Политика

Модернизация, особенно в России, нуждается в «полной» государственной воле

Май 02
03:35 2013

Модернизация, особенно в России, нуждается в «полной» государственной воле


Задача провалена, деньги пропали неизвестно куда — примерно так Валентина Ивановна Матвиенко, третье лицо в официальной иерархии РФ, охарактеризовала результаты масштабной государственной поддержки отечественного авиапрома: «Деньги закачены. Где самолеты?!» Эта позиция достаточно точно отражает настроения рефлексирующей части российской общественности. И нельзя сказать, чтобы на то не было бы никаких оснований. Однако тезис нуждается в кардинальной качественной корректировке. Во-первых, речь идет исключительно о гражданском авиапроме: в военной области, при всех многочисленных проблемах, у нас все, даже на удивление, неплохо. Во-вторых, корректно концепция должна выглядеть так: цели не достигнуты, но явно не провалены. Деньги не пропали, а ушли известно куда. Может быть, не самым эффективным и рациональным путем, не без потерь, но с очевидным результатом, соответствующим этим, относительно не так уж и великим, потраченным деньгам. Как отмечают наши авторы, на подготовку саммита АТЭС, тем более на Олимпиаду, с которыми связываются гораздо меньшие ожидания, чем с возрождением отечественного авиапрома, потрачено в разы больше.


На сегодня можно констатировать: денег, усилий и воли затрачено ровно столько, чтобы обеспечить физическое сохранение отрасли. Политических, организационных и финансовых решений, необходимых для ее бурного развития, нет. И потому ее нынешнее весьма небурное, но все-таки развитие надо считать продуктом энтузиазма, профессионализма и удачи. С главной задачей — обеспечить спрос, рынок для новых отечественных гражданских самолетов — государство не справилось. А это именно и только задача государства, поскольку иностранные конкуренты способны предложить несопоставимо лучшие условия. И с точки зрения лизинга, и с точки зрения гарантий исполнения контракта. Например, Airbus и Boeing способны подписывать многомиллиардные контракты на поставку самолетов, которых еще не просто физически не существует, а даже чей облик еще не определен. Если государство хочет сохранить эту самую высокотехнологическую из оставшихся у нас отраслей — а оно вроде как хочет, — то оно должно оплатить свой почти 15-летний провал. Задача, собственно, проста — простимулировать, убедить, заставить и т. п. отечественные авиакомпании закупать отечественные самолеты. За все это время, при всех вроде как очевидных усилиях и затратах на возрождение авиапрома, государство в этом направлении сделало ничтожно мало. А в противоположном направлении достаточно много. Причина проста: усилия по возрождению разработки и производства самолетов лоббируются достаточно влиятельным и авторитетным отечественным авиапромышленным лобби. А усилия по продвижению этих самолетов на отечественный рынок (не говоря уже о зарубежном) блокируются сверхмощнейшим иностранным авиапромышленным лобби, поддерживаемым своими государствами и нашими отечественными авиакомпаниями. На политическом уровне это выражается в государственной «полуволе», гарантирующей нынешний «недорезультат», отражаемый в общественном сознании вышеупомянутой «формулой Матвиенко»: «задачи провалены — деньги пропали». С напрашивающимся выводом — пора закрывать лавочку.


Мораль сей басни такова: модернизация, особенно в России, нуждается в «полной» государственной воле, обеспечивающей конечный результат. Противостоящий ей лоббизм должен рассматриваться как антигосударственная деятельность. А в части, касающейся российских граждан, — как национальная измена.