Русский мир

«ЛЮБИ РОД ТВОЙ НЕ ПРО ТО, ЧТО ОН СЛАВНЫЙ, НО ДЛЯ ТОГО, ЧТО ОН ТВОЙ»

Октябрь 09
00:30 2011

Публикуем новую работу Геннадия Лукиных на карпаторусскую тематику – «Люби род твой…» из цикла очерков «Рууский мiр».


 


Геннадий Лукиных


«ЛЮБИ РОД ТВОЙ НЕ ПРО ТО, ЧТО ОН СЛАВНЫЙ, НО ДЛЯ ТОГО, ЧТО ОН ТВОЙ»


Это знаменитое изречение А.В. Духновича – просветителя Карпатской Руси, поэта и писателя, общественного деятеля, сторонника общерусского национально-культурного единства. На монументальном памятнике, установленном ему в г. Пряшеве  в 1933 г. написано «Александръ Васильевичъ Духновичъ (1803-1865) – будитель карпаторусскаго народа». Его высказывание можно смело отнести  не только по отношению к карпатороссам, но и к другим ветвям восточного (русского) славянства. Как никогда, актуально оно и в наши дни. Любовь к роду своему – это, помимо всего прочего, ещё и бережное отношение к своему исконному самоназванию. Когда народ теряет своё историческое имя, то он неизбежно теряет и своё прошлое. Яркий пример тому – малороссы, которые были обманным путём лишены Русского имени и против своей воли «перекрещены» большевиками и самостийниками в «украинцев».


Русских людей в «новой России» официально именуют не иначе, как «россияне», так как самоназвание «русские» власть имущих страшно коробит и под ним непременно усматривается пресловутый «русский фашизм». Кстати, здесь прослеживается прямая параллель с советским периодом 20-30-х гг., когда главным врагом новой власти и строящегося социализма был объявлен «великорусский шовинизм» (он же «великодержавный»). Таким образом, как тогда большевики, так сейчас правящие либералы и демократы панически боятся великого русского народа, его национального имени и грядущего возрождения. Со времени знаменитого победного тоста И.В. Сталина «за великий русский народ» никто из советских и российских руководителей не может выдавить из себя слова «русский, русские люди, русский народ».


Карпатские русины (руснаки), несмотря на все перипетии XX в., смогли сохранить своё исконное самоназвание, в основе которого древнерусский корень «рус». Здесь стоит напомнить, что самоназвание «русин, русич» существовало издревле на Руси и первоначально было общим для всех русских людей. Однако именно в Карпатской Руси народное самоназвание «русин» (руснак) сохранилось до наших дней. Насильственное переименование в «украинцев» после 1945 г. коренным образом не повлияло на менталитет русинов. Народное самосознание сохранялось, главным образом, среди сельского населения Закарпатья (СССР), Пряшевщины (ЧССР), Лемковщины (ПНР) и анклава в Воеводине (Югославия), где украинизации не было вообще.
В разные времена, находясь под властью многих государств, русинов называли по-разному: в составе Венгрии, Австрии, а затем Австро-Венгрии (XI — начало XX вв.) – рутены (нем. Ruthenen), русины (галицкие, угорские, буковинские); в составе Чехословакии (1919-1938) – подкарпатские русины, карпатороссы; в составе хортистской Венгрии (1939-1944) – угро-русины, угро-руссы. В составе СССР (Закарпатская область УССР) – закарпатские украинцы, а чаще всего – просто закарпатцы.
Доминировавшим среди русофильской интеллигенции, греко-католического и православного духовенства Карпатской Руси самоназванием было «карпатороссы, карпаторусский народ». Это же наименование было традиционным для русской дореволюционной и эмигрантской историографии и для диаспор русинов в США и Канаде. В этом очерке я также придерживаюсь традиционного самоназвания.


Возродившиеся после краха тоталитаризма в 90-е гг. XX в. русины Закарпатья, Пряшевщины и Лемковщины используют новую терминологию – «русинськый, русиньскый, лемкiвскiй народ». Эти термины, однако, носят в большей степени литературно-книжный характер, так как народное самоназвание – «руськый, рускiй народ». В Воеводине (Сербия) традиционное самоназвание «руски народ» является и народным, и официальным.


Русины позиционируют себя четвёртым восточнославянским народом и признаны большинством стран, где они проживают: Словакией, Польшей, Сербией, Хорватией, Венгрией, Румынией, Чехией; диаспорами в США, Канаде, России и других странах. Только Украина, в составе которой находится основная часть исторической Карпатской Руси – Закарпатье, упорно по сей день не признаёт русинов. Для неё они всего лишь одно из устаревших исторических самоназваний «украинцев», в лучшем случае некие «українці-русини». Всего же русинов в міре более 3 миллионов человек.


Галичане-украинофилы ещё в начале XX в. ввели в обиход термин «захiдньоукраїнськi етноґрафiчнi ґрупи: гуцули, бойки, лемки». Гуцулы и бойки – это этнографические группы русинов, окончательно принявшие «украинскую» идентичность в результате советской украинизации после присоединения Прикарпатья к СССР (1939-1940 гг.). Эти группы в языковом и этнографическом отношении ближе всего к галичанам и буковинцам (современным «западноукраинцам») и резко отличаются от подкарпатских (закар¬патских) русинов-долинян, жителей Потисской низменности, сохранившим в наиболее чистом виде карпаторусскую идентичность. В данном очерке мы не рассматриваем этно-лингвистические черты гуцулов и бойков, поскольку они не считают себя частью русинов. Жители карпатского высокогорья – русины-верховинцы – тем не менее, являются связующим звеном между гуцулами, бойками и подкарпатскими русинами.


Лемки (лемакы, западная ветвь русинов), которых зовут так потому, что вместо «лише, тулько, тüлько», они говорят «лем», всегда называли себя руснаками и к «украинцам» никоим образом не относились. Только переселённые после трагического 1947 г. в результате советско-польской операции «Висла» в УССР лемки большей частью были украинизированы и утратили свою карпаторусскую самоидентичность, а переселённые в западные районы ПНР активно полонизировались.


Рассмотрим более подробно этно-лингвистические особенности карпатских русинов на исторических землях их проживания. Одними из главных языковых черт является произношение исторической буквы «ять» (крайне мягкое «е» и «йе»), как «и, йи», а также «г» как «h» (южнорусское) при наличии «ґ» («g» в основном в иностранных словах). Характерно также твёрдое произношение согласных перед «и, е».


а) Подкарпатские русины – самая крупная (около 800 тысяч человек) и основная часть карпаторусского народа с наиболее своеобразным языком. Мой = муй/мüй, он = вун/вüн (в отличие от малорусского «мiй, вiн»), то есть характерно особое произношение закрытого «о»; наличие широкого «ы», которого нет в малорусском языке; абсолютное отсутствие полонизмов – в отличие от малорусского языка; старославянские архаизмы, связанные с глубинной религиозностью карпаторусского населения (православного и греко-католического) и, соответственно, определённым влиянием церковного языка на народный; множество местных слов, в том числе венгерских и словацких, связан¬ных с бытом.
Все эти особенности резко отличают язык подкарпатских русинов, прежде всего, от языка Галиции. Традиционно-народное название – «руська бисіда». В последнее время в качестве литературного употребляется наименование «русинськый язык». Издано несколько современных грамматик, использующих разные варианты орфографии, однако самая известная – несколько раз переизданная в 40-х гг. XX в., в период венгерской оккупации, «Грамматика руського языка» И. Гарайды (Унгвар/Ужгород, 1941). На Подкарпатской Руси издаётся разнообразная литература и периодика, главным образом, в Ужгороде и Мукачево.
б) Пряшевские русины – лемки северо-восточной Словакии. В 1995 г. был кодифицирован литературный «русиньскый язык», являющийся южнокарпатским лемковским. В нём до¬вольно много словакизмов, что связано, прежде всего, с общими для словаков и русинов государственными реалиями. Особенность пряшевского варианта языка – звук «i», в отличие от подкарпатского «у/ü», на месте закрытого «о». На этом варианте языка издаётся литера¬тура и периодика, идут спектакли в театре имени Александра Духновича, ведётся радиовещание. Город Пряшев (Прешов) является центром Прешовского края и национально-культурным центром русинов в Словацкой Республике.


В Чехословацкой Республике в период между I и II Мiровыми войнами этот край, административно отделённый от Подкарпатской Руси и входивший в состав Словакии, карпатороссы называли Пряшевская Русь. В составе Венгрии и Австро-Венгрии Закарпатье и Пряшевщина составляли в совокупности историческую область Угорская Русь. 


в) Польские руснаки-лемки, вернувшиеся после депортации 1947 г. в родные места, в языке испытывают заметное польское влияние. Например, замена в произношении твёрдого «л» на краткое «ў»: было = быўо, ходила-м (я ходила) = ходъиўа-м. Характерно также стабильное ударение на предпоследний слог. В отличие от малорусского языка – наличие широкого «ы» и так далее. Польские руснаки имеют свой кодифицированный северокарпатско-лемковский языковой вариант – «лемківскiй язык». На нём издаётся литера¬тура и периодика. Ежегодно проводятся лемковские фестивали (например,   «Лемкiвска ватра») и другие национально-культурные мероприятия.


Лемковщина (Лемковина, Лемковская Русь) до 1918 г. была в составе Австро-Венгрии, между восточной (русской) и западной (польской) частями Галиции, а сейчас входит в Подкарпатское и Малопольское воеводства Польши.


г) Особый анклав русинов – бачванско-сремские (воеводинские) руснаки, которые ещё в XVIII в. переселились из Восточной Словакии в земли Бачка и Срем на юге Венгрии (Паннония). Ныне эти территории входят в основном в состав Сербии (Воеводина) и частично Хорватии (Славония).


Воеводинские руснаки, вероятнее всего, являются наследниками так называемых «словако-рутенов», говорив¬ших на смешанном диалекте восточнословацкого региона Шариш, бывших по вере греко-католиками и, соответственно, руснаками в отличие от католиков-словаков. Язык воеводинских руснаков хоть и называется «рус¬ки язик», но, на самом деле, является крайне близким к восточ¬нословацкому (шаришскому) диалекту, имея с ним много общего в лексике, морфологии и фонетике – на¬пример, «дзеканье, цеканье» и в целом общий характер звучания. «Руски язик» руснаков Воеводины и Славонии является связующим звеном между восточно- и западнославянскими языками. Многие лингвисты, впрочем, склонны считать его западнославянским. Город Руски Керестур является национально-культурным центром воеводинских руснаков.


Жители Закарпатской области УССР, будучи ещё в составе СССР, на референдуме в 1991 г. однозначно высказались за автономный статус области в составе Украины. Однако власти УССР проигнорировали результаты всенародного опроса.


Сегодня Подкарпатская Русь (Закарпатье) неизменно и поступательно дви¬жется в сторону обретения самостоятельности на фоне перманентного кризиса власти на Украине:


— 7 марта 2007 г. Закарпатская областная Рада в Ужгороде приняла судьбоносное решение о признании подкарпатских русинов в качестве коренной национальности. 


— 5 октября 2008 г. было объявлено о «воссоздании ру¬синской государственности в статусе Республики Под¬карпатская Русь» в составе Украины. 


— 25 октября 2008 г. в Мукачево прошёл II Европейский конгресс подкарпатских русинов, на кото¬ром единогласно был принят «Акт воссоздания русинской государственности». Согласно конституции Чехословацкой Республики от 1938 г. автономный край Подкарпатская Русь приобрёл неотъемлемый статус субъекта международ¬ного права, который никто не отменял. Таким обра¬зом, поэтапно восстанавливается досоветский статус Подкарпатской Руси.


— 25 апреля 2009 г. в Пардубице (Чехия) состоялся первый Міровой конгресс подкарпатских русинов. В связи с непризнанием Украиной «Акта воссоздания русинской государственности» тогда же была провозгла¬шена независимая Республика Подкарпатская  Русь.


— 22 декабря 2009 г. в Ужгороде на сессии Закарпатской областной Рады депутаты утвердили гимн Закарпатья. Им вновь стала патриотическая песня на слова Александра Духновича «Подкарпатские русины, оставьте глубокий сон!», бывшая официальным гимном Подкарпатской Руси в составе Первой Чехословацкой Республики (1919-1938).