История

«Могильщики Третьего Рима» Часть IV – 2. «Объединённые ненавистью»

masonic_bible
Январь 25
13:39 2016

К концу  1906 года «Первая русская революция» выдохлась, и даже самые  «упёртые» революционеры готовы были признать своё поражение. (В чем заслуга большая П. Дурново, а вовсе не П. Столыпина вопреки распространённому мнению.) Тем более, что финансирование их подрывной  деятельности (в львиной доли – из зарубежья) сошло на нет, а «умеренные» — либеральные партии сосредоточились на работе в Думе. При этом чрезвычайно усилили свою деятельность масоны. А так как мужества и твёрдости премьеру П.А. Столыпину было не занимать, 1907 год вошёл в историю как год «торжества реакции».

Притихли разрушители и «отрицатели», попрятались по заграницам, разуверившись в скорой победе…  Марионетки, но не их хозяева, действовавшие по вековому  плану, готовые на  любые гадости, лишь бы не допустить компромисса с монархией: « Мира с Романовыми не будет!..»

Используя любую возможность, науськивая недовольных, разжигая страсти, нагнетая истерию, создавая «поводы» и организуя «проблемы», «Они» объединяли всех отщепенцев, всю мировую сволочь в ненависти, прежде всего, к «оплоту европейской реакции» — русскому Самодержавию и «душителю свободы» — Царю, которого готовили к закланию, а потому окрестили «кровавым».

Для свержения «первейшего врага прогресса» (как и для его кузена Вильгельма) сгодилось всё: подкупы, заговоры, кризисы, война, революция…

Большим шагом к достижению этой цели стал отрыв России от Германии и вступление в союз Англии-Франции  —  Антанту (сердечное соглашение), после чего ненужная ни России, ни Германия война стала неизбежной, вопросом лишь времени. А подтолкнула Россию к вступлению в противоестественный Союз, своеобразный капкан,  вопреки высказанной некогда Н. Данилевским истине о вечной вражде к нам Англии и о вечной готовности Франции встать рядом с Альбионом против российских интересов, шайка заговорщиков-космополитов во главе с господином С. Витте. В том числе посредством навязанного нам золотого стандарта и кабального кредита.

Что касается антигерманизма, то его начали раздувать некие силы ещё в 1882 году (что совпадает по времени с масштабным проникновением Ротшильдов в Россию – строительство железных дорог и нефтедобыча в Баку).  Как ни странно, видной фигурой в этом процессе оказался «белый генерал», герой русско-турецкой войны Михаил Дмитриевич Скобелев, выступивший ярым славянофилом. Вот типичный пример его мыслей: « Нужен лозунг, понятный не только  в армии, но и широким массам. Таким лозунгом может быть только провозглашение войны немцам и объединение славян. Этот лозунг сделает  войну популярной в обществе».

«О том, укрепит ли такая война Россию экономически, будет ли способствовать усилению России, а не её бесплодному истощению, Скобелев не думал.

Зато в своей роковой, так называемой «парижской речи» 17 февраля  1882 года перед студентами-сербами (за 4 месяца до смерти) генерал обрушился на Германию как на врага России.

Зато он видел другом Францию, хотя добрых старых галлов хлебом не нужно было кормить, если удавалось подсыпать угольков в костёр, чтобы сжечь нормальные российско-германские отношения». (С. Кремлёв «Бисмарк, Дизраэли, Витте и печник Ошанский»)

Вот так провоцировалась антагонистическая интересам России война, в том числе и руками «безмозглых патриотов», распираемых «благими намерениями».

Подталкиванию к войне с немцами, обретению новых «друзей» и заключению гибельных для нас «союзов» во многом способствовали займы банкиров-космополитов. Первый такой заём от парижского А. Ротшильда был получен в 1882 году, второй – в 1892 году, только после оформления соглашения между Российской империей  и Французской республикой о создании Франко-Русского союза. Вот как это описывает С. Кремлёв: «Практически весь мировой капитал боялся прочного русско-германского союза, боялся, пожалуй, больше, чем чего-либо другого. Такой союз делал невозможной большую континентальную войну в Европе, мог сорвать множество замыслов. Противостоять же военной силой такому союзу было бы очень сложно. Англия и США не имели сухопутных армий, а Франция… Вот Франция-то как наиболее обеспокоенная сторона и ринулась обрабатывать Россию в пользу заключения прямого военного союза с ней. Естественно, против Германии.

Даже тугодумный Александр III колебался. Позиция же Гирса была категорически отрицательной. Судьбы многих будущих прибылей повисли в сером воздухе петербургского мая 1891 года… А Франция все настоятельнее хотела быть уже не только ростовщиком для России, но и ее старшим воинским начальником.

В качестве кредитора французские Ротшильды обещали устроить России очередной заем. Через русских евреев они финансировали почти все железнодорожное строительство в стране и контролировали большую часть банковской системы.

И вдруг… Альфонс Ротшильд заявил, что с радостью разместил бы в Европе заем российского правительства, но «не сможет этого сделать, пока в России не прекратятся преследования несчастных евреев». Если учесть, что в Петербурге на одного банкира русского приходились четыре банкира соплеменника Альфонса, то претензии были «обоснованными».

Впрочем, российские друзья парижского шантажиста намекали царю, что если Александр заключит договор, то для союзника могло бы быть и послабление. Александр колебался… Гирс же был тверд. Тогда Ротшильд расторг договор с царем, и…

И уже в июле 1891 года бородатый самодержец, сняв фуражку (чтобы не отдавать честь), слушал «Марсельезу». А французский флот, приглашенный с «визитом дружбы», швартовался под звуки революционного гимна у фортов Кронштадта. Кредиты были получены, летом 1892 года в Петербурге прошло первое совещание начальников русского и французского генштабов. К началу 1894 года франко-русская военная конвенция была подписана и взаимно ратифицирована. Теперь, начав войну с Францией, Германия автоматически получала и войну с Россией».

Дальше ситуация только ухудшалась, а петля на шее России затягивалась.

В апреле 1904 года Англия и Франция создали союз, по условиям которого  они обязались поддерживать друг друга в любых конфликтах и который положил начало формированию Антанты, блока против усиливавшейся Германии. Причём нельзя забывать, что сделано это было в начале русско-японской войны, в которой Англия открыто поддерживала свою союзницу (с 1902 года) Японию. А союзницу России Францию связывала новым соглашением, ограничивающим  к тому же свободу действий германцев. Это вызвало не только резкое обострение международных отношений, но и приблизило первую мировую войну.

После подавления революции 1905 года в России «хитрованы» Великобритании склонили нашу Державу стать третьей участницей их Антанты (что привело в итоге Россию к краху).

Оттянуть Россию от Германии и потом толкнуть в объятия Англии помогла «удавка» займа от Франции в начале 1906 года в размере 2,7 млрд. франков. Условием же получения этого кредита царским правительством было дезавуирование (отказ) договора в Бьёрке, подписанного летом 1905 года. Напомним ещё раз, что это был за договор. В книге «23 ступени вниз» либеральный историк советских времён М. Ксавинов по этому поводу написал следующее: «23 июля в залив Бьерке близ Выборга вошли с противоположных сторон две яхты под императорскими штандартами. Кузены встретились для обсуждения обстановки в Европе. Вильгельм перешел на яхту Николая.

Два дня (23 и 24 июля) лакеи носили в каюту, где засели императоры, вина и закуски. Иногда из каюты доносилась музыка — Вильгельм играл ноктюрны Шопена; иногда слышались обрывки тостов.

К концу переговоров Николай вызвал в каюту морского министра А. А. Бирилева. На столе, среди бутылок и закусок, министр разглядел какую-то бумагу. Прикрыв ее ладонью, царь предложил Бирилеву, не читая, контрассигновать только что заключенный и подписанный высочайшими особами договор о русско-германском союзе. Бирилев повиновался.

То был поразительный договор. Он противоречил всей системе международных связей и обязательств России.

Во-первых, по этому договору Россия обязывалась защищать Германию в случае войны с Францией; но по действовавшему тогда же союзному договору Россия обязана была защищать Францию в случае войны с Германией.

Во-вторых, в Бьерке кайзер обязался защищать Европейскую Россию от нападения «любой из европейских держав». От кого именно? Не от Германии же?

От Франции? Но с ней Россия в союзе. От Австрии? Но она состоит в союзе с Германией, следовательно, она и так не нападет на союзника своего союзника. От Италии? Она в том же положении, что и Австрия: участник германского (Тройственного) блока. От Англии? Она не может вести против России сухопутную войну.

От Японии? Действительно, это был источник опасности. Тем более, что Портсмутский договор в то время еще не был ратифицирован. Но в Бьерке Вильгельм не взял на себя никаких обязательств перед Россией на Дальнем Востоке, и, следовательно, там Николай мог воевать себе в одиночку сколько угодно.

Весть о бьеркском соглашении вызвала смятение в европейских столицах, включая Петербург. Кстати, возвращается из Портсмута С. Ю. Витте. Между ним и министром иностранных дел Ламздорфом происходит разговор.

Ламздорф. Читали ли вы соглашение, заключенное в Бьерке?

Витте. Нет, не читал.

Ламздорф. Неужели Вильгельм и государь не дали вам его прочесть? (На пути из США через Германию Витте побывал у кайзера)

Витте. Нет, не давали. Да и вы, когда я приехал в Петербург и был у вас ранее, чем явиться к государю, также не дали мне его прочесть.

Ламздорф. Я сам не знал о его существовании… Теперь посмотрите, что за прелесть.

Витте (прочитав документ). Я считаю, что этот договор — прямой подвох.

Ламздорф. Не говоря уже о его неэквивалентности.

Витте. Он бесчестен по отношению к Франции… Разве государю неизвестен наш договор с Францией?

Ламздорф. Как неизвестен? Отлично известен. Государь, может быть, его забыл, а вероятнее всего, не сообразил сути дела в тумане, напущенном Вильгельмом…

Витте. Этот договор необходимо во что бы то ни стало уничтожить».

Что и удалось сделать Витте сотоварищи к концу 1905 года.

Переубедить императора Николая Второго в ошибочности, поспешности принятого решения не смог даже кайзер Вильгельм Второй  в ходе личной встречи на яхте самодержца 4-6 августа 1907 года в Свинемюнде. А посему 30 августа того же года Россия «вляпалась» в Антанту…

Пагубность такого шага и правота кайзера были доказаны  последовавшими трагическими событиями. А горечь и сожаление  по поводу разрыва  Бьёркского договора не оставляли Вильгельма до конца его дней.  В письме 1926 года, адресованном  бывшему русскому военному министру В. А. Сухомлинову, он писал: « Договор, заключенный в Бьёрке между мной и Николаем II, заложил основы мирного и дружественного соглашения России с Германией… Он, однако, не вступил в действие  вследствие вмешательства русской дипломатии (Извольский, Сазонов), русских генералов, членов Думы и других деятелей. Мировая война, к которой они стремились, не оправдала их надежд, опрокинула все их планы, и царь, равно как и я, потерял престол…»

*******

После неудачи первой русской революции 1905 года  международное  масонство решило поддержать революционных деятелей России , организовав на её территории масонские ложи, и тем самым «воткнуть нож в тело России, чтобы в образовавшуюся рану хлынули объединившиеся революционеры». Для чего уже в 1906 году в состав французских масонских лож было принято 15 членов конституционно-демократической партии. По возвращении в Россию они образовали две временные ложи в Петербурге и Москве. В 1908 году обе эти ложи были утверждены двумя представителями «Великого Востока Франции», причём им было дано право основывать ложи в других городах. Так возникли масонские ложи в Нижнем Новгороде и Киеве. А ведущую роль среди них играла петербургская ложа «Полярная звезда».

Застрельщиками нового введения масонских лож в России были небезызвестные кадеты профессор Н. Баженов и гласный Петербургской Городской Думы М. Кедрин. Они стремились создать условия для сотрудничества людей, пусть и различных политических взглядов, но объединённых ненавистью – «ненавистью против насилий царского строя». Работа велась осторожно, в условиях конспирации.  Первоначально членов лож было немного, зато принадлежащих к избранному кругу русской интеллигенции:  члены Государственной Думы, учёные, адвокаты, писатели, либерально настроенные военные и даже аристократы – князь С.Урусов, граф А. Орлов-Давыдов, князь Д. Бебутов, барон Г. Майдель.

Видное  участие среди масонства тех лет принимают: М. Ковалевский, Гамбаров, Вырубов, Амфитеатров, Аничков, де Роберти, Баженов, Лорис-Меликов, М. Волошин, В. Немирович-Данченко. В число членов международного масонства тогда же вступили П. Милюков и В. Маклаков. Отметился даже такой известный историк, как В. Ключевский. Простолюдинов среди них не было. «Альфой и омегой» этих людей были космополитизм и приверженность так называемым «общечеловеческим ценностям», а для достижения своих «благородных» целей «братья» не чуждались даже терроризма. Надо отметить, что цели их были вовсе не нравственными, а политическими – противоправительственными, главные же удары наносились по Самодержавию и Православию. При этом Выступавший главным организатором и ментором российского масонства «Великий Восток Франции» не только давал  указания русским масонам, но и обеспечивал широкомасштабную поддержку.

Вот что по поводу этой международной «гуманитарной» деятельности написал В.Ф. Иванов в книге «Интеллигенция и масонство: от Петра I до наших дней»: «В 1909 году несколько никем не уполномоченных членов Государственной Думы и Государственного Совета совершают поездку за границу. Председателем оказался масон Ефремов, который разъяснит.

что «русская группа междупарламентского союза» существует уже год, что состоит из 30 членов Государственного Совета и 135 членов Думы, что русская группа этого международного сообщества вошла уже в сношения с центральным бюро в Брюсселе и группами сообщества других стран и выработала свой статут и что она надеется, что будет допущена на будущую сессию совета сообщества. Из отчета о заседании 6 февраля 1910 года оказывается, что сообщество «стремится дать силы новому интернационализму», стремится уничтожить мысль «вооруженной борьбы между народами и дать разумную организацию суверенным народам». Потом совершенно неожиданно появляется на сиену международный третейский суд, арбитраж.

Один из видных деятелей центрального бюро этого сообщества бельгийский масон Эрнест Нис в своей книге, написанной в защиту масонства, говорит, что идея международного арбитража непосредственно исходит из масонских лож и что «междупарламентская лига мира» организована масонством. Таким образом, междупарламентская группа принадлежала к международному масонству. В состав ее входили: председателем И. И. Ефремов, товарищами его П. Н. Милюков и Ю. И. Глебов, секретарем князь В. В. Тенишев, товарищами секретаря А. А. Булат, Н. Н. Львов и С. И. Максутов, казначеем С. И. Свентицкий, членами совета состояли Глезнер. М. Ковалевский, М. А. Стахович, Родичев, Шингарев и Звегинцев.

В феврале 1910 года в Петербург прибывает французская делегация этого сообщества во главе с бароном д’Этурнель де Констант, старым масоном и врагом национального государства. «Да, друзья, — говорил он своим избирателям 3 января 1910 года, — одной «реформы» было недостаточно в 1789 году, чтобы спасти несчастный французский народ, разоренный монархическим режимом и порочностью королей. — нужна была революция! В истории народов нет события более славного, более возвышенного, чем наша революция, которая всегда будет служить великим примером для других наций, подготовляющихся свергнуть с себя позорные оковы монархии. Бесспорно, республика наша далеко еще не совершенна. Мы сознаем, что далеки еще от идеала, но будем радоваться, что мы еще дальше от гнусных монархических режимов Приезд великого масона был обставлен большой помпой. «Передовая общественность» со страхом и трепетом встретила великого учителя. Масон В. А. Мак-лаков обратился к нему в Москве с подо бающей речью: «Как французская молодежь в XVIII веке воспитывалась на Плутархе, так русская молодежь настоящего поколения изучает и поклоняется гигантам эпопеи, известной под названием Великой французской революции. Всякая революция всегда сопровождается реакцией, но у французов мы научились, что не нужно никогда отчаиваться и не нужно считать себя побежденным, так как всякая победа есть поражение и всякое поражение есть победа».

«Не отчаивайтесь», — было последнее слово д’Этурнеля Маклакову, то есть ведите подрывную работу, и победа масонству над Россией будет обеспечена».

На лихорадочную деятельность масонов в 1910 году обратили внимание Синод и премьер П. Столыпин. Благодаря его вмешательству активность «братьев» снизилась, но не исчезла. А после убийства Столыпина в Киеве в 1911 году Мордкой Богровым «заговор против России принимает мировой характер».

А с началом Первой Мировой  зараза масонского «радикального гуманизма» стала повальной  — «обволакивание власти людьми, сочувствующими масонству» прошло успешно; «патриоты вхождения в мировое сообщество» продолжили разрушение «тюрьмы угнетённых народов» в условиях военного времени. Не стали исключением и члены только что созданной Военной ложи , готовившие переворот изменники, в число которых вошли известные офицеры под руководством полковника Генштаба эсера С. Мстиславского: генералы А.Свечин, В.Гурко, П.Половцев, М.Алексеев, Н.Рузский, полковник А.Крымов…

Масонство внедряется в Сербию, и высшим руководителем и хозяином масонства в этой стране становится всё тот же  «Великий Восток Франции».

Именно мировое масонство тогда сделало всё, чтобы не допустить соглашения России и Германии, столкнуть оба государства в ненужной ни тому, ни другому войне.

«Ведомая Англией и Францией с большим искусством пропаганда против Германии настраивала мировое общественное мнение против «воинствующего

германизма» и в конце концов склонила всех к мысли, что Германия стремится к завоеваниям, захватам и мировому владычеству.

Русское передовое общество поддерживало решимость борьбы «с реакцией в Европе в лице Германии», а разрыв с нею и союз с Англией, «страной парламентаризма и свободы», считало величайшим достижением, которое должно обеспечить России демократическое устройство.

Бездарный и ничего не понимающий в вопросах внешней политики русский Генеральный штаб проводил славянофильскую линию и плыл по течению вместе с русской общественностью, не отдавая отчета, выгодна или вредна национальным интересам России ориентация на Англию». (В. Ф. Иванов «Интеллигенция и масонство»

Отношение Англии к России издавна выражалось не иначе как: «старушка гадит».  И хотя заметного следа, по признанию исследователей этого вопроса, английское масонство в России не оставило, центр заговора находился именно в Великобритании. «Центр страшной интриги, которая привела к мировому побоищу, с 1908 года находился в Англии. Отсюда шли директивы и указания по всем английским континентальным ложам. В полном контакте с английским масонским центром работали «Великий Восток Франции» и «Соединённый Орден Сынов Союза» (Бнай-Брит) с главной ложей в Нью-Йорке.

Масонские ложи вели пропаганду против Германии, давили на свои и чужие правительства и содействовали дипломатическому и военному окружению Германии. Англия, Франция, Италия и Америка, правительства которых находились в руках масонов, создавали внутреннее единство от социалистов до монархистов, создавали тревожное настроение и пропагандировали неизбежность принятия предупредительных мер против «нападающей империалистической Германии».(В.Ф. Иванов)

К 1910 году произошло потепление отношений между Японией и Россией, что вызвало негодование Я. Шиффа: «Я участвовал в финансировании Японии во время последней войны… И испытал стыд, когда узнал несколько недель назад, что Япония теперь сотрудничает с Россией, врагом всего человечества». (6 марта 1910 года)

А отказ Российского правительства принимать назад покинувших родину в начале 20-го века на волне так называемых погромов еврейских беженцев привёл его просто в бешенство. С этого момента он стал открыто призывать уничтожить Российскую империю, для начала разорвав с нею всякие отношения.

В конце 1911 года США под давлением банкиров-космополитов  денонсировали русско-американский торговый договор 1832 года (чему противился президент-республиканец Уильям Тафт, отец которого, Альфонсо Тафт, был одним из основателей Ордена «Череп и кости»).

«В 1912 году в Нью-Йорке проводится торжественное открытие международного сионистского съезда. Ход его широко освещался прессой – в частности, газета «Нью-Йорк Сан» оповещает о том, что на съезде была поставлена задача «поставить Россию на колени»: «Евреи всего мира объявили войну России. Подобно римско-католической церкви, еврейство есть религиозно-племенное братство, которое, не обладая политическими органами, в состоянии, однако, выполнить важные политические функции. И это государство  теперь предало отлучению русское царство. Для обширного северного славянского  племени нет больше ни денег от евреев, ни симпатий с их стороны, ни в парламентской, ни в журналистской области, но вместо того неуклонное враждование. И Россия понемногу начинает понимать, что означает такая война».

Для этого создаётся специальный фонд. Взносы делают Шифф сотоварищи (из второго по величине банка США «Кун, Лоеб и Ко», сам он женат на Терезе Лоеб, являлся директором National City Bank, Wells Fargo, Union Pacific Railroad и др.), Ротшильды, Варбурги, банкир и «министр войны и колоний» Англии А. Мильнер (наследник Сесила Родса, с 1902 года глава «Круглого стола», руководитель Великой ложи Англии, глава «Рои Тинто» и «Джойнт Сток банка», который в 20-е годы становится одним из спонсоров Союза колонистов «Бундестрой» в Крыму) и другие». («Бнай-Брит и проект Интернационал»)

А вот что по этому поводу писал в том же 1912 году знаменитый русский публицист М.О. Меньшиков: «Евреи хотят поставить Россию перед собой на колени. Это объявлено очень торжественно и громко на многолюдном собрании в Филадельфии 18 февраля, то есть несколько недель тому назад. Вот что сказал  крупный банкир Лёб (еврей), директор местного департамента продовольствия: « Не худо отменить договор, но лучше навсегда освободиться от царского деспотизма! Собирайте фонд, чтобы посылать в Россию оружие и руководителей, которые научили бы нашу молодёжь истреблять угнетателей, как собак! Пусть лавина эта катится по всем Соединённым Штатам. Подлую Россию, которая стояла на коленях перед японцами, мы заставим стать на колени перед избранным от Бога народом». («Коленопреклонённая Россия»)

А способствовали этим планам такие представители «высшей администрации» и друзья «международных» банкиров, как создатель «государства в государстве», «министр-маклер» С. Витте и его ставленник на посту премьера В. Коковцев, при которых Государственный Банк России сделался просто «питомником для еврейских банкиров».

« Евреи недавно в Америке, — писал в той же статье М. Меньшиков, — и сравнительно с Россией их там вчетверо меньше, между тем они начинают диктовать свою волю гордым англосаксам, они ссорят величайшую христианскую республику с величайшей христианской империей. Они имеют наглость проповедовать  против России своего рода крестовый поход с целью поставить православную державу Петра Великого на колени перед еврейством»…

Тогда же в Америку перебрался брат будущего вождя большевиков Якова Свердлова Вениамин, чтобы под крылом Фининтерна создать собственный банк, который станет каналом финансирования подрывной деятельности.

В том же 1912 году на пост президента США  ротшильдовцы проталкивают «демократа» Вудро Вильсона, за спиной которого с 1910 года маячил «куратор» — полковник Эдвард Мандел Хаус, опекаемый в свою очередь Б. Барухом. А через год В. Вильсон подписывает создание Федеральной Резервной Системы…

******

Дружественная России «христианская республика», независимая Америка не один десяток лет  сопротивлялась подчинению глобальной власти банкиров-космополитов, препятствовала введению марксовых Центробанка и прогрессивного подоходного налога.  Чтобы ускорить этот процесс была организована «банковская паника» 1907 года, ставшая сильнейшим ударом, чуть не приведшим к коллапсу американской экономики.

Здесь надо отметить, что Мировая революция – это перманентная череда «переворотов», устраиваемых потомками Хама под руководством жрецов древнего культа Ваала, которая, кроме уничтожения ортодоксальной веры и легитимной власти наследников Цезаря, подразумевает и замену белой расы «цветными» с тем, чтобы устроить новое «всесмешение», или Вавилон. При этом белая раса выставляется подлежащим уничтожению «раком истории».

Поэтому не удивительно, что в конце 19-го начале 20-го века Америку заполонили иммигранты, и шло переселение негров с Юга на Север. Весьма показательно и то, что американское «Движение за гражданские права» изначально возглавлялось евреем.  «Почти с первого дня своего основания в 1909 году Национальная Ассоциация за Прогресс Цветного Населения (NAACP)  была первой организацией, работающей во имя расово смешанного американского общества.  Достаточно интересно, что учредительный Совет директоров имел в своих рядах только одного выдающегося чернокожего У.Е. Дюбуа. Большая часть правления состояла из еврейских идеологов марксизма.    (…)   Первым президентом NAACP был Артур Шпингарн, и потом всегда только евреи служили президентами NAACP – с момента основания данного движения вплоть до 1970-х годов». (Д. Дюк «Еврейский вопрос глазами американца»)

Итак, в 1907 году Америку настигла искусственно вызванная «банковская паника», которая нанесла серьёзный удар по противникам введения Центрального банка, повлияла на общественное мнение и мобилизовала сторонников монополии, тем самым приблизив цель финансового подчинения Америки Дому Ротшильдов.

Во главе «заговора Федерального резерва» стоял обладавший огромными средствами  альянс Кун-Лоеб-Морган. Причём сказочно обогатившийся во время кризиса 1907 года Дж. П.Морган выступил в этом «спектакле» в роли чуть ли не «спасителя Отечества». Несмотря на несомненный ум и могущество партнёров семьи Ротшильдов в Америке – Якова Шиффа, выписанного из Германии в 1900 году Пауля Варбурга и унаследовавшего от отца деловые связи и доверие Ротшильдов Дж.П. Моргана, инициатива исходила не от них, а от более влиятельной силы из Великобритании. А начало новому витку борьбы Англии (где располагался главный филиал Дома Ротшильдов и тесно с ним связанный «Круглый стол» лорда Мильнера) за Америку положило участие Моргана и Дрексела в Конвенции международных банкиров в 1899 году в той же Англии.

По возвращении в США, Дж. П. Морган был назначен главным представителем интересов Ротшильдов в Соединённых Штатах…

Сегодня почти никто не сомневается, что финансовый кризис США 1907 года произошёл по очень простой причине: в 1906 году Банк Англии увеличил учётную ставку в два раза, что вызвало массовый отток капитала из США. Отток капитала увеличился весной-летом 1907 года. К этому добавилось падение цены на нефть, а потом – обвал курса акций крупных промышленных компаний. Беспокойство вкладчиков, потянувшихся к банкам за возвратом вложенных средств, искусно подогревалось. Мелкие банки банкротились, начиналась паника. Чтобы погасить её , казначейство было вынуждено «разместить крупную сумму наличных денежных средств в наиболее значимых банках страны». Но даже такие меры не принесли должного успеха. И тогда правительство Америки обратилось за помощью к «великому» Моргану, забыв об антитрестовских кампаниях, пошло на поклон могущественному монополисту того времени. То есть вынужденно признало диктатуру Моргана.

Ставший чуть ли не национальным героем Морган помог: дал денег проблемным банкам под небольшой процент, прогарантировал выплату процентов вкладчикам своих банков и попросил (а его просьбы приравнивались к приказу) «наиболее крупных биржевых игроков несколько поубавить пыл в продаже акций». Благодаря этому жёсткому «дяде» ситуация в экономике выправилась уже к декабрю 1907 года.

А параллельно велась «промывка мозгов», консолидация банковского и бизнес-сообщества вокруг идеи центрального банка и дорабатывались детали концепции ЦБ.

Вездесущий  Яков Шифф по этому поводу в одной из своих речей 1907 года изрёк: « Если у нас не будет центрального банка с исключительным контролем над предоставлением кредитов, то эта страна будет ввергнута в самый острый и глубокий кризис в своей истории».

К пропаганде ЦБ подключились деятели науки.

В общем, хитро спланированная и разыгранная как по нотам «паника»  принесла Ротшильдам, кроме многих миллиардов долларов США, ещё и желаемый результат…

На тот момент недостаточно сильные  выходцы из конкурирующего с «Бнай-Брит» Ордена «Череп и кости», патриоты Белой Америки, только начинали формировать свой клан вокруг Рокфеллеров, а потому вынужденно присоединились к «заговору Федерального резерва». Вроде бы и с Морганом, но со своими планами. Присоединились к не ими задуманной игре, заведомо не на первых ролях, с тем чтобы, если не сразу, то с течением времени, изменить её в свою пользу, переиграть Ротшильдов.

Поэтому, видимо, не случайно в 1908 году председателем Национальной комиссии по денежному обращению правительство Америки назначило родственника братьев Рокфеллеров сенатора Нельсона Олдрича. Через два года работы этот сенатор подготовил свои предложения для тайной встречи на Джекилл Айленд…

*****

А что в это время поделывали покинувшие Российскую империю левые радикалы, лидеры социал-демократов Троцкий и Парвус, Ленин и Красин?

Сбежавший по дороге на вечное поселение в Сибирь и «чудесным» образом преодолевший многотысячное расстояние и границы Лев Троцкий возвратился в Европу.  В 1907 году осел в Австрии. Зарегистрированный как «земледелец и писатель» Лейба Бронштейн проживал с супругой в полюбившейся им Вене до начала Первой Мировой 1914 года, сменив за это время несколько адресов. 1913 год провёл в Турции в качестве журналиста, освещавшего Балканскую войну.

Материальных затруднений наш герой не испытывал никогда, а помощь, поддержку и доступ к сильным мира сего («конспираторам») эта «продвинутая версия интернационалиста» имела всегда. Считается, что взлёту карьеры Лейбы  способствовала вторая женитьба – в 1903 году в Париже на Наталье Седовой, дочке банкира Абрама Животовского, приходившегося Троцкому дядей. Именно этот «дядюшка» сыграл решающую роль в судьбе «несостоявшегося мессии». Ведь Животовский был прочно  связан с мировой олигархией через одесский банковский дом «Рафалович и  Ко» и графа С. Витте с Ротшильдами. (Примечательно, что Рафаловичи были как среди первых пропагандистов украинской «незалежности», так и спонсорами сатаниста Алистера Кроули.) Кроме того, Животовский являлся компаньоном братьев Варбургов, плотно сотрудничавших с не раз упомянутым Яковом Шиффом.

В связи с этим становится понятно, почему австрийские спецслужбы в 1908 году передали «перспективному еврею» Троцкому газету «Правда», изначально принадлежавшую украинским сепаратистам. До 1912 года Троцкий занимается этой газетой, потом передаёт её большевикам…

Весьма примечателен и такой факт из жизни Троцкого того периода, как обыкновение играть в шахматы в кафе «Централь» (Вена) с самим бароном Ротшильдом (о чём поведал в книге «Троцкий и евреи» Дж. Недава). В общем, «смотрины закулисы» он прошёл успешно…

Показавший свою несостоятельность в качестве «вождя революции» 1905 года и отнесённый восставшими к категории «теоретик» учитель Троцкого Израиль Парвус получил от царского правительства за свои деяния унизительный для «революционного достоинства» приговор: каких-то жалких три года ссылки в Красноярский край. По дороге куда «отец перманентной революции» сбежал. Объявился осенью 1906 года в Германии.

С 1907 года произошло охлаждение отношений между Троцким и Парвусом, от последнего отмежевался и Ленин. Аскетичному  Троцкому, постепенно заменившему Парвуса как ведущего социал-демократического публициста, претили барские замашки бывшего «учителя», «человека с головой Сократа и фигурой слона», с его страстью  наслаждений и жаждой наживы, непостоянством. Впоследствии Троцкий написал об этом  ставящем на первое место интересы бизнеса человеке: « В этой  мясистой бульдожьей голове мысли о богатстве перепутались с мыслью о социальной революции».

Добил Парвуса скандал с тратой денег  от выступлений Горького, израсходованных  на путешествие по Италии с любовницей (Р. Люксембург) и закрытый партийный суд, после которого многие революционеры  стали считать его обманщиком.

Предоставим слово австрийской писательнице Элизабет Хереш: «Решающим моментом стал скандал из-за доли прибыли, причитающейся Горькому, которую Парвус растратил, будучи директором издательства, еще до 1905 года. Писатель потребовал через суд в Германии сумму в размере 180 000 золотых марок, которые он частично собирался пожертвовать большевикам.

Партии было поручено заняться этим. Именно первые друзья и покровители, которые приняли Парвуса в свои ряды во время его пребывания в Германии, — Каутский, Либкнехт и Цеткин — были вынуждены устроить внутренний партийный суд, вынести ему приговор и исключить из своих рядов. Сумма нанесенного ущерба, без особого шума, частично была покрыта деньгами из немецкой партийной кассы. Тайное дело стало явным. И Парвус решил скрыться от скандала бегством.

Шел 1910 год, когда Парвус приехал с коротким визитом в Вену. Долго он здесь не задержался. На эмигрантской сцене господствовал Троцкий. Он тосковал по Берлину, потому что ему была скучна, по его мнению, несерьезная венская атмосфера, состоящая из «смеси мелкобуржуазной сентиментальности и аристократического декадентства», а «смешная каста мандаринов в лице австрийских академиков» действовала ему на нервы, но у него не было выбора. Из-за скандала, который опорочил его репутацию, авторитет Парвуса уменьшился.

Его уже манила новая цель — Балканы. Два года назад в Турции пришел к власти режим младотурок. В этом Парвус предугадывал «революционный подъем». Он ожидал, что эти изменения повлекут за собой конфликты между Турцией и великими европейскими державами. А это ему нельзя было пропустить.

Получив задания от немецких и русских газет, среди которых оказалась и «Киевская мысль», авансы редакций за свои сообщения о Балканах, взяв кредит, Парвус в конце 1910 года собрался в дорогу. Путешествие было запланировано всего на несколько месяцев. Но оно затянулось на четыре года, которые стали поворотными вехами в его жизни». ( Хереш «Купленная революция. Тайное дело Парвуса»)

Итак, прибыв в Турцию в качестве журналиста, Парвус вскоре стал советником правительства младотурок по экономике, «своим» для правящего триумвирата революционеров-масонов, выходцев из тайного общества принявших ислам евреев (осевших в Греции в 17 веке последователей лжемессии —  Шабтая Цви). Там он сколотил значительное состояние  за счёт торговли оружием в паре с неким «магнатом» Базилем Захаровым.

Писал русофобские статьи для журнала «Молодая Турция» и других изданий, накачивал ненавистью, провоцировал к войне с Россией – центром «реакции и отсталости» на стороне Германии, а попутно «модернизировал»  турецкую экономику, переводя на военные рельсы, и выступил инспиратором резни армян 1915 года.

В начале 1915 года вернулся в Германию с вызревшей в голове двойной стратегией, по которой социал-демократов «следовало убедить в необходимости войны с целью уничтожения России, а немецкую политическую элиту  — в необходимости решительной поддержки русских революционеров». Для победы над «царизмом» для Парвуса любые средства были хороши, поэтому он стал «законченным шовинистом» и кинулся в объятия кайзера. За что бывшие соратники окрестили этого отщепенца и германского агента  — «сутенёром империализма» (К. Цеткин).

Чтобы максимально ослабить Российскую империю, доктор Парвус, будучи ещё в Константинополе, начал поддерживать сепаратистские тенденции, финансово и через кампании в прессе стимулируя националистические движения за независимость, особенно на окраинах России. Начал с Грузии и Армении, затем помог украинцам. Намеревался стравить черкесов и донских казаков…

Для окончательного разгрома Российской Империи Парвус предлагал объединить всех врагов, все подрывные антирусские силы вокруг Германии и Австро-Венгрии. Это предложение нужно было оформить как некий проект.  И он появился  в кабинете немецкого государственного секретаря фон Ягова в виде меморандума в начале марта 1915 года. Смысл предложенного в Программе Парвуса заключался опять же в объединении усилий армий Центральных стран и революционного движения в России для победы над «оплотом политической реакции» в Европе.

Вот основные пункты этого «Меморандума»:

«-Массовая забастовка под лозунгом «Свобода и мир» исходящая из Петербурга, то есть из Петрограда, должна, в частности, охватить оружейные фабрики, железнодорожные линии; взрывы железнодорожных мостов, как в 1904–1905 годах;

— русские социал-демократы обоих течений как вожаки; подготовка конгресса ведущих российских социал-демократов в Швейцарии при участии обоих течений РСДРП, еврейского «Бунда», украинской организации «Спилка», польских, литовских и финских социал-демократов;

— единогласное решение о действиях против царизма; переговоры с умеренными и национально ориентированными социал-революционерами, потому что за ними стоит крестьянство;

— агитация среди рабочего класса в портовых городах (Одессе, Севастополе) и на судостроительных верфях (Николаев), а также на нефтеперерабатывающих заводах (Баку) до Ростова при посредстве получаемой из Румынии и Болгарии печатной продукции. Организация восстаний под политическими лозунгами и забастовок среди портовых и занятых в горной промышленности рабочих, поджигание нефтяных складов в нефтеносных районах;

— Сибирь — центр действий; организованный побег политзаключенных и использование их в качестве революционных агитаторов в Петрограде;

— работа прессы в России и за границей — например, использовать русскую прессу в Париже и местные партийные органы, чтобы повлиять на позицию нейтральных стран по отношению к вступлению в войну на стороне Германии; поддержка прежде всего в скандинавской прессе; повсеместно с помощью военных сообщений создавать настроение против царской империи;

— Северная Америка, особенно восприимчивая к антирусской пропаганде из-за российско-еврейских эмигрантов будет воздействовать на общественное мнение;  предпочтительное отношение к немецким иностранным ораторам из социал-демократических кругов для формирования прогерманского настроения;

— обратное действие международной прессы на русскую;

— использование военного компонента — настроение после поражения или неудачи; использование военных сил для защиты стратегических целей и линий, в незащищенных пунктах организовывать забастовки, взрывы, восстания;

— Украина: подстрекательство против русского господства за автономию, особенно среди крестьян;

— Финляндия: заняться отделением от России, добиться согласия между шведскими и финскими социал-демократами, обеспечить финнам самоуправление, потом организовать восстание; использовать Финляндию как опорный пункт новостей между Востоком и Западом в отношении военных и революционных действий; переход курьеров с оружием и взрывчатыми веществами из Скандинавии через финско-русскую границу;

— Кавказ: русско-турецкое военное положение благоприятствует сепаратистской тенденции; надо преодолеть внутреннюю разобщенность, выработать общий план с борющейся против России Турцией, «священная война» как лозунг; организовать отдельные общества на персидской границе для поддержки турецких воинских частей против России;

— по окончании предварительных работ для революционного движения по обстоятельствам использовать военные неудачи для политической или экономической пропаганды против царя и правительства; инициатива РСДРП под девизом: свержение правительства и быстрое заключение мира;

— перекрыть транспортные пути для перевозки оружия российской армии (из Америки через Сибирь); использовать профессионалов специально для территории Сибири (организация взрывных работ и т. д.); финансирование массовых побегов ссыльных из Сибири в глубь страны для организации восстаний».

Для начала Парвусу было выделено 1 млн. немецких марок, и «доктор» приступил к делу.

Одной из первоочередных задач этой «Программы» было установление контакта с большевицкой фракцией, находящихся в Швейцарии эмигрантов. Что и произошло при личной встрече в Берне Парвуса с Лениным, который принял план авантюриста и тройного агента по разрушению России: «большевикам власть, России – поражение».

А до этого Владимир Ульянов-Ленин, обитатель женевской мансарды, с грошами в кармане « сидел в Швейцарии и писал статейки, которые не выходили за пределы эмигрантской среды. Он был совершенно оторван от России и закупорен, как в бутылке» (А. Парвус). Правда, со своей (с 1912 года) партией большевиков, доставшейся ему в трудной борьбе с бывшими соратниками Богдановым и Красиным. Но без столь необходимой  поддержки сменившего Красина  в качестве ответственного за финансы Большевистского Центра «пламенного колхидца» Сталина, который к тому времени находился в Туруханской ссылке.  А также и без денег на борьбу, так как средства от «экспроприаций» и разного рода «наследств» закончились. Посему предложение Парвуса Ильичу было не лишним, тем более что контактировать напрямую с ним не было необходимым. Всё делалось через «доверенное лицо» —  Я. Ганецкого (Фюрстенберга).

А уступившего Ленину единоличное первенство в партии,  порвавшего к 1909 году с революционной деятельностью и ставшего, по утверждению многих исследователей, английским агентом, Леонида Красина тот же Парвус устроил в фирму «Сименс».

******

1911 – 1913 годы стали завершающими в подготовке к Первой мировой войне и последовавшей за ней цепи трагических событий на Европейском континенте. Особо нужно выделить  и рассмотреть события, вошедшие в историю как «Ленский расстрел» — 1912год, Россия и создание ФРС – 1913 год, США.

А предварим рассказ  кратким изложением иных событий, так же важных для понимания происходящего на тот момент, в контексте разбираемой нами темы.

Начнём с революции «младотурок».  «В 1908 году евреями-масонами из «Единения и прогресс», бывшего капитулом Великого Востока Франции, была устроена «турецкая» революция, где заговорщиками стали высшие офицеры армии, сумевшие под руководством еврея Эммануила Карассо и Энвер-Бея (Энвер-паши) под дулом пистолета заставить султана Абдул-Гамида II «даровать» конституцию, а затем в 1909 году вовсе свергнуть его с престола. После этого Турция  стала вполне послушна еврейству. В то же время евреи Австро-Венгрии спровоцировали захват ею Боснии и Герцеговины, с одной стороны, и возмущение этим националистов Сербии и иных Балканских славян- с другой». (протоиерей Лев Лебедев)

К слову сказать, в 1908 году в Турцию для изучения опыта турецкой революции ездил будущий глава «Восточной Ложи» и один из закопёрщиков Февраля 1917 года А.И. Гучков. От «младотурок» он позаимствовал  общий план действий при государственном перевороте. А потом немного доработал.  «Суть плана состояла в том, чтобы высшие офицеры армии, в том числе из ближайшего окружения Царя, в нужный момент смогли изолировать своего монарха от всех рычагов управления и принудить его к такому действию или заявлению, какое нужно было в тот момент заговорщикам».

И далее: «В 1911 г. В Базеле состоялся 10-й Сионистский конгресс. Важнейшим его итогом было признание пагубности внутренних разногласий движения и принятие общей идейно-политической программы. Сторонники ахадхамизма Хаим Вейцман, Захер и другие, пойдя на незначительные компромиссы с Бнай Брит, сумели добиться принятия сионизмом в целом и, прежде всего — объединением Бнай Брит, программы Гинцберга, основы которой были давно изложены им в «Протоколах сионских мудрецов». В 1913 г. на очередном конгрессе в Вене Ахад Хам уже торжествовал полную победу своих взглядов. Теперь MipoBoe иудео-масонство стало единым. Ему подчинялись все прочие как чисто еврейские, так и смешанные организации: Всемiрный Союз Израэлитов, Соединённый Еврейский Комитет (возник после Берлинского конгресса 1878 г. для обезпечения интересов евреев в международном масштабе), «Великий Восток Франции», «Чёрная рука», все «национальные», в том числе — российские масонские ложи всех «ритуалов»(обрядов) и толков. Объединились, естественно, и капиталы крупнейших еврейских банков Европы и Америки для денежного обезпечения единой программы. Программа же ближайшими задачами предусматривала по-прежнему — Mipoвyю войну и революцию в России и в иных ещё «реакционных» (т.е. христианских) странах, чтобы убрать все препятствия на пути сатанинской церкви к власти над Mipoм.

 

 

Вот, что такое 1912-й год. Или, если взять чуть шире,— период с 1911 по 1913г.г. Вот откуда и воинственность еврейства и приговор его тайных вождей Русскому Царю и Русскому государству.

Программа действий, принятая сионизмом в 1911 г. стала осуществляться немедленно. В 1912 г. были спровоцированы Балканские войны, углублявшие конфликт между Россией, Францией и Англией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией — с другой. Россия оказалась связанной обязательствами по отношению к братским славянским народам (кроме Болгарии) и прежде всего — с Сербией так, что в случае нападения на неё, должна была сразу выступить в защиту Сербии. Так именно в 1912—1913 г.г. была завершена подготовка к 1-й Мировой войне.». ( Лев Лебедев «Великороссия. Жизненный путь»)

Итак, 1912 год. В феврале банкир  Лоеб сотоварищи обещают «поставить Россию на колени». Чуть позже —  гибель океанского лайнера «Титаник» и представителей белой элиты (англосаксов), нежелательных для создаваемой ФРС. В США  Я.Шифф в компании с Б.Барухом меняют президента-республиканца Тафта на свою марионетку демократа Вудро Вильсона.  Французские Ротшильды покидают Бакинские нефтепромыслы, продав пакет своих акций компании «Роял Датч  Шелл». «Политическая нестабильность, антисемитизм и враждебность к иностранцам в России весьма беспокоили членов дома Ротшильдов, тем более что они не понаслышке знали о забастовках, поджогах, убийствах и революции. Все это заставило семейство Ротшильдов начать в 1911 году переговоры с «Роял Датч/Шелл» о продаже всего своего нефтяного бизнеса в России. В 1912 году сделка была завершена. В результате Ротшильды перевели свои ненадежные и непрочные российские активы в значительные пакеты перспективных акций в обеих стремительно растущих международных компаниях этой группы. Нобелям вместо Ротшильдов пришлось думать о том, каким образом провести «распродажу погорелого после большевистской революции добра»». («Барон Виктор Ротшильд»).

Большевики окончательно размежёвываются с меньшевиками на Пражской конференции. 1912-1914 годы – главой российского правительства является В.Н. Коковцев, бесцветный бюрократ, боящийся собственной тени, прозванный «Витте 2». Министр иностранных дел С.Д. Сазонов служит марионеткой в руках французского и английского правительств, его политика вовлекает Россию во всевозможные авантюры на Балканах и создаёт трудности в отношениях со странами Центральной Европы.

В это же время в России резко активизируется создание агентурной сети. Но не только по линии Генштаба и МИДа Германии, свою руку к этому процессу  приложил и банкир Макс Варбург, под чьим патронажем заблаговременно создаётся в Стокгольме «Ниа-Банк», через который позже пойдут деньги российским социал-демократам. Банк возглавляет Олоф Ашберг…

Через три дня после крушения «Титаника», 4 апреля 1912 года на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, расположенного в районе города Бодайбо на притоке реки Лены, произошли трагические события, ставшие известными всему миру ка «Ленский расстрел».

Тогда в результате расстрела полуротой солдат под началом ротмистра Трещенко мирной демонстрации из 2000 работников приисков, шедших к прокурору с требованием освободить арестованных, по большому счёту, незаконно товарищей – членов стачечного комитета, погибло 170 тружеников  и было ранено 200 человек. Весть об этом «зверстве» быстро разлетелась по всей России. Осуждение этого «акта» объединило и «правых» и «левых», негодование по поводу безправия рабочих (почти рабов), их тяжёлого труда, алчности хозяев «Лензолота», коррумпирования местной власти и попустительства власти центральной было всеобщим. Левые радикалы моментально обвинили во всём «гнилой царский режим» и лично Государя.

«Расстрел» стал сигналом  нового подъёма революционного движения, по стране прошла волна забастовок,  митингов и демонстраций солидарности с пострадавшими старателями, в которых приняло участие 300 тысяч человек. По этому поводу И. Сталин написал: « Но всё имеет конец,- настал конец и терпению страны. Ленские выстрелы разбили лёд молчания, и – тронулась река народного движения. Тронулась!..   Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия – всё это собралось в одном флаконе, в событиях на Лене». (19 апреля 1912 года, газета «Звезда»)

Кто стоял за событиями 4 апреля 1912 года, что там было объективное, а что субъективное, как переплелось случайное и «рукотворное», было ли это многоплановой провокацией, преследующей далеко идущие цели, —  предмет отдельного серьёзного разговора.  Пока однозначно можно сказать вот о чём: цели свои мастера закулисной игры – ставленники господ Ротшильдов, выстроивших своё «государство в государстве» – достигли. Произошёл «рейдерский захват»  «Лензолота»  воспитанниками Витте, внёсшими свою лепту  и в создание ФРС при кураторстве Шиффа. Русских рабочих, уволенных через два месяца после событий, заменили на «цветных» — татар, корейцев, китайцев, в полном соответствии с планом космополитов. По Самодержавию был нанесён очередной удар, а Царя «замазали» кровью русских «пролетариев».

Козлами отпущения, как водится, сделали разжалованного в рядовые и отданного под суд жандармского ротмистра Трещенко, министра внутренних дел А. Макарова, смещённого со своего поста Иркутского губернатора Бантоша.  В конце концов, слетел с поста Председателя Правления «Лензолота» сын основателя товарищества барона Горация Альфред Гинцбург и уволен ставленник Госбанка, управляющий Белозёров (на чём, собственно, и настаивали бастовавшие рабочие).

Затянувшееся расследование по поводу описанных событий прекратила начавшаяся Первая Мировая…

Ну а после Революции 1917 года концессии на добычу золота бывшим главным акционерам Лензолота, английской компании «Лена Голдфилдс», предоставил в 1925 году ни кто иной, как Лев Троцкий при посредничестве Леонида Красина. Условия при этом были «наивыгоднейшими»: 94 процента – Англии, 6 процентов – Советской России…

*****

С начала работы Национальной Денежной Комиссии (США 1908 год) основным консультантом сенатора-«рокфеллеровца» Нельсона Олдрича являлся представитель соперничавшего клана, «ротшильдовец» Поль Варбург (ближайший соратник Якова Шиффа), ставший впоследствии первым Президентом Федерального Резерва.

Даже после изучения в течение двух лет методов работы центральных банков Европы Комиссия Олдрича не смогла дать каких-либо определённых рекомендаций. Тогда на острове Джекилл в 1910 году состоялась совершенно секретная встреча  ведущих финансистов  и промышленников Америки, созванная Дж. П. Морганом. По поводу этой «встречи» У. Карр в книге «Пешки на шахматной доске» написал следующее: « Ночью 22 ноября 1910 года  частный железнодорожный вагон стоял на в ожидании на вокзале Hoboken в Нью-Джерси. Сенатор Олдрич прибыл в сопровождении Пиатт Эндрю – профессионального экономиста и помощника секретаря  Казначейства, который был приглашён в Европу и там был широко обласкан. Также присутствовал Шелтон – частный секретарь Олдрича. В числе  сопровождающих  был и Франк Вандерлип – президент National City Bank  в Нью-Йорке, представлявшего нефтяные интересы Рокфеллера и железнодорожные интересы Kuhn Loeb.  В 1898 году  директорам National City Bank было поручено возбудить  войну Соединённых Штатов с Испанией. Не вдаваясь в подробности этого мероприятия, упомянем лишь, что по окончании конфликта National City Bank наложил лапу на сахарную промышленность Кубы. К Олдричу также  присоединились Гарри Дэвидсон (главный компаньон Дж. П. Моргана) и Чарльз Нортон (президент Fist National Bank Моргана в Нью-Йорке). Три последних человека были обвинены американским судом в контроле за всем денежно-кредитным обращением в США. Под конец  появились Пол Варбург и Бенджамин Стронг. Стронг принял активное участие в финансовых махинациях, которые привели к панике на Уолл Стрит в 1907 году. Он был одним из верных помощников Моргана и снискал себе славу тем, что исполнял приказания без лишних вопросов и с беспощадной эффективностью.

Частный вагон Олдрича был прицеплен к поезду. Журналисты пронюхали о собрании магнатов, контролирующих нефть, финансы, средства связи и транспорта, а также тяжёлую промышленность США. Они тесным кольцом обступили частный вагон, но им так и не удалось с кем-либо побеседовать. Господин Вандерлип положил конец назойливым вопросам журналистов, заявив что: « Мы решили провести уик-энд в тишине».

Поэтому только  через несколько лет выяснилось, что в действительности произошло во время этого тихого «уик-энда». Секретное собрание состоялось на острове Джекилл в штате Джорджия. Эта «дача» принадлежала Дж.П. Моргану и нескольким приближённым финансистам. На повестке дня стояли вопросы относительно «саботирования попыток, проводимых с целью прекращения финансовых манипуляций и мошенничества в Соединённых Штатах, которым должно было быть противопоставлено благоприятное законодательство, отвечающее интересам участников этой конференции». Господину Полу Варбургу было предложено подготовить необходимые решения.

Та же группа впоследствии собиралась в Нью-Йорке для разработки подробного плана. Заговорщики назвали это собрание «клубом имён», так как в ходе собрания они обращались друг к другу только по имени, чтобы оградить себя от любопытства посторонних лиц, которые могли бы услышать знатные международные финансовые фамилии и заподозрить собравшихся и готовящихся махинациях. На этих собраниях  проекты составлялись главным образом  Олдричем и Варбургом. В дальнейшем Олдрич представлял их правительству как плоды трудов своего комитета».

Проект Олдрича несколько   отличался от предложенного Варбургом и предполагал создание ФРС  уже к концу 1912 года. Но этот План «республиканца» был провален Демократами, основательно почистившими Конгресс и Белый Дом в ноябре 1912 года (после победы Вильсона на выборах президента Америки). Впоследствии реформаторы убрали из названия раздражающее их имя республиканца Олдрича, внесли в документ ряд незначительных изменений и вновь запустили его уже в качестве инициативы демократов. Таким образом, после изощренных манипуляций  банковских кругов  закон о Федеральном резерве был ратифицирован в декабре 1913 года. Интересно, что голосование в верней палате Конгресса проходило накануне Рождества, поэтому сенаторов присутствовало немного. А буквально через час  после благополучного голосования  президент США Вудро Вильсон  подписал закон о Федеральной резервной системе. Так за один день сторонники Ротшильдов получили полный контроль над американской экономикой, за который боролись больше ста лет.

Так родилась «гидра» ФРС, которая выполняет функции Центрального банка, но с небольшой оговоркой: это «частная лавочка» с акционерным капиталом. Структура этой «корпорации» состоит из 12 федеральных резервных и многочисленных частных банков. Изначально владельцами ФРС являлись организации из списка, который был опубликован только в 1970 году. Согласно этому «списку», самыми крупными держателями акций Федерального Резервного были:                1. Банки Ротшильдов  в Лондоне и Париже; 2. Банк братьев Лазар в Париже; 3. Сейф -Банк Израиля  Мозеса в Италии;  4. Банк Варбурга в Амстердаме и Гамбурге; 5. Банк Леманна в Нью-Йорке; 6. Банк Кун Лоеб в Нью-Йорке; 7. Чейз Манхэттен Банк Рокфеллера в Нью-Йорке; 8. Банк Голдман Сакс .

«Конгрессмен Линдберг предупредил Американский народ, что Закон о Федеральной Резервной Системе учредил самый большой трест на свете.  Когда Президент подписывает этот закон, невидимое  правительство властью денег … узаконено. Новый закон будет  создавать инфляцию, когда бы тресты ни пожелали этого.  Отныне депрессии будут создаваться на научной основе» (Ральф Эпперсон)…

Существует довольно  убедительная  версия (С. Желенков, В. Сироткин и другие), по который  около 80 процентов Уставного фонда ФРС было внесено Российской Империей в 1909 – 1913 годах в виде золотых слитков (в количестве , приблизительно, 48 тысяч тонн).Согласно тайному соглашению, золото доставлялось морскими судами в США.

Косвенным подтверждением этой «версии» служат вклады, сделанные Царским правительством в зарубежные банки ещё до начала Первой Мировой (то есть эти деньги не связаны с покупкой оружия и тому подобными расходами). Вот нужная выдержка из книги Ральфа Эпперсона, говорящая в пользу этой «версии»: « Чрезвычайно непонятным действием Царя, наверное, самого богатого  человека в мире, явилось размещение 400.000.000 долларов в Chase Bank (группа Рокфеллеров), National City Bank, Guaranty Bank (группа Моргана), Hanover trust bank и  Manufakturers Bank, а 80.000.000 долларов в  Rotschild Bank в Париже. Возможно, он понял, что его правительство  попало в затруднительное положение и надеялся, что после  их неудавшейся попытки избавиться от него в 1905 году он сможет купить своими вкладами терпимость этих заинтересованных кругов». (« Невидимая рука»)

Если это так,  становится понятно, куда подевались «несметные сокровища» Русской Короны,  и почему мировой закулисе  так важно было не только свергнуть русского Самодержца, но и уничтожить под корень весь род Романовых.

В заключение приведём цитату из интереснейшей статьи Александра Айвазова «Роль ФРС США в мировой финансовой системе» : «  В начале ХХ века прибыли от вывоза капитала стали главной статьей национального дохода Великобритании. До 75% вывозимого капитала направлялось в колонии Британской империи и другие слаборазвитые страны, около 20% направлялось в США (которые оставались должниками вплоть до начала Первой мировой войны) и только 6% в развитые страны Европы и в Россию. Вывоз капитала из Британии составлял почти половину всех мировых инвестиций, но в самой Англии ощущалась явная нехватка капиталовложений, вследствие чего слишком медленно осваивались новые технологические достижения. В результате перехода к «постиндустриальному» этапу развитию, в котором основной сферой приложения капитала становилось оказание финансовых услуг и вывоз капитала, Британия в начале ХХ века утратила статус «мастерской мира», откатившись на 3 место по объему промышленного производства после США и Германии.

И перед Британией стал вопрос о возможности сохранения своего лидерства и в ХХ веке. Для решения этой проблемы британский финансовый капитал (в первую очередь в лице клана Ротшильдов), с одной стороны, стал добиваться создания Третьего центрального банка США, для чего был организован финансовый кризис 1907 года, а с другой – в том же 1907 году был создан военно-политический блок Антанта, направленный против Германии. После такой подготовительной работы создание ФРС США, а также развязывание Первой мировой войны стали делом техники: 23 декабря 1913 года вопрос о создании ФРС США был решен, а через полгода началась Первая мировая война. ФРС США в начале своей деятельности находилась под полным контролем клана Ротшильдов, что по мысли ее создателей позволяло сформировать британо-американский финансово-экономический союз под руководством Британии. А мировая война должна была подорвать экономическую мощь Германии и России в продолжительной бойне до полного их истощения».

Александр Огородников, 7 января 2015 года.

Об авторе