Экономика

Кризиса нет, есть период между прошлой и будущей стабильностью

Февраль 01
08:13 2012
Кризиса нет, есть период между прошлой и будущей стабильностью

 

Рассуждая о глобальном экономическом кризисе, следует понять одну очень важную вещь: никакого кризиса не существует

 

Да, всего через несколько недель Европа, возможно, столкнется с валютным катаклизмом, который способен сокрушить экономику стран «старого света» и обанкротить банки, находящиеся по другую сторону Атлантики, чьи расчеты привязаны к евро. Да, уровень бедности в Соединенных Штатах достиг наивысшего уровня за последние полвека. Если же взять Великобританию, то сочетание высокой инфляции и спада в экономике, произошедшего в последнем квартале прошлого года, вполне может привести к тому, что уродливый термин «стагфляция» (стагнация плюс инфляция) снова вернется в наш лексикон.  

 

Однако все эти обстоятельства вряд ли служат основанием для употребления слова «глобальный». Если вы являетесь жителем Сан-Паулу, Москвы, Мумбаи, Шанхая, Мехико, Джакарты, Стамбула, Йоханнесбурга или любого из десятков других мегаполисов в восточной и южной частях нашей планеты, кстати, составляющих две трети ее территории, ваша страна не страдает от кризиса, или, в крайнем случае, испытала на себе его воздействие только в течение нескольких тяжелых месяцев 2008 и 2009 годов. На самом деле, в большинстве этих государств наблюдается более или менее продолжительный экономический подъем. 

 

Если вы привыкли смотреть на события строго сквозь призму экономического роста, то перед вами предстает четкая картина того, что в мире существует симметричное равновесие, только центр его смещается.

 

Об этом я на днях услышал от уроженца Манчестера и яростного болельщика клуба Manchester United Джима О’Нила (Jim O’Neill), возглавляющего компанию Goldman Sachs Asset Management, который известен своей резкой манерой выражаться. Именно этот человек 10 лет назад придумал термин «БРИК», объединяющий страны с некогда слабой экономикой, которые медленно, но верно становятся локомотивами экономического развития – Бразилию, Россию, Индию и Китай.  

 

Он по праву гордится аббревиатурой, введенной им в обращение. «Когда я езжу по миру и беседую с людьми, меня крайне удивляет то, что все разговоры вертятся вокруг проблем Греции и того бардака, который сегодня творится в Европе, — заметил О’Нил, — ВВП Китая увеличивается на триллион долларов ежегодно, то есть прирост за каждые четыре месяца равен по объему всей экономике Греции. … То, что делают эти ребята, представляется гораздо более важным, чем нынешние события в Европе». 

 

В последние месяцы у г-на О’Нила весьма хорошее настроение, ведь сделанные им 10 лет назад прогнозы, считавшиеся излишне радужными, на поверку оказались слишком сдержанными. Экономический рост всех четырех стран БРИК превзошел его ожидания. Мексика, Южная Корея, Индонезия и Турция также добились неплохих результатов, а экономики некоторых африканских государств, расположенных к югу от Сахары, вообще развиваются рекордными темпами. Осенью прошлого года ситуация достигла своего апогея – страны БРИК на полном серьезе предложили Европе финансовую помощь (к счастью для всех, этого не случилось). Из этого легко сделать вывод, что мир перевернулся вверх ногами.

 

Однако что же происходит в действительности? Здесь необходимо определиться с метафорами. Ошибкой было бы уподоблять мир океану с его периодическими приливами и отливами и считать, что богатство, как вода, просто отхлынуло в южном и восточном направлении, оставив Европу на мели. Нельзя также сетовать на наличие некоего золотого эскалатора, который неожиданно вознес миллиард самых бедных людей на вершину успеха, что позволило им переселиться из лачуг с соломенной крышей в поселки-кондоминиумы с современной инфраструктурой, причем без всяких конфликтов.

 

На самом деле, если прекратить смотреть на ситуацию исключительно сквозь призму валового внутреннего продукта и сосредоточиться на жизни и бюджете домохозяйств в тех странах, которые сегодня стали небедными, можно увидеть, что многие из этих государств, олицетворяющих собой экономическое чудо, скоро достигнут некоего предельного уровня, к которому уже вплотную подошли страны БРИК.

 

По-моему, единственно верной является мысль о том, что сегодня наблюдается некий смутный переходный период. До этого мы имели несколько десятилетий стабильной жизни, в основе которой лежало неравенство. Запад потреблял, Восток производил, а Юг не делал ни того, ни другого. Население западных стран в основном жило в городах и росло низкими темпами, если вообще росло. В южных и восточных регионах преобладало сельское население и наблюдался его быстрый рост. Большинство продуктов питания производили в нескольких высокоразвитых областях, а Юг и Восток едва могли прокормить себя, импортируя продовольствие.

 

В какой-то момент в мире опять наступит стабильность, но с более равными возможностями для всех. На Западе, Востоке и Юге возникнет экономика потребления. Уровень потребления в этих регионах станет примерно равным. Городское население будет преобладать везде, а земли сельскохозяйственного назначения в Азии и Африке станут использовать для производства продовольствия, а не для того, чтобы расселить людей. Сегодня мы живем в промежуточный период между прошлой и будущей стабильностью.

 

Эти три показателя меняются разными темпами, что приводит к противоречиям. Китай, Россия и Бразилия – урбанизированные страны со стабильным населением, однако уровень внутреннего потребления там низок из-за того, что зарплаты невелики, а экономика развивается на основе доходов от внешних валютных операций. Экономика Индии рассчитана на внутренне потребление, однако страна страдает от перенаселенности, преобладания сельского населения и низких объемов производства продуктов питания, которые составляют только половину от возможностей этого государства. Кроме того, сдерживающим фактором является неравенство полов. В Африке наблюдаются экономический рост и улучшение демографической ситуации, эти изменения происходят в результате развития таких отраслей, как сельское хозяйство и добыча полезных ископаемых. Тем не менее, странам «черного континента» не хватает  экономики потребления и роста производства в городах, и они не смогут ничего добиться, если не будут вкладывать средства в эти сферы.

 

Когда страна доходит до определенного предела в своем развитии, возникает напряженность. Действительно, сегодня мы видим, что китайские рабочие выходят на акции протеста, в Бразилии наблюдаются волнения среди обитателей трущоб, россияне требуют честных выборов, индусы бунтуют против своего правительства, а в Африке происходят демократические революции. Именно эти события, а не цифры ВВП, являются показателями, позволяющими определить, что сегодня происходит в мире.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.