Интервью

Альгирдас Палецкис о том, как его осудили за сомнение в русских зверствах

Июль 03
08:53 2012

В июне Вильнюсский окружной суд признал необоснованным оправдательный приговор первой инстанции, вынесенный председателю Социалистического народного фронта Литвы Альгирдасу Палецкису. Дело было, напомним, «об отрицании советской агрессии против Литвы и ее жителей».

Суд второй инстанции решил, что Палецкис публичными заявлениями о том, что во время событий 13 января 1991 года «свои стреляли в своих», всё-таки отрицал советскую агрессию в Литве. И приговорил политика к выплате штрафа в размере 10 400 литов (около 3000 евро). Прокурор просил посадить Палецкиса на 1 год условно.

Речь идет о событиях, происходивших непосредственно перед отделением Литвы от СССР и отчасти способствовавших этому отделению. Согласно официальной версии, вошедшей в учебники истории для литовских школьников, группа советского спецназа “Альфа” 13 января 1991 года открыла огонь на поражение по мирной демонстантам.

Альгирдас Палецкис, опираясь на утвержения очевидцев, открытые источники и результаты перовой судебно-медицинской экспертизы, позволил себе публично усомниться в истинности официальной версии — и предположил, что имела место преступная провокация, исполненная руками литовских националистов, расстрелявших собственных сограждан для достижения своих политических целей. То есть скорейшего вывода Литвы из состава СССР и установления в ней русофобского режима.

Альгирдас Палецкис представил в суде первой инстанции открытые источники, свидетелей событий 13 января 1991 года и добился оправдания — по формальному, правда, поводу — приговор не подверг сомнению официальную версию истории, а лишь снял с Палецкиса обвинение в несоответствии ей. Однако и этот компромиссный вариант был спешно отменён приговором суда второй инстанции.  Суд назвал письменные источники и свидетельские показания — сомнительными источниками.

А мы даём слово главному герою.

Итак, А.Палецкис — для «Однако»:

– Всё-таки — что вас подвигло произнести слова, за которые Вас потом судили?

Альгирдас Палецкис:

– Одновременно как-то в 2010 году попало несколько источников в руки. Потом несколько живых свидетелей рассказала мне об этих событиях спонтанно. За два года до этого – в 2008 году – я был вице-мэром города Вильнюса. Мне приходилось работать в том числе и с жителями того района, где стоит телевизионная башня (вокруг которой развернулись события — прим. ред.). Я ходил к ним на дом, разговаривал про цены на отопление, на электричество, и некоторые из них, тех, кто жил там, например, одна женщина сама мне сказала: «А, знаешь, между прочим, что 12 января я была у башни, участвовала в событиях? И это было совсем не так, как гласит официальная версия». Я спрашиваю, как всё было, и эта женщина мне рассказала, что была «в низине» (там есть такая впадина рельефа посреди района) и вдруг, говорит, «вижу, что сверху идёт пальба по людям с крыш… Стреляли прямо в людей. А ещё там появились такие коренастые парни, которые агитировали нас идти поближе к танкам. Что там никто не стреляет, что там холостые патроны, что, мол, не бойтесь и идите поближе к солдатам!» Потом она меня познакомила с людьми, которые мне похожие вещи рассказывали.

Мне это запало в память тогда, в 2008 году. А потом, в 2010-м, попали в руки несколько книг. Одна из них – это книга Юозаса Куолялиса, литовского коммуниста, который сидел в тюрьме. Тогда целую группу лидеров литовских коммунистов посадили в тюрьму. Куолялис в этой своей книге пишет, что он получил возможность ознакомиться с материалами дела, с литовской судебной медэкспертизой. Литовской же! Там такие факты даются: вот у этой жертвы раневой канал сверху вниз пятьдесят градусов, эта жертва – у неё канал ранения сверху вниз сорок пять градусов и т.д. Мало того: из этого же документа, который он нашёл во время суда, видно, что даже мелкокалиберные пули были, пули от винтовки Мосина (не все, но часть). То есть с официальной версией, что это всех на улицах спецназ советский расстрелял — никак не соотносится.

Потом я поднял другую книгу, которая вышла раньше, «Корабль дураков». Тоже известного писателя, Витаутаса Пяткевичюса, который был двадцать лет назад председателем комитета по госбезопасности парламента Литвы. В книге он говорит, что к нему после событий приходили люди, которые жаловались, что не получили медали. Какие-то там пограничники, военные… Дескать, они выполняли «секретную миссию», но вот им за это не дали награду. Пяткевичюс пишет на 78 странице, что всю эту провокацию придумал Ландсбергис, тогдашний председатель парламента Литвы, а осуществил Буткявичус, тогдашний министр обороны, что эти двое людей (один задумал, другой претворил в жизнь) сотворили эту провокацию, и что вся кровь и вина ложится на них.

— Вы тоже считаете, что вина лежит на конкретных людях?

А.П. – Я не сосредотачивался на конкретных персонах. Те силы, которые рвались тогда к власти в Литве, потом проявили себя очень с плохой стороны в начале 90-х годов. Это былo время криминальнoгo разгулa, сплошнoй прихватизации. Тогдашняя власть создалa систему, в которой произошёл этот обвал экономический, моральный, политический . Ландсбергис показал себя как человек, жаждущий только своей власти и который не остановился бы ни перед какими шагами. Это он показал в ближайшие после 91-го пять-десять лет, когда он имел реальную власть. И сейчас, кстати, он один из самых нелюбимых политиков в Литве. Если не самый нелюбимый.

Насчёт независимости Литвы… Нет, это не значит, что я тем самым косвенно утверждаю, что это было преступное мероприятие и так далее. Я только предположил возможность провокации 13 января и сказал те слова, которые я сказал. Поэтому, я не говорю, что это было преступное мероприятие, но что при этом были задействованы разные грязные методы – это очень вероятно, судя по тому, что произошло потом. А я и говорю – потом было стремление к узурпации власти. Ландсбергис чуть не стал этаким ярким диктатором, просто законы тогда этого ему не позволили. Поэтому, видя, что произошло с Литвой за последние двадцать лет, вот эта версия, которую я нашёл в документах и которую подтвердили (хотя и косвенно некоторые свидетели – а их в моём суде было двенадцать примерно, которые всё видели и не побоялись) я и пришёл к тем выводам, о которых говорил.

– Кстати о секретных снайперах: когда у нас были тут волнения весерй, наши оппозиционеры распространили слух, что Путин завёз в город «чеченский спецназ».

А.П.: – Да, например, секретные или таинственные снайперы – это технология известная ещё далеко до Вильнюса, и технология ложных знамён, когда происходят провокации и валится всё с больной головы на здоровую. К сожалению, это распространённая технология. В Италии, “Гладио”, секретные армии НАТО, ещё немцы во время Второй мировой это делали. Геббельс и так далее. Не хочу сейчас вдаваться в детали, а они есть, просто тогда бы мы очень долго разговаривали.

Предположим, по этим фактам в Литве начнётся расследование. Каковы перспективы подобного судебного дела?

А.П.: – В сегодняшних реалиях трудно представить, что прокуратура всерьёз бы закончила дело “13 января”, которое двадцать лет тянется. Формально якобы из-за того, что некоторые свидетели и некоторые обвиняемые живут на территории России и Белоруссии, которые не отдают своих граждан на литовский суд. Но, конечно, реально прокуратура должна бы работать с имеющимися свидетелями, которые это видели, должна была бы быть новая судебная экспертиза, хотя бы баллистическая экспертиза этих пуль и ранений и т.д. Но при теперешних властях это вряд ли возможно, потому что — тут мы уже переходим к перспективной части – если к этому подошло (а шанс есть, что мы когда-нибудь к этому рубежу выйдем), то тогда многие люди высокопоставленные должны были бы снять с себя медали имени 13 января, переписать заново учебники для детей.

Окончательное выяснение этого вопроса – это был бы, конечно, сильнейший удар по национализму, который в Литве проповедуется теперешними властями. Поэтому и такая оборона идёт, вплоть до Уголовного кодекса: не сметь подвергать сомнению официальную версию. Но всё это не значит, что всё это невозможно – просто это дело нужно как-то выводить на международную арену, чтобы литовское правительство не закопало её. А Россия — она до сих пор активно эту тему, кажется, не поднимала. Она отказывала Литве в выдаче нескольких десятков своих граждан, но активно на международной арене пока эту тему не поднимала, не призывала к тому, чтобы это был международное расследование. Мы, скажем, и наша партия предлагали делать международную новую комиссию. Тут был бы какой-то шанс.

– Если бы результаты расследования подтвердили Вашу версию – это ведь могло бы улучшить отношения между Россией и Литвой?

А.П:  – Безусловно. Это же один из камней преткновения. И если бы у наших ультраправых, ультранационалистов мы отобрали бы этот аргумент, то очень сильно это бы, конечно, повлияло на международную нашу ситуацию. Эти события дали дополнительный повод нагнетать образ России как извечного врага Литвы и всей Прибалтики. У нас информационное поле в значительной степени сейчас ограничено. За двадцать лет мало кто выучился английскому, а многие призабыли русский, особенно молодые. И живут в литовском информационном поле, которое определено в таком русле: враг – друг, друг – Америка, враг – Россия, Белоруссия. Нужно нести факел демократии бывшим советским республикам. Мы свободные, они нет. И люди в этом информационном пространстве живут с этим.

А если бы удалось ситуацию подкорректировать с помощью фактов, международного расследования, то вот этому никому не нужному образу врага был бы нанесён сильный удар. Можно было бы исправить ситуацию.

– Как Вы видите ситуацию в будущем? Каковы могут быть отношения России и Литвы в таком оптимистичном ключе. Как бы хотелось, чтобы было бы?

А.П: – Как бы хотелось, не всегда будет совпадать с реальностью, но… Хотелось бы, чтобы наши – я всё-таки считаю – братские народы по-настоящему опять бы такими стали. Потому что наша история – общая. Наши языки из одного корня происходят. Живём рядом. Я в этом смысле даже оптимист, потому что в простом народе к русским относятся, даже по опросам, очень неплохо.

Правда, о каком-либо «вступлении в союз с русскими и белорусами» речи сейчас нет:  запрещает Конституция. Это другая тема – там наши ультраправые записали в Конституции, что Литва не может вступать в какие-либо постсоветские экономические и политические пространства. Ни в какие, если постсоветские – так и записано в конституции. Именно Ландсбергисом и его командой. С «непостсоветскими» — что угодно, на любых условиях. Мало того, у нас сейчас в вопросах инывестиций закон или распоряжение правительства гласит, что предпочтение нужно отдавать евроинвесторам. Т.е., если экономически нам было бы выгодно принять инвестора из России, то всё равно он отпадает, потому что он не из евро-атлантическoгo пространства… Кстати, чтобы изменить этот закон, который запрещает интегрироваться в постсоветское пространство –  нужно 85% голосов парламента – это пока маловероятно.

— Фактически прозападная партия оставила себе гарантию от любой интеграции с белорусами и русскими, даже если «прозападные» останутся в незначительном политическом меньшинстве. А если бы Ваша партия пришла к власти в Литве, каковы были бы Ваши первые внешнеполитические решения?

А.П.: – По внешней политике у нас есть три основных пункта – новые переговоры с Евросоюзом об условиях Литвы в Евросоюзе, и в случае, если условия не смогут быть удовлетворительны для Литвы — то ответ вплоть до выхода из Евросоюза. Второе – это без всяких переговоров выход из НАТО как агрессивного блока. И третье – нормализация отношений с Россией и Белоруссией – политических и экономических. Конечно, это стратегические цели, а не расписание на первые дни правления…

 P.S. от Редакции:

Понятно, что до власти в Литве Социалистическому народному фронту далеко. Пока что у него задача приземлённее и сложнее — найти где-нибудь 3 тысячи евро на выплату штрафа за «отрицание истории». Несмотря на то, что по официальной прибалтийской версии все социалисты — агенты кровавой нефтяной гэбни, денег у Палецкиса нет. Поэтому мы в течение дня опубликуем реквизиты дружественного политика — с расчётом на ув. читателей.

Страны