Экономика

Кризис в России – часть хьюстонского плана

Октябрь 11
13:56 2008

Кризис в России – часть хьюстонского плана


Если посмотреть на динамику падения индексов российского фондового рынка с мая, то оно выглядит реальной катастрофой – с 2400 до 800 пунктов, то есть втрое. Это выглядит по меньшей мере странно. Ну не могут акции «Газпрома», который как добывал и продавал углеводороды, так и будет это делать впредь, уменьшиться втрое (не только на российских торговых площадках, но и на мировых), причем накануне зимы. С точки зрения логики и здравого смысла это абсурд.


А ведь еще в начале 2008 года глава Минфина Алексей Кудрин назвал Россию «островком стабильности» на фоне глобального финансового мирового кризиса. Что же такое должно было случиться, чтобы этот «островок» буквально накрыло цунами кризиса?
 
В теории фондового анализа принято считать, что единственный фактор, определяющий динамику рынка акций, – это спрос и предложение денег. Предложение денег зависит от политики Центробанка государства, состояния внешнеторгового баланса и ряда других составляющих, который включает в себя наличные деньги и банковские депозиты с учетом оборота денег, а спрос на деньги зависит от разных форм инвестиционных ожиданий. Если происходит нарушение баланса между спросом и предложением (например, резко возрастает спрос), то инвесторы начинают пытаться «зафиксировать прибыль», продавая номинально поднявшиеся в цене акции. Возникает так называемое лавинообразное падение — когда последняя сделка становится дешевле предыдущей, стоимость кредитов, выданных под залог акций, уменьшается и банки вынуждены сами распродавать акции, переданные им в залог, так как заемщики оказываются не в состоянии погасить кредит, на который они купили акции, когда те стоили гораздо дороже. Это, так сказать, объективная причина обвала бирж.
 
Но есть и субъективная. В частности теория рефлективности управления рынками Сороса, которая гласит, что рынок также зависит от ожиданий инвесторов и их доверия к банковской системе. Это чисто психологические факторы. Соответственно, на них можно воздействовать извне. А именно с помощью информационных провокаций и войн. Известный российский политолог Игорь Панарин считает, что Россия сегодня является главной жертвой американского финансового кризиса благодаря неверной информационно-финансовой политике ряда российских чиновников. «Паника на российском фондовом рынке создана умелыми информационными операциями, которым российские руководители финансово-экономического блока не противостоят», — утверждает Игорь Панарин.
 
А в качестве доказательства своей версии Панарин приводит тот факт, что около 70% инвесторов на российском фондовом рынке были иностранцы. И их бегство с «островка стабильности» началось аккурат после яростной речи Кондолизы Райс, которая призвала наказать Россию за признание независимости Южной Осетии и Абхазии. Вот оно и последовало. Россию невозможно было уязвить иначе, чем обрушив фондовые рынки. Остальные способы наказания – отлучение от мировых политических клубов вроде «Большой восьмерки» или торговые санкции – на нас никакого воздействия не оказали бы. Об этом КМ.RU и эксперты писали неоднократно и развернуто.
 
На самом деле, «теория заговора» против России – не такой уж и фантастический вариант. Достаточно вспомнить историю становления «рынка» в России.
 
В 1990 году «Большой семеркой» на совещании в Хьюстоне была утверждена программа по реформированию экономики СССР.
 
В 1992 году Россия вступила в Международный валютный фонд (МВФ). Правительство Ельцина-Гайдара подписало с фондом «Письмо о намерениях», взяв обязательства внедрять программы «переходного периода», законы и кодексы, разработанные только экспертами фонда. То есть формирование институтов рыночной экономики перешло к МВФ, представляющему интересы США и ЕС. В Конституцию РФ 1993 года было включено положение: «Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Иными словами, в России фактически ввели внешнее управление.
 
Летом 1991 года «Совместная рабочая группа» (сопредседатель с российской стороны — Григорий Явлинский) представила сенатскому Комитету по иностранным отношениям США план реформ «Окно возможностей. Преобразование Советского Союза в демократию с рыночной экономикой».
 
На его реализацию запрашивалась помощь от $60 млрд до $250 млрд. Конгресс принял решение о «помощи» в разработке и внедрении программ «переходного периода», но только в виде коммерческих кредитов. Для обеспечения этих кредитов правительство Черномырдина передало США и ЕС золотовалютные резервы (ЗВР) России.
 
О том, что получили США в результате «переходного периода», прекрасно сказал в 1995 году тогдашний президент Клинтон: «Последние 10 лет политика в отношении СССР… убедительно доказала правильность взятого курса на устранение одной из сильнейших держав мира… Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием: мы получили сырьевой придаток… Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях… Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но …уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью».
 
Что же, можно констатировать, что к 2008 году США достигли удивительной, фантастической «самоокупаемости» и практически полной реализации хьюстонской программы. Российские нефтяные и иные компании продавали сырье на Запад и как будто бы должны были богатеть. Однако деньги, уплаченные за сырье, снова возвращались в западные банки. Это прямой результат политики Кудрина, таким образом, он «стерилизовал» денежную массу. В итоге деньги работали не на нас, а на «чужого дядю».
 
 
Игорь Панарин
Что же делать сегодня? Как должно вести себя правительство?
 
На вопросы обозревателя КМ.RU ответил политолог Игорь Панарин:
 
— Я напомню, что наш вице-премьер и министр финансов Кудрин даже не посетил заседание Госдумы, на котором предполагалось публичное обсуждение финансово-экономических проблем. Почему? Потому что сама логика этого процесса — глобальная информационная операция, она предполагала наличие четких информационно-пропагандистских ответов от стратегии действий. Но в Минфине отсутствует антикризисный информационный центр, который бы в режиме онлайн отрабатывал какие-то информационно-пропагандистские меры по восстановлению доверия.
 
Это наше поражение, потому что неразъяснение наших действий усиливает кризис недоверия к действиям, которые будут предприниматься. Именно задача — восстановить доверие, на это и нацелены глобальные информационные операции противника, и в этом аспекте России, с моей точки зрения, необходимо как можно быстрее создать систему информационной войны в финансовой сфере.
 
Первая проблема: 70% иностранных инвесторов. Минфин заявил о том, что они хлынули с российского рынка, а нужно найти того, кто первым начал выводить капитал, и предать публичности этот факт. А вдруг выяснится, что этот товарищ являлся троянским конем, внедренным в российскою финансовую систему, и его вытащили как несущую опору из российского фондового рынка? Но этот факт нужно предать публичности.
 
Вторая проблема: финансовый «Титаник» США, я называю его «Титаником», потому что он неизбежно идет к краху. Но нам нужно как можно быстрее спасать свои деньги с этого финансового «Титаника». И в этом смысле ключевой момент — начало быстрейшей продажи наших нефтегазовых ресурсов за рубли. Первый шаг в этом направлении сделан, премьер Путин объявил в Минске о том, что мы переходим на расчеты с Белоруссией в рублях. Я очень рад, что начало положено. Но с Украиной — почему мы сейчас этого не требуем от Тимошенко, от Ющенко? Как только мы перейдем на взаиморасчеты с Украиной за рубли, мы автоматически блокируем процесс вступления Украины в НАТО, я в этом абсолютно убежден, потому что тогда Украина будет просить у России рубли, а не американские доллары, тем самым оттягивая глубину американского кризиса.
 
Повторюсь, нам необходимо выводить из финансового американского «Титаника» свои средства, закупать золото и создавать мощные российские банки. Ну не может Сбербанк — крупнейший банк — терять 20% акций за один день, ведь это банк, который обслуживает наше население. До нового года, до прихода к власти в США новой администрации, с моей точки зрения, нам необходимо принять эти решения, иначе Россия окажется главной жертвой мирового финансового кризиса. И все это надо делать в условиях широчайшей гласности.