Происшествия

Лесные братья

Апрель 11
07:42 2008

Без малого тысяча гектаров подмосковного леса достались Абрамовичу, Шохину и другим известным и неизвестным фигурам по 600 рублей за сотку. При рыночной цене в $ 10000










ИТАР - ТАСС


Счастливый арендатор на встрече с президентом

Елена Костюченко


Забор вокруг участка Александра Шохина появился задолго до аукциона


Теоретически аукцион — это такая же прямая форма конкуренции, как афинская агора — прямая форма демократии. Несколько человек собираются в одном месте и торгуются за актив. Кто предлагает лучшие условия — тот и победил.


Но в российской практике понятие «аукцион» стало почти синонимом аферы. Потому что у нас в большинстве случаев победитель известен до начала торгов, и аукционная форма служит только стилистическим прикрытием для передачи активов по символической цене и с приемлемым уровнем комиссионных организаторам. На таких аукционах создавались олигархические империи, на таких аукционах они уничтожались — в интересах государственных капиталистов.


Где-то в этом логическом ряду стоят и торги, на которых разошлись 991 гектар дорогой подмосковной земли, в том числе прилегающей к Рублевке.


В конце прошлого года Мослесхоз по поручению Рослесхоза объявил о том, что на торги выставляются лесные участки в ближнем и среднем Подмосковье, на самом привлекательном направлении — западном. Несмотря на то что земля предлагалась не в собственность, а в аренду на 49 лет и могла использоваться только в рекреационных целях, исключающих жилищное строительство, стартовая цена оказалась настолько привлекательной, что желающих поучаствовать в аукционе нашлось множество. Ну кто откажется взять сотку по 25—30 долларов, когда на рынке за нее нужно платить семь-десять тысяч?


Однако дальше начался процесс отсева кандидатов. Он происходил с использованием технологии, которая обычно применяется в ЖЭКах, БТИ, регистрационных палатах и прочих мелкобюрократических заведениях. Одно тесное помещение, единственный кабинет, где можно «решить вопрос», и очень короткий временной промежуток, в течение которого это можно сделать. Вместо очереди — хаос, из которого чиновники выдергивают людей в произвольном порядке. Остальные уходят ни с чем.


В итоге к аукциону, состоявшемуся 18 декабря, оказалось допущено количество участников, совпавшее с количеством лотов на уровне статистической погрешности. Торги проходили в один-два шага, а по некоторым участкам и вовсе не состоялись, потому что на них претендовали только один человек или фирма. Поэтому золотые земли разошлись по цене, близкой к стартовой, то есть по 25—30 долларов за сотку.


Естественно, начался скандал, который сразу стал развиваться и в медиа-пространстве, и в судах. В итоге еще два аукциона, которые должны были пройти 19 и 20 декабря, перенесли на 14 марта. Новые торги прошли как под копирку, с заранее отсеянными участниками и без борьбы. 47 лесных участков общей площадью 501 га распределились между 44 фирмами и 17 физическими лицами. Среди этих лиц обнаружились и публичные фигуры, к примеру, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, президент фонда «Новое поколение» Ольга Смородская, известная по работе в структуре ЦСКА, актриса Юлия Рутберг. Тень Романа Абрамовича присутствовала на торгах опосредованно, через фирму ООО «Эко Вест», которой опять же достались лучшие участки — 397 га в Баковском лесничестве.


Тем временем Мосгорсуд признал торги законными, и скандал, возможно, рассосался бы сам собой, если бы земельный вопрос по счастливому совпадению не стал политическим. По инициативе избранного президента Дмитрия Медведева до конца года был введен мораторий на продажу федеральных земель, расположенных поблизости от крупных городов.


За пересмотр итогов подмосковных аукционов высказался премьер-министр Виктор Зубков, которого тут же поддержал министр природных ресурсов Юрий Трутнев. Его ведомство начало проверку, по результатам которой выяснилось, что организаторы нарушили права потенциальных участников, не допустив их к аукциону. Теперь договоры аренды могут быть расторгнуты в принудительном порядке.


Свои проверки проводят также Генпрокуратура и Федеральная антимонопольная служба (ФАС), в компетенцию которой входит контроль над конкурсными процедурами.


Словом, победители аукциона не могут чувствовать себя в безопасности. Наверное, поэтому уже появилась информация, что многие из них стремятся побыстрее превратить землю в деньги. Переуступить право аренды технически очень сложно, тем более что договоры пока не прошли государственную регистрацию, однако ничто не мешает продать сами фирмы-однодневки, победившие на торгах. Учитывая, что других активов за ними не числится, стоимость подобной сделки может равняться рыночной стоимости арендованных участков. При таком раскладе владельцы ООО «Эко Вест», к примеру, могли бы продать его где-то за 400 миллионов долларов.


Что будет с земельными участками, купленными физическими лицами «для себя», предположить несложно. В новом Лесном кодексе есть противоречащие положения. С одной стороны, застройка земель рекреационного назначения, в том числе государственного лесного фонда, категорически запрещена, как и возведение стен и заборов, мешающих гражданам свободно пользоваться лесом. С другой стороны, в том же кодексе написано, что разрешено рекреационное использование временных сооружений. Грубо говоря, можно, построить трехэтажный коттедж, но назвать его при этом беседкой для шашлыков. Двухметровый забор вполне может сойти за декоративную изгородь или нечто подобное. В дальнейшем все будет зависеть от позиции проверяющих инстанций.


Кроме того, земли рекреационного назначения рано или поздно могут быть переведены в другую категорию, например, под жилищное строительство. Или может быть принято решение об их продаже в частную собственность. В таком случае преимущественным правом выкупа будет обладать арендатор, и никакого конкурса не понадобится, а цена получится «договорной».


Словом, налицо механизм, который позволяет в несколько этапов и практически законно передать федеральные земли в чью-то частную собственность по весьма умеренным ценам. Причем этот механизм доказал свою эффективность. Если даже результаты скандального аукциона по рублевским землям и будут пересмотрены, в стране пройдут еще десятки и сотни конкурсов, большинство из которых едва ли вызовут подобный общественный резонанс.


Алексей Полухин
редактор отдела экономики «Новой»