Культура и искусство

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА

Вильнюс. Автор фото: Владимир Жамойтис, ИА
Вильнюс. Автор фото: Владимир Жамойтис, ИА "Русские Новости".
Август 15
17:12 2014
МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА


Валерий Зубаков – культуролог, краевед, экскурсовод — много лет изучает историю Вильнюса. В круге его интересов — и невидимая глазу метафизика города-индивидуума, обладающего уникальной историей. Эта метафизика – играет какую-то таинственную и существенную роль в том, как складываются жизни жителей Вильнюса и его историческая судьба. 

— То, о чем говорит метафизика, лежит за пределами нашего восприятия – то есть «за физикой». В то же время это невидимое имеет наблюдаемые следствия, — говорит Валерий. — По Аристотелю, сам термин «метафизика» указывает на изучение того, что лежит за пределами фиксируемых физических явлений, а то и в основании их. Но то, что раньше называлось метафизикой, сегодня становится физикой. Наука уже может увидеть и объяснить множество необъяснимых доселе вещей, необыкновенных способностей людей, которых мы еще недавно называли чудаками. Например, мы знаем, что все эти лозоходцы, экстрасенсы, специалисты по паранормальным явлениям, подчас оказывались просто людьми с повышенной чувствительностью. Они чувствуют не только перемену погоды. Как и обычный внимательный человек, обладающий интуицией, умеющий слушать себя, может увидеть таинственные метафизические явления и попытаться объяснить их обычной физикой в пределах школьного курса. Но есть и другое…

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Замковая гора (Современный макет)


Вот мы с вами идем по ровным плитам Кафедральной площади. Придет время, и это ровное покрытие опять станет проседать и вздыбливаться, как бывало уже не раз. Почему? Потому что на этом месте, прямо под нами было старое русло реки. Рек в этом месте было несколько: под улицей, которая ведет от площади к президентуре, текла река под названием Кочерга. Она впадала в Нерис, которая тогда называлась Велией (Большой). Реки, протекавшие в районе Кафедральной площади во времена основания Вильнюса, образовывали остров, на котором и был возведен княжеский город и насыпана Замковая гора.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Святые места старой Вильны


Немного в сторону от княжеского города – на том берегу реки, которую сегодня мы называем Вильняле, наТрехкрестовой горе стоял город Кривич, где некогда жили языческие жрецы. Княжеский город Гедиминас решил строить не там, а возле могилы князя Святорога. (Древнеславянское языческое имя князя Святорога — Швянтарагиса свидетельствует, что это был человек «святой», в том понимании святости, которым позже воспользовались и христиане для обозначения человека богоизбранного, «одухотворенного»). Так как носителями знаний того времени были жрецы – Криве- Кривейне, например, ну и, конечно, Лиздейка, растолковавший сон Гедиминаса про воющего железного волка, посоветовав тому на этом месте возвести столицу).


План нижнего и верхнего замков: I — Верхний замок; II — Нижний замок, Дворец правителей; III — Кафедральная площадь в XIV-XVI веках; IV — Сад Дворца правителей; V – Территория арсенала. А – Кафедральный собор; B – Звонница; C – Оборонительная стена; D – дополнительная стена крепости; E – Старое здание Виленского епископата; F – Здание галвного трибунала ВКЛ; G – Современный памятник Великому литовскому князю Гедимину; H – Ворота крепости.


Могила Святорога скорее всего находилась на месте нынешнего Кафедрального собора. В этом месте, видимо, уже долгое время существовало языческое капище, где и происходило богообщение, как его понимали в языческие времена. Известно, что места для могил жрецов и князей выбирали на вершинах гор и холмов, а также рядом с большими и крепкими дубами и большими камнями. А что еще во времена язычества могло символизировать вечность – ведь эти дубы были свидетелями жизни прадедов, дедов, отцов?! Это и были особые места – дубы в них растут и крепчают столетиями.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА

 

— Действительно, рядом с Кафедральной площадью до сих пор растут большие и очень крепкие деревья. Это остатки тех дубовых рощ?
— Нет, конечно! Сейчас это клены и липы, ясени и каштаны. И величина их подчас определяется тем, что их просто не дали вырубить. Но все же появление Гедиминаса именно в этом месте вряд ли случайно, он искал место для столицы – города, где он смог бы вести сделавшую его знаменитым политику «открытых дверей», а «Семь холмов» и множество рек (вот она, метафизика!): сам его сон на Туровой горе как проявление высшей силы (представление о высших силах, характерные для того времени мы называем язычеством, то есть народной верой, верой в стихии мира сего) и всеми приметами места, обладающего этой некой особой силой. Эта сила сохранилась до сих пор!

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Схема первоначальной застройки Замковой горы Вильны в XIV веке


Находясь на территории Нижнего и Верхнего замков мы чувствуем значительность, харизму этого места. То, что в те времена на месте улицы Швянтараге когда-то протекала река, подтвердила и недавняя находка археологов: недавно они меняли дорожное покрытие у здания МВД и нашли остатки моста. Некогда по нему из Нижнего замка, из ворот, находившихся между двумя башнями (их абрисы современные архитекторы пометили для нас по окружности красными гранитными плитами), въезжали и выезжали из княжеской резиденции в город, то самый, который поначалу и охраняли литовские князья. Место же для самого города, в котором горожане жили своей повседневной жизнью, тоже было выбрано не случайно. И хотя из истории мы знаем, что города строились на пересечении рек, которые использовались в качестве торговых путей, вряд ли место для Вильнюса выбиралось по этим соображениям. Ведь и сейчас, и раньше Вильняле вряд ли могла служить таким целям, так как была слишком быстрой и неглубокой рекой. Что-то другое привлекло сюда людей. Конечно, это было удобное место с точки зрения фортификации – вода служила препятствием для врагов.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Вильна. Литография начала XIX века


Но скорее всего и здесь сыграла свою роль метафизика места – основателей города привлекли и холмы: ведь наш глаз всегда цепляют удобные места — возвышенности, холмы, рощи, как из соображений безопасности, так и как укромные, удаленные от постороннего взгляда места, святилища. Так наша интуиция подсказывает нам сюиминутные, бытовые и стратегические решения: люди с хорошо развитой интуицией чаще всего не ошибаются в выборе решения. Например, вряд ли даже для привала путешественники выберут еловый лес – они пойдут ближе к березам. Еловый лес кажется нам темным и недобрым. Да и в сказках еловый лес пугающий и зол: в нем живет Баба–Яга, в него увозят падчерицу на погибель и т.д. Но на самом деле отношение к еловому лесу у нас сформировали не сказки, а наши собственные ощущения: мы неосознанно чувствуем, что в еловом лесу у нас уходят силы, что подтверждает и отсутствие растительности под елями. Если даже мы не знаем, что под нашими ногами течет река или лежат большие валуны, или есть какие-то разломы почвы, то наша интуиция, наш чувствительный организм сообщат нам об этом едва заметными переменами внутреннего состояния.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Вильнюс. Старое кафе «Ротонда»


Вот мы подошли к бывшему кафе «Ротонда» в парке у подножия Замковой горы. Сколько раз ни пытались здесь открыть кафе, торговля замирала. Помню, в молодости мы и наши отцы приходили сюда выпить стаканчик вина и съесть мороженое, но надолго здесь почему-то не задерживались – сидеть здесь почему-то не хотелось. В этом месте у всех появлялось какое-то внутреннее напряжение. Зато потом, когда кафе уже закрылось, сюда потянулись представители разных молодежных субкультур – наверняка они чувствовали какую-то привлекательную для них энергию. Где-то рядом с этим местом в древности стояла сторожевая башня со своей недоброй историей, а возможно, и была речная протока. Вильнюс вообще стоит на подземных реках, и у особо чувствительных людей соседство с подземной рекой вызывает неосознанное беспокойство и тревогу.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА

 

— Зато здесь уютно чувствуют себя завезенные к нам каштаны…
— И каштаны, и широко раскинувший ветви ясень, и гость этих мест тополь, и ольха, и ива любят влагу, которую наверняка нащупали корнями. Но люди на этих скамейках надолго не задерживаются даже в жару – их не удерживает даже прохладная тень. Люди чувствуют, что эти места вызывают озноб и неосознанное состояние тревоги.
Наш и смутные чувства подтверждают и уже совсем очевидные вещи: здесь есть места, на которых много кривых, странно наклоненных или ветвящихся деревьев, нередко перекрученные, с двумя-тремя стволами, с безобразными наростами на стволах. Дерево клонится в сторону так, как будто в месте роста ему что-то мешает.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА


Растения – это вообще мощный природный индикатор: вы, наверное, замечали, что самая бурная растительность бывает на кладбищах и рядом с храмами. С правой стороны к Кафедральному собору примыкает густой и тенистый парк: растения там тоже чувствуют мощную энергетику намоленного, сакрального места. Концентрация этих сил в этом месте оставляет свой след. Обратите внимание на три скульптуры в этом парке на холмике у собора: они отражают языческие представления о троичности божественного мира. Думаю, неслучайно они напоминают языческого Триглава (языческая троица — Перун, Сварог, Световит).

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Языческий идол Световит

 

— То есть растения могут о многом рассказать краеведам?
— Безусловно: археологи, например, говорят, что если вы хотите найти место стоянки древних викингов — ищите заросли крапивы. Растения тоже питаются как оставшимися с древности энергиями трагедий и эмоций, пережитых в битвах и сражениях, любви и радости, молитв и обращений к Богу, также как и продуктами жизнедеятельности человека. Это называется памятью места. Видимо, есть память и у пространства, эти сгустки энергий не растворяются во времени, а если растворяются, то очень и очень медленно. Есть города, которые сколько бы раз завоеватели ни уничтожали, всегда возрождались, и люди не уходили из них навсегда. А есть места, откуда люди ушли и бросили казалось бы пригодное жилье. Почему? Видимо, все дело не только в характере энергий – то есть в той же метафизике. В Панеряй до сих пор висит в воздухе тот ужас, что пережили убиваемые там люди.
Наверняка вы ощущаете разную энергетику разный районов города – мощную энергию делового центра, в котором в офисах и учреждениях кипит работа, и вялую – в спальных районах. В Старом городе, когда-то пропитанном совсем другими энергиями, сегодня царит расслабленный туристический дух – на улице Пилес вы захотите посидеть или хотя бы поменять походку — на прогулочную.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Кафе «Неринга» — современный, старый интерьер


На проспекте Гедиминаса со стороны «Кафедралки» сегодня уже нет той кипучей торговли – магазины здесь не пользуются былой популярностью – на проспекте кипят деловые энергии, снуют чиновники. Из-за этого ресторан «Литерату» в свое время не привлек литераторов даже названием: пишущая братия как сидела в «Неринге», так и продолжала в ней сидеть. Там был Брод – знаменитый вильнюсский Бродвэй, место встречи и общения продвинутой молодежи.
Пространство имеет память: в торговом центре Гедимино, 9 торговля не задалась изначально. А причина и в том, что здесь до сих пор царят другие энергии: отсюда в советское время управляли государством – здесь располагался Совет министров. Люди приходили сюда с трепетом – ведь в этих кабинетах принимались ответственные решения, строились грандиозные планы. Пространство хранит память об этом и не принимает энергию мелкого торга и потребительства. К тому же торговый центр оказался в окружении совсем не торговых заведений: Союз писателей, Главпочтамт, здание Правительства, монастырь Святого Георгия.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Церковь монастыря Св. Георгия


Во храме монастыря, в забор которого упирается задняя стена торгового центра, ныне находится филиал библиотеки М. Мажвидаса: хранилище редких книг – многовековой мудрости жителей этих мест. В здании монастыря — отдел искусств и музыки, иудаистики, а раньше это была Книжная палата. Библиотеки ведь обладают особой аурой – в них хорошо читается и понимается, они и воспринимаются как храмы. В них хочется говорить шепотом. Они тоже хранят в себе память о мыслях, звуках, образах, открытиях, муках творчества – память интеллектуально наполненного пространства. Этот монастырский дворик, спрятавшийся в центре современного города, для кого-то является местом силы – прислушайтесь к своим ощущениям, и вы почувствуете это. Рядом — площадь Кудирки: когда-то здесь был монастырский сад, во времена Российской империи – Георгиевская площадь, на которой стояла часовня Александра Невского, а в конце войны здесь похоронили освободителя Вильнюса генерала армии Ивана Черняховского и поставили ему памятник. Потом власти независимой Литвы памятник снесли и поставили памятник Винцасу Кудирке. На площади всегда кипела и продолжает кипеть жизнь – скамейки здесь никогда не пустуют.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Часовня Св. Александра Невского в Вильне (разрушена в 1919 г.)

 

— Бурлению энергий не помешала даже могила генерала в центре города?
— Это неудивительно – ведь наш город всегда рос за счет застройки кладбищ, количество которых огромно: под нашими ногами масса человеческих костей. Как-то жильцы дома по соседству с дворцом Радзивилов (Радвилу румай) рассказали мне о том, что даже позади дворца когда-то было кладбище. Человеческие останки там находят до сих пор. Кладбища были на месте Дворца Бракосочетаний на горе Таурас, там, где ныне стоит Дом Профсоюзов, — лютеранское, а на склоне горы – православное. На горе Паменкальнё, неподалеку от некогда железнодорожного техникума, а теперь Коллегии Дизайна, и вовсе происходили ритуальные поминовения. Во время раскопок археологи нашли на горе поминальные ямы с останками животных, которые были принесены в жертву поминовения. Там же рядом была и знаменитая Погулянка – место прогулок, где лет сто назад принято было отдыхать и набираться сил…

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Ул. Большая погулянка 100 лет назад) – теперь ул.Й.Басанавичюса (нижний снимок)

 

— Какие еще места силы есть в Вильнюсе? Как определить их?
— Кто-то, чтобы наполниться энергией, отправляется в паломнические поездки по храмам и монастырям – монастыри, в том числе и наш Свято-Духов, — это мощные места силы, дающие духовную энергию.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА
Вильнюс. Монастырь Святого Духа


Кто-то за энергией едет в горы, к морю. Местом силы для нас может стать и усадьба великого писателя, в которой он в порыве вдохновения писал свои гениальные произведения. Например, Михайловское, где творил Пушкин, Ясная Поляна Толстого. Но и рыбалка на берегу водоема, и грибная «тихая охота». Но есть в обитаемом пространстве и негативные энергии: лоза во внезапно напрягшихся руках лозоходца может указать не только лучшее место для дома или для рытья колодца, но и место, откуда лучше поскорее уйти. И не жить там. И не строить жилья. Рассказывают, что при строительстве общественных зданий и храмов Петр Первый пользовался таким способом – на предполагаемых местах строительства клал куски мяса. В том месте, где мясо сохранялось дольше – ставил здание. Можно и самим определить энергию места баварским испытанным методом: на предполагаемое место строительства приносили часть муравейника с муравьями, и если муравьи уходили, то дом строили. Ведь муравейники появляются как раз на местах пересечения силовых линий. Не строили дом на месте, где хорошо росли дубы, ясени, ивы, тополя, крапива, папоротник, ядовитые растения (болиголов, осенний безвременник, преступень), селились лесные рыжие муравьи, пчелы и осы, комары и другие насекомые-паразиты. А вот рядом с липами и березами дом строили. Человек тоже оставляет свои энергии городу. Все жители – от талантливых архитекторов до опустившихся бомжей – творцы города, формирующие его ауру, его духовное пространство. А город в свою очередь воздействует на формирование личности: каждый человек, выросший в Вильнюсе, несет в себе печать его неповторимого своеобразия.

МЕТАФИЗИКА ВИЛЬНЮСА

 

Елена Юркявичене.
«ЭКСПРЕСС НЕДЕЛЯ» №27, 2014

 

Тэги
Страны

Об авторе