Политика

Кто оплакивает баронессу. По мотивам реквиемов Тэтчер

Апрель 14
04:50 2013

Кто оплакивает баронессу. По мотивам реквиемов Тэтчер


Количество перешло в качество. Сумма реквиемов на смерть баронессы Тэтчер вынуждает хоть как-то свести дебет с кредитом, потому что «тэтчеризм», как ни крути, был явлением, захлестнувшим Европу и развернувшим на свой путь Америку. Даже не «рейганизм», ибо Рейган-1 пришёл к власти вовсе не с теми мечтами и планами, которые на финише реализовал Рейган-2. Так что,  если по совсем большому счёту, всё, что видим мы сейчас, есть реализация идей, впервые опробованных леди Маргарет.


Итак.


Исраэль Шамир, человек крайне левых взглядов, покойницу очень не любит, как не любит покойницу, хотя и с другого фланга, традиционалист Егор Холмогоров, зато крайний либерал Владимир Буковский роняет на могилу восхищённую слезу.


И что интересно, либерал и левак, в отличие от традиционалиста, видевшие ту Англию своими глазами, в полном соответствии со своими убеждениями, расходятся в воспоминаниях на 100%, а то и больше, что лишний раз позволяет вспомнить поговорку «врёт, как очевидец». Хотя, на самом деле, скорее, наоборот, оба правы. Что, в принципе, подтверждается и отзывами на информповод самих англичан, понимающих в своём не столь уж давнем прошлом больше, чем не особо скованные безденежьем гости.


Мне же во всей этой мешанине говна с медом ясно только одно: некоторые вещи, случись мне на оказаться на месте бывшей «железной леди», безусловно, делал бы и я. 


Даже не потому, что «экономически ненужные» (по мнению г-на Холмогорова) Фолкленды, на самом деле, были очень нужны, как из-за рыбы, которая и тогда окупала расходы на острова, так и в связи с нефтью, наличие которой уже тогда подозревалось. Но просто потому, что никогда, никому и ни при каких обстоятельствах нельзя отдавать территории, которые можешь отстоять. А если не можешь, потому что ни сил, ни права нет, следует сделать так, чтобы, отдав, потерять все обузы, но сохранить все преференции, что и сделала г-жа Тэтчер за столом переговоров по Гонконгу, вовсе не «проиграв» (по мнению г-на Холмогорова), а напротив, выиграв по максимуму. И наконец, ровно так же, как она, повёл бы я себя во время знаменитой голодовки ирландских фениев, потому что государство, уступающее непонятно кому на том основании, что непонятно кто требует, — уже не государство, а терпила, которого может разводить кто угодно.


Короче говоря, в этом смысле — «держись за своё до упора, возвращай долги, но не в ущербе себе и никогда не поддавайся на шантаж», — претензий к покойнице у меня нет. Иное дело — «тэтчеризм» как социально-экономическая доктрина и практика. Я довольно много читал об этом, я имею возможность общаться с испанцами, помнящим и как Аснар копил, и как Сапатеро мотал. И я склонен полагать, что правы всё-таки не ностальгирующий по беззаботной молодости г-н Шамир, и не знающий ситуацию понаслышке и подгоняющий реал под своё видение г-н Холмогоров, но — тьфу — всё-таки г-н Буковский. Потому что не была Великобритания на закате «Великой Эпохи» уютным Широм. А была, в самом деле, трещащей по швам конструкцией, уже готовой обрушиться, потому что существовать в прежнем виде не могла.


Но.


Проигрыш британского лейборизма был обусловлен тем, что его идеологи и строители изначально поставили перед собой невыполнимую задачу: создать «социализм немарксистского типа», основанный на справедливом распределении благ без контроля, учёта и ограничений, чтобы каждому было счастье не по возможностям, а по потребностям. Грубо говоря, они служили тем же группам по интересам, что и Тэтчер, только не били «полноправного англичанина» кнутом, а задабривали пряником, и в какой-то момент оказалось, что пряник кончился, а население начинает злиться всерьёз. И группы по интересам решили в экспресс-режиме зажимать гайки, пока электорат не потребовал превращения «социализма без социализма» в обыкновенный, пусть и не очень с человеческим лицом социализм.


Вот только — об этом немало пишут, но не слишком эти писания рекламируют — закрутка гаек была очень опасным процессом, потому что на Востоке существовал Советский Союз. Далеко не идеальный, уже изрядно хворый, но показывающий, что варианты есть. А главное — напомню, до Рейгана в зените было ещё далеко, да и вообще Рейгана ещё только вели в Белый Дом после первого провала, — достаточно мощный, чтобы, при необходимости поддержать, словом ли, денюжкой ли, чем ли ещё, борьбу, скажем так, братского народа Соединённого Королевства Англии, Шотландии и Северной Ирландии.


И потому — Афган.


И потому — «Solidarność«.


И потому, пропади он пропадом, Горбачёв.


Вполне сознаю, что воспитанному человеку говорить такое не к лицу, но, окажись я нынче в Лондоне и подвернись мне такая возможность, я бы плюнул на её могилу.