем отец Валериан помог нам приобрести недорогие билеты в Сан-Франциско и следующей точкой была Калифорния. Но здесь не обошлось без искушений. В аэропорту Сан-Франциско нам не выдали багаж матушки Агриппины, он потерялся. В багаже кассеты с 32-х часовым, отснятыми с большими трудами, бесценными материалами. Несмотря на искушения, Матушка Агриппина вела себя спокойно, достойно, но мне пришлось поднимать все американские службы, в результате, на следующий день, багаж был доставлен к месту нашего проживания в Сан-Франциско. Собор «Всех скорбящих радости», построенный святителем Иоанном (Шанхайским и Сан-Франциским), встретил нас своею неповторимой пасхальной радостью, но нам хотелось все успеть -приложиться к святыням, поставить свечи и помолиться, и снимать, снимать и снимать. Затем был приют Тихона Задонского, встречи с духовными чадами святителя Иоанна, с местом его молитвы, жизни и служения. Не удержались мы и от осмотра достопримечательностей города: — побережья океана, знаменитого моста, парков, памятников. В Сан-Франциско на помощь к нам приехал мой друг — участник паломничества по Волге- Вячеслав Трегубович, который специально приехал в Сан-Франциско, из другого штата, где работал, чтобы отвезти нас в Платину. И вот наступила долгожданная поездка в Платину. Отец Серафим (Роуз) звал и встретил монахиню Агриппину, и всех нас своей особой молитвенной благодатью. Приехали в монастырь преподобного Германа Аляскинского поздно вечером. Монахи, завершавшие вечернее молитвенное правило были безмерно удивлены нашим русским ночным «нашествием». Олени, белки и даже ночью медведь грызли поинтересовались странными паломниками из России. А Агриппина ходила, снимала и вынашивала замысел фильма «Странник, пламенеющий к небесам». Моя торопливость, казалось подвела группу. Я гнал всех скорее в Калифорнийский аэропорт, до которого было несколько часов езды. Боялся опоздаем к возвращению в Нью-Йорк. Поэтому удалось помолиться, пообщаться с монахами, поснимать в Платине только один день. Затем Слава Трегубович — опытный гонщик, побив все рекорды передвижения по горным серпантинам, доставил нас вовремя, за час до регистрации в аэропорт. Но оказалось, что я перепутал дату вылета и у нас еще есть день для Калифорнии. По телефону вернули Славу, который уже умчался за несколько десятков километров. И поехали снова в Сан-Франциско на ночь глядя. Нежданных, ночных гостей отец Петр Перекрестов разместил в   доме почившего владыки Антония (Медведева). Дом шел под снос и в нем никто не жил. Мы были счастливы пожить в келье владыки, открыли там для себя много интересного и полезного. Утром к нашей великой радости удалось всем причаститься в соборе «Всех скорбящих радости» у раки с мощами святителя Иоанна, наверное для этого мы и возвратились. Сначала вышла заминка — канонического общения с Московской Патриархией еще не было и не все клирики РПЦЗ причащали монашествующих из России, но молитвенное устремление матушки Агреппины оказалось сильнее всех преград — ее причастил отец Петр Перекрестов. Стремление души Аллы Николаевны Григорьевой к небу еще в начале 90-х заметил духовник Оптиной — схиигумен Илий. Однажды, во время съемок материалов о возрождении веры православной, отец Илий, уже тогдашний ее духовник,  спросил между делом: — Когда монахиней будешь? Задумалась Алла Николаевна серьёзно о своей жизни, о грядущей вечности и   через некоторое время в Шамардино ее постригли прямо в рясофор с именем Агриппина. Настоятельница монастыря спросила схиигумена Илия: — «А почему не в инокиню?» Отец Илий сказал -уже готова в мантию.

И, когда мы стояли с множеством монахинь и мирян на литии, на кладбище при погребении матушки Агриппины, все сердцем почувствовали, что она уже была готова для вечности.

Тэги
Страны

Об авторе