Горячие точки

Международный терроризм — кому это выгодно?

Ноябрь 23
08:49 2011

Международный терроризм — кому это выгодно?


Тема терроризма становится все более актуальной – ежедневные сводки новостей сообщают о новых терактах, жертвами которых все чаще становятся гражданские лица. При этом волна террора захлестывает не отдельно взятые страны, а целые регионы. Понятие терроризм стало наднациональным, вышло за пределы отдельно взятых государств и стало неотъемлемым элементом международной обстановки.


Российское право определяет терроризм, как «идеологию насилия и практику воздействия на принятие решения органами государственной власти, связанную с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий». То есть, цель любого террористического акта – это заставить органы управления действовать по определенному сценарию, а средством достижения цели служит устрашение населения.


Многие исследователи, пытаясь объяснить причины активизации террористической деятельности по всему миру в последние десятилетия, исследуют современное общество, изучают психологию террористов. И приходят к выводу, что возросшее социальное напряжение, расслоение общества, низкий уровень жизни, недостаток воспитания – это те причины, которые и толкают людей на совершение террористических актов. По сути дела эти ученые используют метод анализа от частного к общему – то есть рассматривают множество террористических актов, выявляют общие черты, и делают соответствующие выводы о социальных истоках терроризма. С подобными выводами сложно поспорить, потому что, если проследить жизнь отдельно взятого террориста, то, скорее всего, все эти элементы будут присутствовать в его судьбе.


Тем не менее, такие исследования не объясняют самого главного – причин, побудивших террористов год от года наращивать свою активность и создавать новые террористические организации по всему миру. Ведь бедность, социальное напряжение, классовость – все это существовало на протяжении всей человеческой истории, а международный терроризм появился относительно недавно – в конце 60-х годов. Его апогеем стали события 10-летней давности в США, когда были уничтожены башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, и Америка вступила в эпоху «войны против терроризма».


В условиях, когда объяснение от частного к общему не создает целостной картины, давайте попытаемся пойти в обратном направлении.


Что нужно для того, чтобы террористическая организация наподобие «Аль-Каиды» «успешно» вела свою деятельность? Прежде всего, деньги, огромные деньги. Не лишними будут также связи с различными политическими силами и лояльность отдельных стран, чтобы можно было разместить на их территории лагеря для подготовки бойцов или просто спрятаться в нужный момент. Кто может регулярно тратить несколько миллионов долларов (а в случае с «Аль-Каидой» несколько миллиардов) на поддержание деятельности террористической группировки? Очевидно, что подобные расходы, которые к тому же нельзя афишировать, могут взять на себя либо государства, либо транснациональные корпорации. Естественно, финансы будут поступать в организацию через «третьи руки» — в виде пожертвований, со счетов фирм-однодневок, либо наличными – вариантов много.


Факт финансирования международных террористов государствами и ТНК обуславливает и те цели, которые преследуют террористические организации. При этом необходимо отличать декларируемые цели от настоящих. Так, «Аль-Каида» борется за свержение светских режимов в исламских странах и создание «Великого исламского халифата». Однако теракты в США и в европейских странах и спровоцированная ими цепочка событий дают понять, что истинные цели у «Аль-Каиды» совсем другие.


Террористические организации проводят политику тех государств, которые их финансируют, и, по сути, являются таким же оружием, как танки или самолеты, стоящие на вооружении. Но если танки и самолеты нельзя использовать без объявления войны, то террористы могут воевать и в «мирное время». В этом отношении любой террористический акт можно сравнить с диверсией одного государства против другого. Но надо учитывать, что целью такой диверсии обычно становятся не материальные потери (для страны они, как правило, незначительны), а удар по общественному мнению и общественному сознанию, а следовательно терроризм стал частью информационно-психологической войны.


Большая роль в случае теракта отводится и средствам массовой информации, которые должны рассказать о теракте в нужном свете, чтобы эффект от него был «максимальным». Контроль над значительной частью СМИ, способной распространить нужную точку зрения, также возможен только при серьезных финансовых затратах.


Создание в 20-м веке международных институтов, запрещающих открытую военную агрессию (Организация Объединенных Наций), и региональных международных альянсов (НАТО, ОДКБ), вынудило страны, ведущие агрессивную политику, искать другие методы для реализации своих интересов на международной арене. Это и послужило толчком к расширению террористических организаций по всему миру и появлению международного терроризма, как средства ведения войны в обход международных институтов (технология «оранжевых революций» из той же серии). Поэтому современный терроризм надо рассматривать не как социальное явление, а как явление политическое, и, исходя из этой точки зрения, искать пути решения проблемы.


«Война против терроризма», объявленная Вашингтоном, затронула весь мир. Жертвами этой войны стали сотни тысяч людей в Афганистане и Ираке, среди которых десятки тысяч официально признанных гражданских потерь. Был уничтожен «террорист № 1», организатор теракта, послужившего спусковым крючком для начала этой войны. Прошло десять лет, но что мы имеем в результате? Две страны оккупированы войсками НАТО, место Усамы Бен Ладена занял другой «террорист № 1», «Аль-Каида» только укрепила свои позиции и даже принимает непосредственное участие в арабских революциях, количество терактов по всему миру продолжает расти, а главные сторонники этой войны настолько увлеклись, что перестали соблюдать нормы международного права (нарушение резолюции ООН по Ливии). Все события последовавшие за 9/11 дают понять, что истинные цели «Войны против терроризма» отличаются от декларируемых.


Да и официальная версия событий 9 сентября 2001 года вызывает все больше сомнений у мировой общественности. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад прямо заявляет, что, будучи инженером, не верит в возможность обрушения башен Всемирного торгового центра из-за врезавшихся в них авиалайнеров (в двух башнях по официальному докладу, сваи расплавились от температуры горения керосина около 800 градусов, тогда как температура их плавления 1450-1500 градусов). Для крушения небоскребов, по мнению иранского лидера, в здание было необходимо заложить большое количество взрывчатки, что по силам лишь американским спецслужбам. «Основной целью фальсификации стало оправдание т. н. «войны против терроризма», которую развязали США. Тем самым американцам просто был нужен повод для вторжения на территорию Афганистана и Ирака», — считает Ахмадинежад.


Как говорится, почувствуйте разницу: если представить войну в Афганистане и Ираке как реализацию стратегических интересов США, то им придётся действовать там в одиночку; если же представить войну как кампанию по уничтожению террористов, то можно собрать коалицию. Верить президенту Ирана или считать его слова фарсом и пропагандой? Это каждый решит для себя сам. Но спорить с тем, что его доводы во многом логичны и обоснованны, вряд ли кто-то станет.


P.S. А тем, у кого возникают сомнения нравственного плана, могут ли правительства некоторых сверхдержав спонсировать террористов, убивающих женщин и детей, стоит вспомнить выступление Мадлен Олбрайт в 1996 году в телепрограмме CBS «60 минут». Ведущая Лесли Сталь поинтересовалась последствиями санкций против Ирака: «Мы слышали, что погибло полмиллиона детей. Я имею в виду, это больше детей, чем погибло в Хиросиме. И, вы знаете, стоит ли это того?». Олбрайт ответила: «Я думаю, что это очень тяжёлый выбор, но цена — мы думаем, что она того стоила». В 1997 году Мадлен Олбрайт была назначена на пост государственного секретаря США.