Экономика

«Мэйнстрим» оказался бессилен перед кризисом

Март 19
03:56 2010

«Мэйнстрим» оказался бессилен перед кризисом


Любая коммерческая деятельность осуществляется ради прибыли. Без нее она теряет всякий смысл. Различные рассуждения о «социальной ответственности» бизнеса – это тяжелый бред. Грузовики в выходные дни не должны бесплатно «выгуливать» соседских младенцев, для этого есть коляски, и все попытки заставить «дальнобойщиков» заниматься этим делом в лучшем случае приведут к серьезным убыткам и бессмысленным затратам бензина. Но вот вопрос: а как эту самую прибыль получить?


Здесь можно много страниц потратить на рассуждения о «предпринимательском таланте», «уникальных методиках обучения менеджменту», да и, чего греха таить, о возможностях, которые дает близость к власти. Но мы сегодня не об этом. А об общей схеме. Итак, некто берет кредит, покупает какие-то комплектующие, арендует производственную базу (или строит ее), что-то там делает и производит нечто. Это нечто может быть и не обязательно машиной или оборудованием, а прической, картиной или вовсе душеспасительной беседой с клиентом. Но это «что-то» кто-то должен купить. Причем не просто купить, а за такую цену, которая превысит затраты и на возвращение кредита, и на аренду, и на амортизацию оборудования и на зарплату персонала… И даже на взятки разным проверяющим (которые есть во всем мире, разница только в размере).


Цепочка продуктов или услуг может быть длинной, но на ее конце всегда стоит конечный спрос, то есть такой, который производится для собственных потребностей, без желания перепродать или перенести стоимость на продаваемый продукт (я уже упомянул амортизацию). Есть специальная наука, маркетология, которая оценивает потребности разных участников рынка и дает более или менее адекватные оценки того, какой товар и по какой цене может быть продан с прибылью, а какой шансов не имеет. Разумеется, как и любая наука, маркетология может ошибаться, но тут вступает в дело то самое предпринимательское «чутье», личная оценка рисков или уже упомянутые «внерыночные» ресурсы (например, заказы, оплаченные бюджетом).


Разумеется, любое маркетинговое исследование опирается на уже существующие данные, по этой причине в условиях кризиса оно всегда менее эффективно, чем в стабильной ситуации. Но бывают кризисы и кризисы. Давайте посмотрим, в чем проблема нынешнего кризиса. В результате роста кредитования домохозяйств спрос стал расти и концентрироваться в некоторых сегментах экономики. Поскольку объем кредитов, в общем, был известен, то можно было достаточно четко предсказать и рост спроса на жилье, и рост цен на него, а также, насколько он должен был бы упасть в случае сокращения кредитования. Но вот дальше начались очень интересные проблемы.


Дело в том, что постоянный рост цен на жилье делал крайне выгодным обладание им уже как инвестиционным ресурсом. И многие инвесторы кинулись в недвижимость, резко увеличив спрос относительно более или менее стабильного (даже с учетом кредитования) в предыдущий период. Но они не просто стали строить дома, они резко увеличили конкуренцию, что вызвало рост цен и в сфере собственно строительства, и в производстве стройматериалов, и в ЖКХ, да и много еще где, в том числе в смежных к строительству отраслях, где работники просто смотрят на аналогичные зарплаты соседей и приятелей. И эти дополнительные деньги тоже дали свой спрос, причем не только в строительстве, который уже никакими маркетинговыми исследования «вытащить» из общей картины экономики почти невозможно.


Мы в компании «Неокон» назвали этот эффект «вторичным» спросом, поскольку он так или иначе вызван процессами «пузырения» в экономике, но с точки зрения продавца разделить «первичный» и «вторичный» спрос (в отличие от спроса, вызванного ростом кредитования) почти невозможно. Для этого нужно тщательно изучать межотраслевой баланс экономики, сравнивать его с изменяющимися расходами населения и делать крайне сложный анализ, который, насколько мне известно, ни для одной экономики никогда произведен не был.


Но главное в другом. Дело в том, что кредитование населения постепенно сокращается, пузыри лопаются. И это значит, что конечный спрос должен вернуться к своему изначальному значению. Но оценить это значение исходя из анализа текущих финансовых потоков невозможно, поскольку они еще худо-бедно могут оценить кредитную составляющую в завышенном спросе (она в США на момент начала кризиса в августе 2007 года составляла примерно 1,5 триллиона долларов в год), но вот вторичный спрос оценить не могут в принципе.


И вот здесь возникает вопрос: а что делать предпринимателю в такой ситуации? Как брать кредит, на каких условиях, сколько производить товаров, по какой цене их можно продавать? В каких единицах можно оценивать экономический результат (сложное сочетание инфляционных и дефляционных процессов может дать крайне неожиданный результат)? И еще сотни и тысячи вопросов. Ответов на них нет, просто потому, что экономическая наука такие процессы не исследовала. Более того, то, что сегодня называется «экономическим мэйнстримом», то есть наиболее распространенные модели и методики, вообще не могут дать ответы на эти вопросы, поскольку тот научный язык, на котором они написаны, такие процессы вообще не описывает, он для другого создавался. А ведь от науки до рядового предпринимателя еще идти и идти, научные теории так просто в практику не внедрить…


Все это показывает, что не стоит сегодня завидовать частному предпринимателю (в это понятие, естественно, не входит чиновник-предприниматель, у него всегда есть дополнительный ресурс), его ждут очень тяжелые времена. Как, впрочем, и всю экономическую систему, которая неминуемо должна будет создать совершенно новую систему прогнозирования и обеспечения своей деятельности.