Произвол

Кривозащитники. Русофобия в России, 2010.

Февраль 17
13:10 2011

Кривозащитники


Русофобия в России, 2010.


Фрагмент аналитического доклада



Если истина многогранна, то ложь многоголоса.

Уинстон Черчилль

 

Общественная палата

Комиссия по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты РФ и Федерация мигрантов России провели II Международный форум «Миграция в России: сотрудничество и безопасность», который провели. Итоги форума предназначены к услугам Рабочей группы по вопросам развития институтов гражданского общества Российско-Американской президентской комиссии (группа Суркова — Макфола). На форуме выступили известные русофобы.

Директор Московского бюро по правам человека, член Общественной палаты Александр Брод традиционно пытается представить Россию как страну, где процветают ксенофобия и этническая дискриминация, причем антииммигрантские настроения также стали нормой и для публичных политиков. Его измышления основаны на жалобах, поступающих в Общественную палату от иностранных граждан, которые сетуют на поборы и вымогательство со стороны правоохранительных органов, а также на статистике из этих органов, касающейся лишь одной стороны проблемы. Брод сообщает: за три месяца в России зафиксирован 31 факт нападения на этнические меньшинства, 10 человек погибли, 28 тяжело ранены. Сколько нападений со стороны представителей этих меньшинств произошло на представителей большинства не известно. Оценки показывают, что агрессивность меньшинств многократно превышает агрессивность русского большинства.

Недовольство граждан массовым переселением в страну иммигрантов, Брод считает ксенофобией. С его точки зрения, если лишь 15% населения России считают миграцию позитивным явлением и лишь 25% толерантно настроены,  то необходимы федеральные программы по воспитанию толерантности и умению вести межкультурный и межнациональный диалог.

Член Общественной Палаты Максим Шевченко, ведущий телепрограммы «Судите сами» по-своему представил облик нашей страны, которую он вызвался освободить от «стереотипов»: «Россия не является православной страной. Да, это страна, выросшая на православии. Но какая она? Православная церковь является самым влиятельным институтом. Но помимо нее есть много центров и религиозных и национальных». Еще один мешающий «стереотип», по мнению придворного журналиста: «Россия – мирная страна, земля дружного сосуществования братских народов». Шевченко считает, что «Россия всегда расширяла свою территорию за счет агрессии, за счет войн. Многие завоеванные народы имеют тяжелые исторические травмы. Если мы хотим, чтобы наше государство было сильным, надо услышать голоса народов, которые вели войны. Башкиры в ходе четырех восстаний потеряли половину населения. Я уже не говорю о Кавказе. Задача историков и политиков, перейти к оформлению общественного договора, с теми народами, которые считают территорию России своей родиной. Мы уже потеряли наши братские народы, которые могли бы быть с нами и сегодня, из-за слепой бездумной политики».

Страстная русофобия журналиста выразилась в словах: «Реальность становится понятна, если посмотреть, как проходят презентации России на международной арене. Лично я в подобных мероприятиях больше участвовать не буду. Это не моя страна, когда представлена только одна конфессия, один этнос». «Мы единственная страна, в которой нет министерства национальной политики. Потому, что есть влиятельная общественная организация, которая блокирует принятие решения о создании такого министерства, полагая, что это нанесет вред их религиозным интересам». Имеется в виду РПЦ. «Я побывал на многих фуршетах элиты. С поросятами, осетрами, пирогами, пляшущими казаками и Надеждой Бабкиной. Это не Россия. Это злобная и преступная пародия на мою страну».

При поддержке Общественной Палаты РФ Федеральной еврейской национально-культурной автономией (ФЕНКА) в Москве создана бесплатная телефонная консультация для пострадавших от национальной дискриминации и антисемитизма. Позвонившие на телефон доверия могут получить квалифицированную помощь юриста или психолога. Помощь может быть оказана и в подготовке документов для обращения в правоохранительные органы.

Работа, осуществляемая с использованием бюджетных денег, особым образом выделяет еврейское население и предоставляет именно ему развернутый спектр правозащитных и психологических услуг. Тем самым ущемляются другие народы, прежде всего – русский.

В связи с событиями в Зеленокумске, где чеченские бандиты расстреляли безоружных казаков, вступившихся за девушку, рабочая группа Общественной палаты России по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе обнаружила попытки развязать в России этнический конфликт по югославскому типу и призвала подписать меморандум о противодействии экстремизму и межнациональной розни: «Посредством искажения фактов, преднамеренно ложной интерпретации каждого нового происшествия идет целенаправленная кампания по столкновению христиан и мусульман, кавказцев, татар и русских». «Откровенные неонацисты и экстремистские группы разного толка, прикрывающиеся как Православием, так и исламом, преследуют общие интересы – разрушить конституционные основы российского государства, многонациональный народ Российской Федерации, создать между гражданами России атмосферу взаимного недоверия, страха, ненависти и нетерпимости»

Подписали это диверсионно-подрывное заявление известные русофобы: Александр Брод, Алла Гербер, Николай Сванидзе, Павел Гусев, Максима Шевченко и другие.

 

Московское бюро по правам человека

Данная организация, спонсируемая российским правительством и зарубежными фондами, изготавливает крайне низкопробные «доклады» и «обзоры», перенося в них собственные измышления и данные милицейской статистики. Некритично относясь к получаемой информации, МБПЧ предпочитает относить все «нападения» не к криминальным, а к политизированным группам, стараясь направить правоохранителей по ложному следу, создать сложности русским общественным объединениям и усугубить ответственность тех русских людей, которые совершили правонарушения или преступления.

Вот так выглядят данные, приводимые в апрельском докладе МБПЧ:

Среди объектов нападений: киргизы (2 погибших, 2 пострадавших), корейцы (1 погибший, 3 пострадавших), русские (1 погибший, 67 пострадавших), абхазы (1 погибший), черкесы (1 погибший), узбеки (7 пострадавших), таджики (5 пострадавших), уроженцы Африки (2 пострадавших), вьетнамцы (2 пострадавших), китайцы (2 пострадавших), арабы (1 пострадавший), азербайджанцы (2 пострадавших), буряты (1 пострадавший), немцы (1 пострадавший), тувинцы (1 пострадавший), евреи (1 пострадавший), мексиканцы (1 пострадавший), татары (1 пострадавший) и другие.

В том же духе сообщаются данные о вандализме, к которым отнесено расклеивание листовок и наклеек. В качестве опасных «акций националистов» представляется обычная общественная активность. Например, акция в Новосибирске, посвященная памяти жертв терактов в московском метро, расшифровывается в ином контексте: а на самом деле – «в защиту русских от геноцида на Кавказе в 90-е годы». При этом на учет МБПЧ берет самые незначительные события с участием нескольких человек. Даже минимальная общественная активность русских этой структурой рассматривается как опасная.

МБПЧ – единственная организация, отреагировавшая на аналитический доклад «Русофобия в России, 2009 год». Реакция была в прежнем духе, лишенном всякой логики, зато наполненной новыми клеветническими измышлениями.

В докладе МБПЧ лживо утверждается, что целью нашего доклада является доказательство тезиса о наличии в России русофобии. В таких доказательствах нет необходимости. Само существование МБПЧ уже доказывает господство русофобии. Также наш доклад не ставил цели «представить радикальных националистов, как лиц, невинно пострадавших от властей». Фальсификаторы МБПЧ представляют все, что делают русские в политике как «ксенофобию».

Ненависть хозяев кривозащитников к русскому народу выражается в тотальном негативизме к любому проявлению русского национального самосознания. Они пытаются отрицать широкомасштабные репрессии властей против русских организаций. Обслуживая интересы правящей олигархии, МБПЧ вообще отрицает русофобию как войну власти против русского народа. С нашей точки зрения, состояние войны очевидно и доказано массивом фактов и самой обстановкой в стране.

МБПЧ ни в коем случае не может признать, что русские ущемлены в правах, в системе власти, бизнеса, культуры, социального обеспечения. И отождествляет всех русских с «русским радикальным национализмом». Никакого иного национализма МБПЧ не признает. Кроме того, полагает необходимым репрессировать русских по идеологическим мотивам – уже за то, что кому-то хочется считать, что русские организации «радикальны».

МБПЧ отрицает насилие и пытки в действиях милиции и следствия. Факты пыток и насилия доказаны многократно, и не только свидетельствами пострадавших русских политических активистов, но людьми, никогда не имевшими отношения к политике. Все это для кривозащитников «спорно».

Наконец, МБПЧ выступает в защиту программ «толерантности», которые подобные идеологической обработке детей и юношей во времена коммунистического режима. Логично, что МБПЧ отрицает очевидную противоположность православия и иудаизма, которые зафиксированы на уровне доктрин и подтверждены множеством исторических фактов.

Не будучи способной защищать кого-либо от противоправных действий властей и правоохранительных органов, МБПЧ продолжает поддерживать расширение репрессивных методов в законодательстве. Анализируя Законопроект о введении в УК статьи «Реабилитация нацизма», МБПЧ требует введения в правовой оборот термина «фашизм», который в русском языке имеет исключительно неправовое значение и представляет собой скорее ругательство. Стремясь утвердить представление о каком-то «русском фашизме», МБПЧ утверждает, что некие «человеконенавистнические идеи находят отражение в маргинальных СМИ, книжной продукции. Депутаты осознают эту угрозу и следуют в русле законодательных норм ряда европейских стран» и все это имеет какое-то отношение к решениям Нюрнбергского трибунала.

Авторы «экспертизы» законопроекта даже не скрывают, что стремятся подверстать к «нацизму» не только итальянский фашизм, но и отказ признать ставшую в 2010 году официальной версию «Катынского дела». Сами материалы Нюрнбергского суда считается необходимым подвергнуть ревизии в сторону ужесточения, поскольку приговор имеет «очевидные недостатки» и «компромиссную природу». Расширение представлений о «нацизме» и «фашизме» русофобы планируют с целью расширения собственных возможностей возводить клевету на русских, в чьей деятельности они изыскивают аналогии с тоталитарными режимами, партиями и идеологиями Европы. Фактически речь идет о том, чтобы ввести в российское законодательство широчайше репрессивной практики против идеологии русского национализма и организаций, придерживающихся этой идеологии. Поскольку это единственная идеология, способная консолидировать русский народа, находящийся в опасности, то речь идет о поддержке русофобских сил во власти, которые, по убеждению русофобов, должны уничтожить русский народ как некую историческую ошибку.

Приводится пример из австрийского законодательства, который должен быть перенесен на российскую почву и стать поводом для осуждения русских людей к лишению свободы до 20 лет. В том числе и за распространение идей и даже изображений. Все, что власть теперь творит беззаконно в отношении русских людей, МБПЧ предполагает узаконить. Законодательство Австрии и Германии предложено перенести на почву России, как будто здесь имелись фашистские партии и теперь нашей стране требуется денацификация. Такое перенесение являлось бы геноцидом русского народа. А в настоящее время предложения МБПЧ – это призывы к геноциду.

Особое сладострастие в «докладах» МБПЧ связано с трагедиями русских людей, пытающихся противостоять русофобской власти. С торжеством кривозащитники пишут о гибели «приморских партизан» и насмехаются над «текстами националистических активистов», опрометчиво считавших, что восстание небольшой группы молодых людей против бесчинств милиции является предвестником скорого краха русофобского режима. Между тем, прогнозы обострения отношений русского народа с властью оказались совершенно обоснованными, и всплеск протестной активности пришелся на рубеж 2010-2011 гг. Без крупномасштабных политических перемен пропасть между властью и народом будет углубляться – вплоть до распада систем управления страной (что уже наметилось к концу 2010 года).

Как всегда, МБПЧ с ненавистью относится к русскому интеллекту. Ежегодно кривозащитники выступают с претензиями к Национальной книжной ярмарке-выставке, где русские издательства представляют широкий спектр русских авторов, новые достижения русской мысли. Все это для кривозащитников – «разжигание розни» и «антисемитизм». Они считают возможным предъявлять претензии даже к тем изданиям, которые не внесены в список экстремистской литературы. Само существование русофобских изданий и книг (например, извращающих русскую историю и оскорбляющих русский народ) МБПЧ никогда не признавалось.

 

Центр СОВА

Центр «Сова» используется русофобскими властями для обоснования репрессий. Малоквалифицированные представители узкой группы лиц, скрывающихся за этим названием, привлекаются в качестве «экспертов», не имея никаких профессиональных знаний, опытных только в одном – в сочинении измышлений на счет русского народа и русских общественных активистов.

В феврале 2010 года один из спикеров «Совы» Александр Верховский торжествовал по поводу приговора Константину Душенову, получившему три года лишения свободы за распространение своего мировоззрения. Верховский определил пострадавшего от русофобии общественного деятеля как «одного из самых бескопромиссных пропагандистов церковного варианта антисемитизма». По его словам, «наказан за реальную, осознанную и очень последовательную пропаганду ненависти» «эффективный и влиятельный по-своему пропагандист ненависти».

Верховский вспомнил про «Письмо 500», которое было опубликовано в 2005 году и, по мнению прокуратуры, не содержало никакого антисемитизма или призывов к национальной ненависти. Искажая реальные факты, Верховский обосновывает репрессии против Дущенова тем, что он «не просто порочил евреев самыми разными способами, но и прямо призывал к дискриминации». Ничего подобного в «письме 500», разумеется, не было. Там были цитаты из текстов, оскорбляющих неиудеев. Скрывая это обстоятельство, Верховский обозначает «Письмо 500» как «достаточно серьезный подстрекательский акт в самом прямом смысле слова». Разумеется, это ложь.

Представитель «Совы» советует власти в большей мере применять не лишение свободы «за слова», а крупные штрафы и лишение права заниматься журналистикой и издательской деятельностью на несколько лет. А также соблюдать логику: сначала приговаривать «ксенофобов» условно, а потом – к реальным срокам лишения свободы.

Другой активист «Совы» — Галина Кожевникова – дошла до того, что объявила в интервью «Радио Свобода», что казачество является дестабилизирующим и даже «довольно сильным провоцирующим фактором» на юге России: «Это русские националисты, чего они и не скрывают. Казаки, поддерживаемые властями, ведут себя как доминирующая этническая группа. Именно это является довольно сильным провоцирующим фактором. При обострении каких-то ситуаций, естественно, казаки выступают очень активно. Я считаю, что это очень сильно провоцирует нестабильность. А власти слишком поздно, на мой взгляд, спохватились именно на юге России, поздно осознали: что-то нужно делать». Это заявление было сделано в связи с нападением чеченцев на жительницу Зеленокумска и местных жителей.

4 февраля 2010 года на конференции по вопросу Интернет-угроз и безопасного использования сети Интернет Галина Кожевникова заявила: «Анализ правоприменительной практики показывает, что, во-первых, существующего законодательства о преступлениях и пропаганде ненависти вполне достаточно для наказания интернет-пропагандистов и, во-вторых, наказанию подвергаются в основном интернет-болтуны, не имеющие реального влияния на ксенофобно настроенную аудиторию. Между тем как лидеры ультраправых групп, осуществляющие реальную систематическую ксенофобную пропаганду, вовлекающие в ультраправую активность большое количество людей и провоцирующие в том числе и насильственные расистские преступления либо остаются безнаказанными, либо получают условные сроки без дополнительных санкций». Данное высказывание следует рассматривать как побуждение правоохранительных органов к политическим репрессиям, к преследованию граждан за их взгляды и мировоззрение.

Кожевникова набросилась на организацию «Русский Образ», заявив в интервью газете  «Ведомости» о ее связи с делом «Белых волков». Поводом для такого заявления является убийство судьи Чувашова, осудившего членов этой организации к значительным сроками лишения свободы и наличие на одном из интернет-ресурсов «близких к группе РО» информации о том, что Чувашов на одном из судебных заседаний призывал убивать русских. Также Кожевникова считает РО причастным к убийству адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой только на том основании, что обвиняемые в этом убийстве Никита Тихонов и Евгения Хасис кем-то считаются членами РО. Налицо попытка произвольно придумать связи между людьми и событиями, которых в действительности не существует. Цель – создать иллюзию существования в России «нацистского подполья», чтобы усилить репрессии против русских людей.

В интервью «Голосу Америки» Галина Кожевникова повторила своих измышления на счет «Русского образа», а также выступила с «разоблачением» о том, что русские националисты занимаются коммерческой деятельностью, пишут музыку, собирают средства для заключенных, преподают в вузах. Обычная жизнь русских людей вызывает у Кожевниковой ненависть, поскольку во всем этом она видит подготовку к некоему «фашистскому путчу».

На сайте «Русского Образа» никогда не было материалов, где упомянут судья Чувашов. В уголовном деле по факту убийства судьи никогда и никто из «Русского Образа» не фигурировал даже в качестве свидетеля. Тихонов и Хасис в «Русском Образе не состояли. Преднамеренная ложь Кожевниковой демонстрирует попытку представить себя информированным экспертом, что не соответствует действительности.

Вспомнила Кожевникова и о партии «Родина», которая была разгромлена 4 года назад. Среди депутатов «Родины» в Думе особо упомянут Андрей Савельев – «ультраправый публицист (он публиковался под псевдонимом Андрей Кольев). Савельев был в нескольких созывах Государственной Думы. Любопытно, что это – человек, долгое время считавшийся первым переводчиком и издателем «Майн кампф» в России. Правда, впоследствии выяснилось, что он ни то, ни другое, однако своих гитлеристских взглядов он никогда не скрывал… Воззрения его – вполне расистские; он и книжки публикует на эту тему… Правда, почему-то обижается, когда его публично называют расистом и гитлеристом – даже в суд подает».

В данном фрагменте снова перемешивается правда и ложь. Савельев – не публицист, а политик и ученый. Был только в одном созыве Думы, а не в нескольких. Не имел никакого отношения к переводу и изданию «Майн камф», никогда не высказывал симпатий к Гитлеру и германскому нацизму. Никогда не публиковал расистских книг. Никогда не подавал в суд на клеветников. Мы снова видим попытку распространения дезинформации и клеветы с использованием СМИ.

Русофобия выражается у Кожевниковой в отчаянной клевете на русских политических активистов: «Судя по контингенту ультраправых, нарастает новая волна. И эти люди выглядят отморозками даже по сравнению со скинхедами четырехлетней давности. Для них типична крайняя жестокость – при абсолютном отсутствии порога опасности. Они словно живут в компьютерной реальности… А главное – именно этот вариант поведения становится все более привлекательным в праворадикальной среде. И это – при параличе власти. Когда никакие проблемы не решаются – не говоря уже о самой проблеме правого радикализма. В общем, прогноз неутешителен. Я опасаюсь, что в ближайшие три-четыре года нас ожидает фашистский путч».

К сожалению, домыслы, переходящие не только грань приличий, но и психологической нормы, стали основой для деятельности правоохранительных органов, которые предпочитают принимать позицию «Совы» и заимствовать формулировки из домыслов этой немногочисленной группы русофобов.

 

Коллективные русофобские акты

9 марта в Москве представители либеральной интеллигенции выступили против военно-патриотического воспитания. Документ подписали глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, вдова Андрея Сахарова Елена Боннэр, руководитель Фонда Андрея Сахарова Сергей Ковалев, лидер движения «За права человека» Лев Понамарев, глава организации «Право ребенка» Борис Альтшулер, писатель Борис Стругацкий, сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман и ответственный секретарь оппозиционного движения «Солидарность» Михаил Шнейдер.  Авторы документа отмечают, что само понятие военно-патриотическое воспитание  выходит за пределы воспитания любви к родине, естественной привязанности к своей культуре, к своей стране. Это насаждает национализм, внушает детям и подросткам представление о безусловном приоритете интересов государственной власти и национальных чувств над иными ценностями, в том числе общечеловеческими, гуманистическими и подлинно религиозными. По их мнению, система образования должна строиться на основе современных гуманистических и демократических принципов, безусловного уважения прав и достоинства личности, на объективном и всестороннем информировании учащихся.

По мнению столичных правозащитников, судью Эдуарда Чувашова, скорее всего, убили радикальные националисты. Заместитель московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина считает, что это «более чем возможно». «Эта версия кажется вероятной, учитывая, что национал-радикалы и неонацисты известны попытками убийств своих оппонентов», — пояснила она. Такой же версии придерживается и глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, сообщает. «Я верю в версию о том, что судью Чувашова убили радикальные националисты».

Накануне празднования  60-летия победы в Великой Отечественной войне и запланированной к этому случаю амнистии,  правозащитники выступили с требованием не распространять амнистию на «неонацистов» — то есть, на осужденных, в чьих приговорах значится «русская» 282-я статья УК. Питерский правозащитник Руслан Линьков: ни в коем случае не должны быть лишены наказания осужденные за разжигание межнациональной ненависти и вражды. Это было бы кощунством над памятью погибших в годы войны с фашизмом.

После взрывов в Московском метро либеральные правозащитники, многие годы обслуживающие интересы кавказских бандитов, решили потрясти общественность циничным актом коллективного возложения цветов на место гибели людей. Во время этой процедуры, пьяный мужчина отвесил подзатыльник председателю Московской Хельсинской группы Людмиле Алексеевой, которая в этот момент давала интервью. Он был оттеснен, а потом сдан наряду милиции. После чего правозащитники дали слаженный залп лжи в СМИ. Они отчитывались о том, кто из них «оглушил кулаком», кто «дал ногой». Подзатыльник, полученный за цинизм и русофобию, превратился в «жестокое избиение пожилой женщины». Председатель движения «Солидарность» Борис Немцов объявил, что Алексееву ударили по лицу, и она упала. А также отождествил подзатыльник с актом терроризма. Председатель правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов подвел под подзатыльник политическую базу: по его словам, напавший на Алексееву гражданин является «русским патриотом» и «слушателем некоего духовного заведения».

Примечательна реакция правозащитников на акции русского сопротивления этнобандитизму.

В подмосковном Хотьково приезжие из Таджикистана зарезали в драке местного жителя Павла Капралова. По словам следователей, иностранцы первыми атаковали местных жителей, называя их не только «русскими свиньями», но даже «русскими чурками». Хотьковцы устроили стихийные митинги и потребовали выгнать всех трудовых мигрантов и навсегда закрыть им доступ в город, грозя в противном случае устроить самосуд. В результате за одну ночь из крупного населенного пункта исчезли почти все «нерусские». После митинга 4 ноября районные управы предпочли поскорее избавиться от «нерусских дворников», а магазины — от «нерусских грузчиков и кассирш». Иностранных работников предпочло уволить и руководство магазина «Копейка», возле которого и произошла драка с фатальным исходом. До убийства мигранты составляли в этом магазине 90% персонала. Тут же в город с «проверкой» приехало самозваное «начальство» член Общественной палаты русофоб Александр Брод, председатель общественной организации «Гражданские силы» Валерий Иванковский и глава Федерации мигрантов России Маджумдер Амин.

Встреча полутора сотен хотьковцев с представителями местной администрации, которая состоялась вечером того же дня в городской школе глава районного ФМС Наталья Морозова объявила хотьковцам, что они могут не бояться — официально в городе их всего 260 человек. Услышав эту цифру, зал взорвался хохотом, и перекричать его краснеющей Морозовой не удалось. Начальник городского УВД Владимир Кузьминов, сказал, что в Хотьково мигрантов не меньше полутора тысяч. Но его освистали, выкрикивая, что только в двух общежитиях в центре города жило по 200 мигрантов. Мэр города Рита Тихомирова пообещала «продолжить курс на самоочищение города» и предложила хотьковцам устраивать облавы на дачников, нанимающих на стройку домов нелегальных мигрантов.

Власть в данном случае пошла по мути удовлетворения требований граждан, русского большинства. На это правозащитники отреагировали с нескрываемым раздражением. «То, что мы видели сегодня, — это настоящая бытовая ксенофобия, а митинг 4 ноября был во многом спровоцирован националистическими организациями», — резюмировал Александр Брод.

О событиях на Манежной площади в эфире «Свободы» правозащитники высказались так:

Евгений Прошечкин: «Да, в последние годы стали привлекать к уголовной ответственности и довольно серьезные сроки получают те, кто непосредственно режет гастарбайтеров, устраивает поджоги, взрывы и так далее. Но пропаганда практически безнаказанна, (…) одна из причин — безнаказанность языка вражды, безнаказанность ксенофобской пропаганды, которая заполонила и средства массовой информации, и на митингах можно услышать бог знает что и так далее», «…это движение масс, колоссальных миллионных масс, которые поддерживают ксенофобские лозунги». «Найдена в России идея – ксенофобия, вот она наша всеобщая национальная идея».

Алла Гербер: «65% жителей нашей страны больны ксенофобией».

Александр Верховский: «Расистское поведение присуще не только ультраправым, которые выступают за великую Русь или что-то в этом роде, что они скандировали, но и некоторым группам кавказской молодежи. У нас нет групп в обществе, которые свободны от расизма».

На фоне этой информации подзатыльник, случайно полученный Людмилой Алексеевой, а в ее лице – всем правозащитникам-русофобам не выглядит вопиющей несправедливостью.