Экономика

Кризис заставит мир отказаться от либерализма

Ноябрь 17
20:13 2008

Кризис заставит мир отказаться от либерализма


Лидеры 20 ведущих развитых и развивающихся стран мира по итогам прошедшего в Вашингтоне саммита согласовали развернутый план реформ мировой финансовой системы, который они хотят реализовать в два этапа — до конца марта 2009 года и в «среднесрочной перспективе». Конкретные (и самые трудные) решения по преобразованиям в мировой финансовой системе G20 отложила до следующих встреч, первая из которых пройдет до 30 апреля, то есть примерно через 100 дней после прихода в Белый дом новой администрации, сообщает Интерфакс.


Детальность, с какой выписаны проработанные в ходе саммита направления реформ, производит впечатление. С другой стороны, инвесторы не обнаружили в итоговом коммюнике принципиально новых предложений по согласованному налоговому или денежно-кредитному стимулированию роста экономики.


А ведь в преддверии саммита G20 ему раздавали большие авансы. Некоторые поспешили назвать его «вторым Бреттон Вудом», ожидая от него радикального пересмотра всей системы международных финансовых институтов, созданных в курортном местечке Бреттон Вуд в США в 1944 году.


В частности, предполагалось, что на встрече «большой двадцатки» особо обсудят возможные реформы Международного валютного фонда (МВФ). Напомним, что МВФ представляет собой межправительственную, многостороннюю валютно-кредитную организацию, имеющую статус специализированного учреждения ООН. В общем плане МВФ предназначен для регулирования валютно-кредитных расчетных отношений между государствами-членами и для оказания им финансовой помощи, в случае возникновения валютных затруднений, предоставляя им краткосрочные займы. Однако, как известно МВФ – организация, обслуживающая финансовую систему США и мировую финансовую систему.


Многие российские экономисты подчеркивают деструктивную роль МФВ. Так академик РАН Сергей Глазьев считает, что «МВФ и другие международные финансовые институты, призванные обеспечивать стабильность мировой финансовой системы, блокируют любые попытки ввести какие-либо национальные или международные механизмы регулирования глобальных финансовых потоков в целях избежания дестабилизирующих эффектов. Тем самым МВФ фактически действует в интересах международного спекулятивного капитала». Экономист Михаил Делягин убежден: «МВФ имеет устойчивую репутацию в мире врача, который выписывает рецепт, не интересуясь диагнозом. Прогнозы и рекомендации МВФ, как правило, имеет весьма далекое отношение к реальности». Экономист Михаил Хазин писал, что «вся система МВФ/МБ (созданная в рамках Бреттон-Вудских соглашений) работает на то, чтобы никто, кроме ФРС не мог эмитировать деньги: тут и система currency board (валютный комитет – прим. КМ), и ее неявные аналоги и ограничения для стран – участников МВФ и т.д. Достаточно посмотреть, как ограничивает наш Центробанк предоставление рублевых кредитов – что для самого российского ЦБ и Минфина уже стало серьезной проблемой».


Однако вопреки ожиданиям и надеждам экспертов, МВФ решили пока не трогать. Мало того, на встрече «большой двадцатки», наоборот, решили, что МВФ по-прежнему будет играть главную роль в восстановлении международной финансовой архитектуры и в дальнейшей экономической стабильности.


Как можно оценить результаты саммита G20? На этот вопрос обозревателя КМ ответил соучредитель Центра динамического консерватизма, кандидат экономических наук, доцент МГУ Андрей Кобяков:


— Я очень низко оцениваю продуктивность этой встречи. В ней нет ни одной серьезной формулировки задач, которые бы действительно были связаны с перестройкой архитектуры мировых финансов, с радикальными изменениями, которые бы позволили в дальнейшем развиваться без кризисов, чтобы убрать саму основу кризисогенности. На саммите в принципе не было поставлено таких вопросов. Разговоры о транспарентности или прозрачности, улучшение работы рейтинговых агентств, это все детский лепет. На профессионала это производит шокирующее впечатление.


Решения нынешнего антикризисного саммита в точности повторяют события апреля 1998 года. Тогда, спустя почти год после начала азиатского кризиса, перепуганные международные структуры типа МВФ (уже практически, истратившего на тот момент все свои средства на помощь странам, оказавшимся в кризисе), перепуганные лидеры разных государств (потому что этот кризис на тот момент аукнулся на рынках Англии и других развитых стран, а потом он задел и Россию, привел к банкротству ряд крупных финансовых институтов в Америке), выступили с таким же запалом: поменять структуру мировых финансов. А в результате, на встрече МВФ, все свелось лишь к разговорам о повышении транспарентности. Но даже тогда постановка вопроса была радикальнее, чем на Вашингтонском саммите, потому что они предлагали снять завесу непрозрачности, с деятельности фирм управляющих частным капиталом, создать для них новые стандарты отчетности и т.д. Сейчас же даже этот вопрос оставили без внимания. Так что, на мой взгляд, результат встречи «двадцатки» равен нулю.


Надеюсь, что ни Россия, ни другие государства не будут следовать достигнутым соглашениям.
Более того, даже Америка будет вынуждена все эти подписанные соглашения разорвать. Ведь в них речь идет о настойчивом желании всех стран-участников способствовать международной торговле в условиях кризиса. Но если этот кризис окажется затяжным и длительным, а по моим прогнозам, он именно таким и будет, мы увидим как страны, одна за другой, будут переходить к жесткому протекционизму. Момент истины придет вместе с моментом наступления более глубокой стадии этого кризиса. Мы увидим, как по полной программе в ход пойдет государственное управление, как правительства начнут отказываться от многих либеральных догм.