Горячие точки

Кто стоит за терактами в Норвегии?

Август 19
07:16 2011

Кто стоит за терактами в Норвегии?


Брейвик и его крестники


«Так будем же вместе с Израилем, с нашими сионистскими братьями, бороться против всех антисионистов, против всех культурных марксистов-мультикультуралистов«(Из манифеста Андерса Брейвика)


Совершенные 22 июля 2011 года неофашистским христианским сионистом взрыв офиса норвежского премьер-министра и массовое политическое убийство 68 невооруженных молодых активистов Рабочей партии на острове Утойа, близ Осло, поднимают ряд фундаментальных вопросов, касающихся связей между легальной крайне правой, «мэйнстримными СМИ», норвежской полицией, Израилем и правым терроризмом.


СМИ и подъем правого терроризма


Ведущие англоязычные газеты, «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост», «Уолл Стрит джорнел» и «Файненшел Таймс», а также президент Обама, обвинили «исламских экстремистов» после первых сообщений об убийствах, публикуя подстрекательские и лживые заголовки и сообщения, называя трагедию «норвежским 11 сентября», употребляя терминологию, которая напоминала идеологические приемы и оправдания, использованные самим политическим убийцей, христианским сионистом Андерсом Берингом Брейвиком. Титульную страницу номера «Файненшел Таймс» от 23-24 июля украшал заголовок: «Страхи исламского экстремизма: самый мощный удар по Европе с 2005 года». Обама немедленно воспользовался терактом в Норвегии для оправдания своих заморских войн против исламских стран. Ведущие газеты Империи тут же спустили с цепи своих самозванных «экспертов», которые вступили друг с другом в спор о том, какие именно арабские и мусульманские лидеры и движения несут ответственность за теракт – несмотря на сообщения норвежской прессы об «аресте человека нордической внешности в полицейской форме».


Очевидно, что американские СМИ и политические элиты были готовы использовать теракт и убийства для оправдывания своих имперских войн, полностью игнорируя при этом бурно растущие местные крайне правые организации, склонные к насилию, появившиеся в результате разнузданной официальной исламофобской пропаганды.


После того, как Андерс Брейвик, известный неофашист, передал свое оружие без сопротивления норвежской полиции и взял на себя ответственность за взрыв и убийства, последовала вторая фаза официального прикрытия: Брейвик был немедленно объявлен «убийцей-одиночкой», который «действовал один» (Би-Би-Си 24 июля 2011) или даже сумасшедшим. При этом приуменьшались его политические привязанности, его американские, европейские и израильские идеологические наставники – все то, что привело его на путь террора. Еще более возмутительно то, что СМИ и чиновники игнорировали тот факт, что этот комплексный, многофазный теракт был просто не под силу «ненормальному» одиночке.


Андерс Беринг Брейвик был исправно платящим взносы членом крайне-правой политической партии, «Партии прогресса», а также принимал участие в деятельности откровенно неонацистских вебсайтов. Он часто сосредотачивал свою ненависть на правящей Рабочей партии из-за её относительной терпимости к иммигрантам. Он презирал иммигрантов, особенно мусульман, и был ярым христианско-сионистским сторонником израильских репрессий и террора против палестинского народа. Его преступление было политическим по своей сути, оно было встроено в гораздо более широкую политическую сеть.


Политические элиты и средства массовой информации поспешили отрицать взаимные связи между такими «легальными» идеологическими исламофобами, как американские сионисты Даниэль Пайпс, Дэвид Горовиц, Роберт Спенсер и Памела Геллер, крайне правой голландской Партией Свободы во главе с торговцем ненавистью Гертом Вилдерсом и их коллегами в Норвежской Партии Прогресса, выступающих против «мусульманской угрозы». «Прямое действие» террористов питается энергией и получает сигналы от электоральных партий, таких как Партия прогресса, которые вербуют и индоктринируют активистов, таких как Беринг Брейвик, которые затем оставляют «электоральную стезю» ради того, чтобы учинить кровавую бойню, позволяя «респектабельным» поджигателям ненависти лицемерно осуждать их …


Убийца-одиночка: фашистский супермен летит как пуля, а полиция ползет как черепаха


Аргументы в пользу версии «одинокий волк террорист» не выдерживают критики. Эта паутина лжи используется для прикрытия соучастия государства, преступлений спецслужб, а также резкого правого поворота во внутренней и внешней политике стран НАТО.


Не существует никаких оснований, чтобы принять первоначальное утверждение Брейвика о том, что он действовал в одиночку по нескольким важнейшим причинам: во-первых, начиненный взрывчаткой автомобиль, который разрушил деловой центр города Осло, был весьма сложным оружием, который требует специальных знаний и координации, которыми обладают государственные или разведывательные службы, такие как Моссад, специализирующиеся на заминированных автомобилях. Любители, типа Брейвика, без спецподготовки в области взрывчатых веществ, обычно либо взрывают сами себя, либо не могут подключить электронные часовые устройства к детонатору (как произошло с бомбистами-неудачниками «башмак», «подштанники» и «Таймс-сквер»).


Во-вторых, такие действия, как перевозка бомбы, получение (кража) транспортного средства, размещение взрывного устройства на стратегическом объекте, успешная детонация устройства, приобретение специальной полицейской формы вместе с арсеналом в сотни патронов и отъезд в другом автомобиле на остров Утойа ,терпеливое ожидание на пароме, смешение с другими пассажирами парома, подход с месту расположения активистов Партии труда, проведение бойни десятков безоружных молодых людей, добивание раненых и преследование пытавшихся убежать и уплыть — никак не могут быть осуществлены фанатиком-одиночкой. Даже сочетание в одном лице Супермена, Эйнштейна и чемпиона мира по стрельбе вряд ли даст такой результат.


СМИ и руководители НАТО должно быть видят в общественности полных идиотов, если хотят, чтобы она поверила в то, что Андерс Брейвик «действовал в одиночку». Брейвик готов смириться с 20 годами заключения, если его поступок вдохновит его товарищей на коллективное действие и пойдет на пользу насильственной и легальной борьбе крайне правых сил. Представ перед норвежским судьей 25 июля 2011 года, он публично объявил о существовании «ещё двух ячеек моей организации». Свидетели показали, что стрельба на острове Утойа велась из двух видов оружия и выстрелы слышались с разных направлений. Полиция утверждала, что она якобы «расследует». Излишне и говорить, что полиция ничего не обнаружила. Вместо настоящего расследования она устроила шоу, чтобы прикрыть свое бездействие – прочесала два дома, стоявших далеко от места бойни, и быстро отпустила задержанных.


Наиболее серьезным политическим последствием теракта, однако, является подозрительное поведение высшего полицейского начальства. Полиции потребовалось полтора часа для того, чтобы прибыть на остров Утойа, который расположен менее чем в 20 километрах от Осло – это 12 минут лета на вертолете и максимум полчаса езды на автомобиле или моторной лодке. Задержка эта позволила правым убийцам добиться наибольшего эффекта и уничтожить огромное количество антифашистов, подорвав тем самым молодежное лейбористское движение. Шеф полиции, Свейнунг Спонхейм, привел жалкие оправдания, заявив, что были «проблемы с транспортом». Спонхейм сказал, что «вертолет был не готов» и что они «не могли найти лодку» (Associated Press, July 24, 2011).


И все-таки вертолет был доступен и смог долететь до Утойи, чтобы заснять саму бойню. А собственную лодку имеет каждый второй житель Норвегии, ведь норвежцы – народ мореплавателей. Силы полиции, столкнувшись с тем, что премьер-министр назвал «самым страшным зверством со времен нацистской оккупации», двигались к месту трагедии со скоростью больной артритом черепахи. Это не может не навести на мысль о некоей вовлеченности полиции в совершение злодеяния.


Встает вопрос о степени проникновения ультраправой идеологии, неофашизма, в ряды спецслужб, и особенно о её распространенности среди высших чинов полиции. Подобный уровень «бездействия» порождает больше вопросов нежели ответов. Можно предположить, что социал-демократы контролируют только часть Правительства – законодательную власть, в то время как неофашисты обладают сильнейшим влиянием в госаппарате.


Вопиющий факт – полиция не смогла спасти ни единой жизни! Когда они в конце концов прибыли на место, Брейвик уже израсходовал всю аммуницию и добровольно сдался полицейским. Полиция не произвела ни одного выстрела, она даже не преследовала убийцу. Сценарий ужасающий: сотни раненых, 68 безоружных активистов убито и молодежное рабочее движение уничтожено.


Полиция может заявлять о «раскрытии преступления», а СМИ болтать об «убийце-одиночке». Крайне правые получили «мученика», чтобы маскировать свой антимусульманский, произраильский крестовый поход (Все это сильно напоминает знаменитого фашиста и массового убийцу доктора Баруха Гольдштейна, который расстрелял десятки молящихся палестинцев в мечети праотцов на Западном берегу в 1994 году).


Всего лишь за два дня до бойни, глава молодежного рабочего движения Эскил Педерсон в интервью «Дагбладет», второму по популярности норвежскому таблоиду, объявил об «одностороннем экономическом эмбарго против Израиля со стороны Норвегии» (Gilad Atzmon, July 24, 2011).


Норвежские военные не имеют никаких проблем в том, что касается размещения и задействования 500 военнослужащих в Афганистане, за тридевять земель от Норвегии, предоставления шести норвежских самолетов и пилотов для бомбежек и терроризирования Ливии. И при этом они не могут найти вертолет или лодку для доставки полицейских за пару сотен ярдов, чтобы остановить собственного правого террориста — чьи дикие буйства в настоящее время описаны посекундно и передавались по мобильным телефонам молодыми жертвами своим обезумевшим родителям.


Имперские корни местного фашизма


Очевидно, что решение Норвегии и других скандинавских стран принять участие в крестовых походах американских империалистов против мусульманских народов и, в особенности арабского народа на Ближнем Востоке, заметно активизировали неофашистских правых. Они теперь хотят «привезти войну домой», они хотят чтобы Норвегия шла дальше, «очистив нацию», изгнав мусульман. Они хотят «послать сигнал» Лейбористской партии: либо она принимает полностью неофашистскую произраильскую повестку дня, либо ожидает новые массовые убийства, ещё больше фашистов, ещё больше последователей Андерса Беринга Брейвика.


«Партия прогресса» в настоящее время является второй по величине политической партией в Норвегии. Если «консервативная» коалиция победит лейбористов, неофашисты, скорее всего, будут сидеть в правительстве. Кто знает, через несколько лет хорошего поведения, они могли бы найти оправдание для своего бывшего товарища, пересмотреть его приговор. . . или объявить его психически реабилитированым и свободным.


Очевидно, что необходим немедленный вывод всех войск из имперских войн и систематическая, последовательная и организованная борьба с внутренними правыми террористами и их интеллектуальными крестными родителямии в Америке, Израиле и Европе.


Лейбористская молодежь должна продолжать настаивать на своем требовании, чтобы лейбористское правительство под руководством премьер-министра Джена Столтенберга, признало палестинское государство и ввело тотальный бойкот израильских товаров и услуг. Должна быть организована национальная и международная политико-воспитательная кампания, чтобы разоблачить связи между респектабельными электоральными фашистами и правыми террористами.


Идеалы и убеждения погибших на острове Утойа молодых активистов должны преподаваться во всех школах. Их крайне правые противники и скрытые или непосредственные соучастники преступления должны быть разоблачены и осуждены. Лучшим оружием против нового неофашистского наступления является политическое и образовательное наступление, возрождающее антифашистские, анти-квислинговские боевые традиции эпохи дедушек и бабушек нынешних молодых активистов рабочего движения. Ещё не слишком поздно — если Лейбористская партия, норвежские профсоюзы и антифашистская молодежь начнут действовать сейчас, до того, как возрождающийся фашизм затопит всех нас.