Горячие точки

Меморандум о восстановлении церквей – уничтожение сербского наследия в КиМ

Август 05
20:28 2008

   Совместными усилиями Епархии Рашко-Призренской и Министерства по вопросам Косово и Метохии Правительства РС недавно была опубликована книга «Несостоятельность восстановления», рассказывающая о том, как в течение трех лет реализуется Меморандум о восстановлении сербских святынь в Косово и Метохии, — сообщает Пресс-центр Епархии Рашко-Призренской.
    В книге на сотне страниц приведены два Анализа результатов восстановления (в сравнении с официальным Отчетом КСО). Один из них принадлежит магистру архитектуры Гордане Маркович, второй – доктору Милану Глишичу, профессору Архитектурного факультета Белградского университета. Книга содержит также Заявление для прессы, опубликованное сразу после подписания Меморандума в 2005 году, текст обращения Епископа Артемия к представителям Совета Безопасности ООН в апреле 2007 года и предисловие профессора др. Слободана Самарджича (на тот момент действующего Министра по делам Косово и Метохии).
    Полное содержание этой книги можно скачать здесь (размер файла 3,5 Мб). Книга богато иллюстрирована фотографиями, убедительно доказывающими фиаско рассматриваемого процесса восстановления и Меморандума, и свидетельствующими о том, что в официальных Отчетах, сопровождающих весь процесс восстановления, давалась неточная и необъективная информация о проделанной работе, с целью создания у общественности ложной картины успешности восстановления. Авторство этих Отчетов принадлежит Комиссии по восстановлению и, к сожалению, монастырю Високи Дечани, точнее, викарному Епископу Феодосию Шибаличу.
    Ложная картина успешного восстановления, с одной стороны, была призвана работать на создание и продвижение независимого Косово, а с другой, демонстрировала губительную реальность безуспешного восстановления, уничтожение сербского наследия и его присвоение шиптарами, и наряду с этим дальнейшее унижение сербского народа. Трагично и больно осознавать, что среди участникаов такого процесса восстановления были представители сербского народа и, к сожалению, сербской православной Церкви.
   
    Следует прокомментировать меморандумный процесс восстановления сербских святынь и в тех аспектах, которые на сегодняшний день освещались слабо либо о них вообще речи не шло.
    Епархия Рашко-Призренская твердо придерживается позиции, по которой до начала процесса восстановления разрушенных сербских церквей и монастырей необходимо было оценить размеры ущерба. Логично и естественно после происшедших событий сначала оценить ущерб, причиненный разрушением и уничтожением сербского наследия, и только после этого приступить к следующим этапам.
    В связи с этим еще в 2004 году после погромов 17 марта Епархия приступила к процедуре оценки ущерба. Полученные данные предполагалось использовать, в числе прочего, и в судебном процессе, который начала Епархия в Международном Страсбургском суде по защите прав человека против четырех европейских государств (Великобритании, Франции, Германии и Италии), считая их ответственными за разрушение 150 церквей.


    Этот иск Епархии Рашко-Призренской, являвшийся одним из самых крупных препятствий для реализации идеи независимого Косово, к сожалению, был отозван спустя несколько месяцев после его подачи по настоянию, прежде всего, монастыря Дечани (при тесном координировании требования определенными кругами в США) и при последующем невероятном давлении со стороны нескольких Архиереев (прежде всего Митрополита Амфилохия и Епископа Атанасия Евтича), также по инструкциям, поступающим с Запада через международных представителей.
    Тотчас после выхлопотанного, принудительного отзыва иска в январе 2005 года, имевшего целью осуществление своих прав и санкционирование ответственных за совершение преступлений против сербов и сербского наследия, ранее упомянутые участники приступили к реализации нового процесса (направляемые инструкциями и диктатом, поступающим с Запада, из Америки и стран ЕС) в соответствии с Меморандумом о восстановлении разрушенных церквей (март 2005 г).
    Одним из самых тяжелых последствий реализации Меморандума для сербской стороны стала санация разрушенного без предварительного проведения оценки ущерба. По существу, после отзыва иска, упомянутые участники начали процесс «восстановления», уничтожающий следы преступлений, не определив меры ответственности преступников (шиптаров и нескольких западных государств) за совершенные злодеяния, и этим, фактически, амнистируя их. В то же время, хорошо продуманная и организованная пропаганда тех же действующих лиц была направлена на распростанение информации о несуществующих успехах «восстановления». Общественность вводили в заблуждение, будто бы процесс этот хорошо продвигается вперед, подменяя факты, свидетельствующие об истинном характере восстановления и достигнутых результатах на местах!
    Вместо того, чтобы поставить вопрос об ответственности за совершенные преступления эти участники выдвинули на первый план «восстановление» в соответствии с Меморандумом, что лишь усугубило истинное состояние пострадавших святынь и препятствовало возможности произвести точную оценку причиненного ущерба, к тому же, стараясь создать у целого поколения сербского народа, впечатление, что ничего не произошло и они с «соседями албанцами» в будущем будут жить «так же прекрасно, как прежде», поддерживая, тем самым, тенденцию, в соответствии с которой преступникам предоставляется возможность свободно и беспрепятственно передвигаться, а в дальнейшем, по-видимому, продолжить начатое дело.
    Однако, органы власти государства Сербия за прошедший многолетний период также не проявили инициативы в вопросе оценки ущерба. А это, несомненно, стало бы одним из важных показателей того, что государство Сербия считает сербское наследие в Косово и Метохии своим и заботится о нем со вниманием хорошего хозяина, готового сделать все для его защиты от дальнейшего уничтожения и способствовать его восстановлению до того состояния, при котором национальное достояние снова сможет служить интересам и потребностям будущих поколений сербского народа.
    В связи с этим Епархия Рашко-Призренская призывает вновь сформированное правительство Сербии присоединиться к инициативе Епархии и реально помочь процессу оценки ущерба, который Епархия возобновляет.
   
    Одним из самых спорных, в производственном смысле, положений «восстановления» в соответствии с Меморандумом, является статическая устойчивость восстанавливаемых объектов. Помимо всех остальных производственных упущений, совершенных в процессе «восстановления», эта ошибка может иметь самые серьезные, и даже трагические, последствия. И она присутствует на немалом количестве объектов. Приведем здесь только некоторые примеры, используя цитаты из книги «Несостоятельность восстановления».
    Так, о церкви Святого Георгия в Призрене (являющейся гордостью Комиссии по восстановлению) в книге дословно написано: «Конструкция крыши выполнена вопреки всякой конструктивной логике, и опирается только на поврежденные пожаром фасадные стены, что угрожает устойчивости объекта». «Для чего нужно было увеличивать на несколько тонн проектное количество стали и известняка для покрытия крыши?», если затем был сделан вывод о том, что «нагрузка на крышу составляет около 600 тонн, часть из которой переносится на объемные стены, подвергавшиеся действию высоких температур, при этом расчет предельной нагрузки на стены не производился».
    Кто рискнет, учитывая приведенные цитаты, войти в эту церковь как прихожанин? И кто будет нести ответственность за возможное повторное разрушение церкви из-за того, что при восстановлении на поврежденную и ослабленную конструкцию была дана нагрузка, во-первых, много большая, чем была до разрушения, а во-вторых, превышающая предусмотренную проектом? Будут ли нести за это ответственность только шиптары — производители работ (непрофессиональные и злонамеренные) или и те сербские представители, которые допустили подобное грубое обращение с нашим наследием?
    Практически идентичная ситуация сложилась и в монастыре Девич, где «реконструкция Центрального келейного корпуса производится вне какой-либо конструктивной, технологической и реставраторской логики. На ослабленных стенах полуподвального и первого этажей надстраивается еще один этаж, и это также выполняется без определения сейсмоустойчивости». Проведенный в книге анализ, проиллюстрирован фотографиями, отчетливо подтверждающими несостоятельность и политический характер проводимого «восстановления».
    Церковь Святого Илии вместе с Приходским домом, народным Залом и кладбищем представляет «блестящий пример того, как не надо проводить защиту и реконструкцию… эта реконструкция проведена настолько плохо, что полностью компрометирует профессионализм строителей».
    Наконец, приведем пример «восстановления» епископского двора в Призрене, где «вообще не проводилось санации конструктивных элементов армированного бетонного потолка после пожара, длившегося 15 дней вследствие большого количества угля, который находился в полуподвальных помещениях». Эти конструктивные элементы «больше похожи на выгоревшее дерево, нежели на бетон, подвергавшийся пожару». Без укрепления «конструктивных элементов», предельная нагрузка которых резко снизилась (и поэтому необходима замена на новые конструкции), шиптарские производители работ провели их санацию, создав иллюзию восстановления. Надо ли говорить о безопасности тех, кто должен жить в этом объекте и об ответственности сербских посредников, с воодушевлением приветствовавших «восстановление» епископского двора (конечно, щедро вознаградив этот «труд» шиптаров)?
 
    Таким образом, создана гротескная ситуация – шиптары разрушили и сожгли сербские святыни; за преступления, совершенные шиптарами, не наказаны ни организаторы, ни исполнители, ни помощники; несколько «влиятельных лиц крыла СПЦ» препятствуют началу судебного процесса против ответственных за преступления и их адекватное санкционирование; шиптары восстанавливают разрушенные святыни (весьма возможно, что среди них находятся и те, кто их непосредственно разрушал), а деньги, выделенные на восстановление того, что они разрушили, идут им же; работы выполнены очень плохо (из-за непрофессионализма или намеренно), не исключена и возможность трагического развития, и поэтому в недалеком будущем потребуются новые вложения для нового восстановления; спланированный подобным образом процесс «восстановления» дает возможность шиптарам приобрести опыт и референции в восстановлении сербского православного наследия (чего они до сих пор не имели) и тем самым окончательно взять на себя полномочия по сохранению сербского православного наследия, полностью вытеснив органы власти государства Сербия и СПЦ; также для шиптаров, учитывая, что они давали деньги на строительство/восстановление, их работу и знания, открывается возможность еще бесцеремоннее присваивать сербское духовное наследие, называя его «албанским», а не сербским;….


    Вместе с тем, определенные круги СПЦ (те же, что форсируют исполнение Меморандума, без учета всего ущерба, причиненного сербскому народу) настаивают на проведении освящений «восстановленных» объектов и даже на проведении приемки епископского двора в Призрене, несмотря на небывалое попрание Конституционных принципов и вековых законоположений канона Православной Церкви, а также все строительные упущения, недостатки и недопустимые стратегические риски.


    Епархия Рашко-Призренская твердо стоит на позиции, что модель обновления сербских святынь в соответствии с Меморандумом – неприемлема. Из-за губительности и нанесенного на сегодняшний день ущерба процесс следует безотлагательно остановить (а представителя СПЦ в Комиссии по восстановлению, викарного Епископа Феодосия Шибалича и представителя министерства культуры, г-жу Веру Лончарски немедленно освободить от должностей и вывести из состава Комиссии). Следует определить и принять модель бережного и успешного восстановления (на принципах, способствующих осуществлению истинной заботы, сохранению и восстановлению сербского культурного наследия в Косово и Метохии), которую уже использует Епархия. Сегодняшние участники, поддерживающие и продвигающие «восстановление» в соответсвии с Меморандумом (ввиду ответственности, которую несут за покровительство подобному способу восстановления и сокрытия недопустимых упущений и рисков) должны быть отстранены от участия в восстановлении, и исключены из всех будущих процессов возрождения сербских святынь в Косово и Метохии.