История

«Красный идол»

Дзержинский
Июль 24
04:01 2015

(к дискуссии о восстановлении памятника Дзержинскому — I)

 

ГЛАВА I

ДзержинскийКак-то совсем неожиданно для нас, для настоящих, исконных русаков, вдруг в Интернете и в газетах разгорелась дискуссия о восстановлении памятника Дзержинскому. С требованием проведения всенародного референдума по этому вопросу выступила КПРФ, точнее, видимо, её радикальная фракция, и, если этот референдум будет проводиться, есть все основания считать, что народ, наш простой народ, восстановление памятника поддержит… Ибо народ всегда был и остаётся несмышленым дитятей, и для него сегодня важен только «хлеб насущный», т.е. расправа и уничтожение олигархов. А кто уничтожал мироедов, кулаков и помещиков? – Ленин с Дзержинским. Правда, уничтожал ещё и Троцкий, но он делал это как-то не так, поэтому его «правильно зарубили ледорубом»…

А Феликс Эдмундович — он был самый честный и хороший. Всю эту олигархическую сволочь, то есть, извините, «контру» он, как и положено, ставил к стенке, а после этого занимался спасением и воспитанием бедных беспризорников… И вообще нам сейчас самое время вводить режим Чрезвычайной Диктатуры Чекистов (ЧДЧ), а железный бронзовый Феликс как раз эту диктатуру и создавал…

Причём, сегодня не только «красные» мечтают о диктатуре ЧеКи, но и «белые» в свою очередь требуют ввести «опричнину», а ведь эта самая «Опричнина» и «ЧеКа», по сути дела, одно и то же. Причем последнее заявляет уже не простой наивный народ, а такие маститые корифеи политической борьбы как Фурсов или Кургинян. Но если на таком уровне сегодня осуществляется таковая «путаница», то воистину, она «будет длиться очень долго»…

Впрочем, не только корифеи нашей патриотической науки, но и литературные публицисты из газеты «Культура» (№22, 3-9 июля 2015 г, стр.7) ратуют за восстановление «статуи Командора».

Литературный критик «Культуры» Лев Пирогов в статье «Командор на Лубянке» пишет, что так как нашим главным «мифологическим сознанием» является «культ предков, почитание и одновременно страх перед ними» и это есть древнейший мотив религиозного и патриотического сознание, и без «любви к отеческим гробам» никакого «самостояния» человека быть не может, то, соответственно, нам надо восстановить памятник нашему предку Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому…

Кроме этого, когда памятник валили, Дзержинский уже не был никаким чекистским, а был просто «памятником», так сказать, «статуей Командора» и «Медным всадником» одновременно, а оскорбление памятников – это нарушение глубинных структур сознания и социальное извращение. Какими бы не были наши предки – «плохими, хорошими, «противоречивыми» — но если уж это предки, мы обязаны их чтить. Таков закон природы – человеческой природы, над которой своевольный разум бессилен. А посему, — делает вывод Лев Пирогов, — «лучшим наказанием за свержение бронзового Феликса будет возвращение его на место…».

Вот какую следственно-причинную связь развил нам публицист «Культуры». Только тут сразу невольно встаёт вопрос – а является ли Железный Феликс нашим «отеческим гробом» и «родным пепелищем»? То есть, является ли он нашим «предком» и «отцом»? И шире — являются ли вообще большевики и чекисты нашими, так сказать, «священными предками»? Вот в чём вопрос. И если для Зюганова, Проханова и Кургиняна он, как и Ленин, таковым является, то для нас Хоругвеносцев, исповедующих тысячелетнюю традицию Российской Монархии, «отцом» Феликс Эдмундович являться никак не может…

Вот тут и встаёт куда более фундаментальный или, как говорит Александр Андреевич Проханов, «метафизический» вопрос – кто является, и кто не является, священными предками русских людей? Ведь для Зюганова, Рашкина и Кургиняна Ленин и его гвардия, и все его же чекисты во главе с Дзержинским есть как бы прямые и единственные наследники Ивана Грозного и его Опричнины, то мы, Хоругвеносцы, уверены, что Царь Иоанн Васильевич и его домини каны — Опричники боролись и уничтожали именно прямых предков Ленина, Свердлова и лучшего друга Владимира Ильича и Якова Мовшевича – главного убийцы Православных Русских – Феликса Эдмундовича Дзержинского…

ГЛАВА II

Конечно, тут в борьбу против восстановления Дзержинского на Лубянке выступили многие русские патриоты. Некоторые очень даже резко. Причём не только традиционные монархисты-фундаменталисты, или сторонники особого, отличного от Европы пути России. В яростную борьбу против памятника выступили и некоторые наши Европейцы. Вот что, например, пишет в Интернете автор «Мечети Парижской Богоматери» писательница Елена Чудинова. В статье «Адский референдум» писательница замечает, что предлагаемый коммунистами Всенародный референдум по восстановлению памятника Дзержинскому является «сущим подарком для Киева, спекулирующего на теме «Красные идут!». Не говоря уже о глумлении над памятью бесчисленных жертв красного террора, явления, доказанного и подробно изученного историками…».

А дальше Елена Чудинова затрагивает одну из главных и болезненных тем нашей истории. «Под видом примирения «красных» и «белых», — пишет она, — нам навязывают красный реванш модифицированного евразийского образца…». «Между тем, — продолжает писательница, — движение «Новороссия» (в лице И.Б.Иванова и Д.К.Матлика) вчера записало обращение с протестом против возвращения истукана. Новороссия начиналась, как белый проект. Новороссия против истукана. Большинство из ключевых фигур добровольцев – монархисты и христиане. Красные реваншисты же, между тем, сорвались с цепи. Они из кожи вон лезут, пробивая этот референдум. Каиново племя наступает отовсюду. Оно безошибочно изыскало Ахилесову пяту нашего общества. То, что роль «белых» при Ельцине играли русофобствующие и алчные либералы – по преимуществу сами потомственные пыльные шлемы – послужило мощным фактором дискредитации белой идеи…». «Я, — пишет далее Елена Чудинова, — не намерена каждому запутавшемуся рассказывать о ручьях крови, что текли на улицу из ворот на Гороховой, 2. Не намерена приводить в свидетели ни Тэффи, ни Куприна, ни Бунина, ни Волошина. Зачем? Само Движение «Новороссия» сказало своё слово. Тем, кто способен с оружием в руках защищать русский мир, палач русского мира не нужен…».

Да, конечно, всё это правильно, — добавим мы от себя. Ведь в Новороссии, в Донецке и Луганске, в основном сражаются потомки тех казаков, которых почти полностью вырезали по декретам Троцкого, Свердлова и Дзержинского те самые еврейские комиссары в пыльных шлемах, о которых с предыханием пели наши «демократы». Но хотя бы одно свидетельство всё-таки стоит привести. Вот такое свидетельство поэта Максимилиана Волошина:

…И враг, что друг, и друг, что враг,

Меречат и двоятся… — так,

Сквозь пустоту державной воли,

Когда-то созданной Петром,

Вся нежить хлынула в сей дом

И на зияющем Престоле,

Над зыбким мороком болот

Бесовский правит хоровод

Народ безумием объятый,

О камень бьётся головой,

И узы рвёт, как бесноватый…

Да не смутится сей игрой

Строитель внутреннего града –

То бесы шумны и быстры:

Они вошли в свиное стадо

И в бездну ринуться с горы…

Вот, вот, именно бесы, те самые бесы, о которых писал Достоевский в своём бессмертном пророческом произведении. Ведь герои «Бесов» Верховенские, Липутины, Шигалёвы и жидки Лямшины были прямыми предтечами Ленина, Троцкого, Зиновьева, Урицкого, Дзержинского и его самого близкого друга Якова Мовшевича Свердлова, родной брат которого Веньямин служил, так сказать, подмастерьем у мастера финансового гешефта американского банкира Якова Шиффа, который и «спонсировал» через Ротшильдов, Варбургов, Свердловых (все между собой родственники) – так называемую «русскую революцию», которую в приведённом стихотворении и описывает Максимилиан Волошин.

Дикий, невероятный, прямо-таки воистину вселенский разгул бесовщины на Руси в период с 1917 по как минимум 1929 годы – именно дикой бесовщины, когда жрецы революции – Дзержинский, Красин, Свердлов, Ленин – своим большевистским колдовством вызывали полчища духов смерти, разрушения и террора. Вот мы сейчас все поражаемся делам, творимыми ИГИЛом, в Пальмире разрушили восемь античных статуй, там-то и там-то ритуально зарезали 30-ть или 40-к христиан… Какой ужас! Но надо напомнить, что во время Свердловско-Дзержинского террора у нас в России христиан резали тысячами, десятками и сотнями тысяч. Что так называемое «расказачивание» в районах современной Новороссии было тотальным вырезанием всего местного населения вплоть до грудных младенцев мужского пола – и что за весь XX век существования «Красного Проекта» и «Красной Религии» в России было вырезано, расстреляно, замучено, ритуально обескровлено, закопано живьём 100 млн. лучших русских людей – и умучивали и закалывали их именно те самые «комиссары» и «комиссарши» в «пыльных шлемах», которые и были кровавыми, совершающими массовые жертвоприношения христиан, жрецами наконец-то вырвавшейся из Ада «Красной Религии».

Тут в связи с этой дискуссией о восстановлении памятника Железному Феликсу мне бы хотелось коснуться ещё одного важного вопроса, в котором, по-моему, несколько путаются даже наши лучшие конспирологи. Например, уже в нескольких статьях Андрея Фурсова я заметил отождествление ученым таких понятий как «Опричнина» и «Чрезвычайка» и, соответственно, «Опричников» и «Чекистов». Считаю, что такое отождествление есть принципиальная мировоззренческая ошибка. Ведь «Опричнина» у нас, так же как и «Священная Инквизиция» в Европе, в первую очередь боролась и искореняла именно явления «тайной красной мистики», а уж потом основанной на этой самой «каббалистике» различные анти-царские, анти-государственные, анти-державные политические явления. То есть и Инквизиция и Опричнина боролись с жидовством, с жидовским и жидовствующим богоборчеством, которое через разный, именно жидовствующе-гностический, «красный» богоборческий мистицизм вело непримиримую борьбу с Богом, Христом, Церковью, Царством и Державой… Всё дело в том, что «Красную Религию» и «Красный Мистицизм» выдумали отнюдь не большевики-ленинцы, и не Свердлов с Дзержинским. Нет, нет, «Красный Мистицизм» существовал всегда, начиная с искушения Адама и Евы в Раю Дьяволом, чуть позже он расцветал в ханаанских культах Молоха, Астарта и Ваала, и ещё несколько позже в еврейских культах, которыми евреи заразились от завоёванных и покорённых народов, времён завоеваний Иисуса Навина. А до этого «заразились» в Египте. Именно поэтому Господь оставил их в пустыне на 40 лет, чтобы умерло то поколение, которое этим было «заражено» (см. Числа, Гл.14, 22-38) – недаром земля поглотила Дафана, Авирона и Корея, и выросло то поколение, которое поклоняется Богу. Потом же было ещё Вавилонское пленение, где тоже «заражались», и потом продолжали «заражаться» всю человеческую историю. Причём, если учесть, что местные ханаанские божества были некогда богами собственных прадедов евреев, то ничего необъяснимого в их «заражении» древними культами нет. Потребовалось как минимум четыреста лет, чтобы всё-таки утвердить единобожие среди 12-ти вышедших из Египта колен Израилевых…

Однако, до конца кровавых культов человеческих жертвоприношений религии Молоха-Вила-Астарты искоренить никогда и не удалось. То тут, то там они вспыхивали с новой силой. Эти отголоски борьбы с религией Единого Бога позже прослеживаются в различных ересях жидовствующих на Востоке и на Западе, в Средневековой Европе и в России. Особенно на её севере, в торговом «открытом влиянии Запада, Великом Новгороде, откуда собственно и пришла на Русь «ересь жидовствующих», которая уже в начале XX века превратилась в «Красную Религию» Ленина, Свердлова и Дзержинского…

ГЛАВА III

Должен сказать, что эта «Красная Мистика», эта «Красная Религия» имеет, так сказать, великое множество оттенков. Но чтобы долго их все здесь не расписывать, давайте лучше обратимся к поэзии, так как поэтический образ сразу проникает в наши души, безо всякого рационального объяснения. Этой ночью мне пришли следующие строки:

Ночь. Раздвигаются медленно древи,

Из тёмных глубин пахнуло жаром,

И вот поднимается из гроба Ленин,

Чтоб вновь запалить Россию пожаром.

 

А под Мавзолеем, в чёрных глубинах,

Там, где установлен алтарь Пергама,

Зал освятив кровавым рубином,

Из тьмы полыхнула огнём Пентаграмма!

 

Вот экстрасенсы делают пассы,

Вот голова рот раскрывает:

— Надо убить миллионные массы

А для оставшихся сделать мир раем!

 

Тут же за ними призраки входят,

Лев, Элифас, Алистер, Калиостро,

Руки вздымают, и очи возводят,

Чертят знамения орудием острым.

 

Чёрную мессу служить начинают,

Вводят блудницу, кладут на камень,

С русскою кровию сосуды расставят,

И развернут с Бафометом знамя.

 

Свечи зажглись, появляется ведьмы,

Чёрный козёл на престол садится,

Вот просыпается спящий Ленин

Русскою кровью вновь напиться.

 

И меж рогов у козла Бафомета

Смрадное пламя столбом багровым,

И надпись колеблется призрачным светом

«Верните Дзержинского и Свердлова!»

 

Вот заплясали по стенам тени,

— Красный наш демон сдвинь свои брови,

Чтобы напившись, Великий Ленин

Снова залил всю Россию кровью!

 

Кровушки русской текли чтоб реки,

Чтоб палачи подставляли банки,

Памятник чтобы восстал навеки

Железному Феликсу на Лубянке…

 

ГЛАВА IV

Я уже писал, что разделение общества, возникшее вокруг возвращения памятника Дзержинскому на Лубянку, проходит отнюдь не по линии «патриоты» — «либералы». Разделение это намного, и даже бесконечно, сложнее, как, впрочем, и вся духовно-мистическая картина борьбы современных идеологий. Собственно об этом же пишет главный редактор «Русской народной линии» Анатолий Степанов в статье «Почему я против православной истерики вокруг «Железного Феликса»» с подзаголовком «О возвращении памятника Ф.Дзержинскому на Лубянку, православном антисталинизме и антисоветизме…» (РНЛ, 27.06.2015).

«С протестами против референдума о возвращении «железного Феликса» на Лубянку, — пишет Анатолий Дмитриевич, — ожидаемо выступили представители либеральной общественности. Однако, — удивляется он далее, — среди противников оказались и православные. На страницах «Русской народной линии» опубликованы материалы Василия Грибовского и Станислава Смирнова, а сегодня появилось обращение целого ряда представителей православной общественности, которые выступают против самой идеи возвращения памятника Дзержинскому на Лубянку. Люди, подписавшие обращение, известны своим антисоветизмом и антисталинизмом. Тут мы видим известного деятеля парижской эмиграциии Никиту Кривошеина, историка Владимира Лаврова, главу радиостанции «Радонеж» Евгения Никифорова, писательницу Елену Чудинову (которая недавно заявила, что на дух не выносит «изборскую секту» и «Русскую линию»), главу РИСИ, отставного генерал-лейтенанта КГБ Леонида Решетникова, историка Петра Мультатули и др. Их позиция последовательная, они регулярно выступают против Сталина и всего советского прошлого. Правда, среди подписантов по странному стечению обстоятельств (курсив мой – Л.Д.С.-Н.) оказались люди, ранее не замеченные в особенном антисталинизме – Валентин Лебедев и Олег Кассин…

…Конечно, лично мне, — продолжает Анатолий Дмитриевич, — было бы приятнее (Л.Д.С.-Н.) видеть на Лубянской площади памятник святому равноапостольному князю Владимиру или, как некоторые предлагали, памятник основателю Москвы Юрию Долгорукому. Но если на референдуме победят сторонники возвращения «железного Феликса», я не стану проклинать власть, «темный народ», не желающий освобождаться от мрачного советского прошлого, выступать с истеричными заявлениями (тут не ясно кто «выступает», «тёмный народ» что ли – Л.Д.С.-Н.), что Россия погибла, и мы возвращаемся в эпоху «советского мракобесия»…

…Кстати, а почему так забеспокоилась наша «националистическо-белогвардейская» православная общественность? – в конце статьи задаёт вопрос Анатолий Дмитриевич.

…А вдруг москвичи выскажутся против? Или вы уже уверены, что народ даст добро возвращению «железного Феликса» на Лубянку? Ну тогда тем паче надо смириться с голосом народа. Нам надо быть со своим народом. Другого пути у нас нет».

Таково ясное мнение Анатолия Дмитриевича Степанова. Читаешь такую статью и наслаждаешься. Точнее даже испытываешь глубочайшее эстетическое наслаждение от возникающих, как говорят литературоведы, «аллюзий» на наших классиков. Тут и Пушкин с его «глас народа – глас Божий». И Ахматова с её:

Я была тогда с моим народом

Там, где мой народ, к несчастью был…

Или её же:

Я осталась в своём зазеркалье,

Где ни света, ни воздуха нет…

Только русская поэтесса ведь писала это, стоя в очереди у врат тюрьмы «Кресты», в которой тогда сидел её сын Лев Гумилёв. А мужа в живых уже не было. Об этом она тоже записала в простых православных словах:

Муж расстрелян, сын в тюрьме…

Помолилось обо мне.

Этим «расстрелянным мужем» был поэт Николай Гумилёв. А расстреляли его, с ним ещё человек шестьдесят, по приказу того именно человека, которому хотят восстановить памятник на Лубянке…

Спрашивается, а где же православное покаяние наших современных доблестных «чекистов»? Ведь многие из них сегодня православные. Да и не только чекисты. Вот министр Обороны Сергей Кужугетович Шойгу, выезжая из Спасской башни на Парад, снял фуражку и перекрестился… А Президент наш, Владимир Владимирович Путин, часто крестится, стоя со всем народом на службе в храме. Я сам видел…

Но если мы теперь все – православные, если мы возвращаемся ко Христу и Пресвятой Богородице, то как же можем восстанавливать памятники главным душителям Христианства и расстрельщикам, по сути дела, убийцам – лучших русских поэтов. Ведь Гумилёв был, как известно, не один. И Алексея Ганина за т.н. «Манифест русских фашистов» до смерти умучили в застенках ведомства Феликса Эдмундовича. И Павла Васильева, и многих других – да не тысячи, а миллионы прекрасных русских православных людей, поэтов, писателей, инженеров, учителей, учёных, офицеров, священников. Разве не великого русского учёного и священника отца Павла Флоренского умучили на Соловках, разве не прекрасного русского журналиста Михаила Меньшикова расстреляли перед вратами Иверского монастыря, и разве не голову русского Царя Николая II Александровича передавал английскому разведчику Локкарту на берегу Женевского озера Феликс Эдмундович Дзержинский? А все поголовно, по спискам расстрелянные хоругвеносцы, а все также по спискам деятели Союза Русского Народа. А миллионы русских крестьян, поднявших невиданное в истории восстание против власти Ленина-Свердлова-Урицкого-Дзержинского?

«По большому счету, — пишет Анатолий Степанов, — православные люди становятся (сегодня – Л.Д.С.-Н.) союзниками оголтелых либералов, разрушавших Россию под антисоветскими лозунгами и ныне пытающихся расчленить и погубить нашу страну…».

«…Стоит вспомнить, что именно Сталина, Дзержинского и Орджоникидзе Ленин называл представителями великодержавного русского шовинизма (курсив мой – Л.Д.С.-Н.) в партии большевиков. Это, — комментирует Степанов, — звучит смешно — два грузина и поляк являются великорусскими шовинистами в среде большевиков, но это характеризует политическую позицию Дзержинского еще при жизни Ленина». Читаешь такое, и хочется не смеяться, а плакать. Честное слово. Помню, в детстве у нас во дворе была такая считалка:

Два грузина – третий жид,

По верёвочке бежит…

А ещё помню, — это со слов Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, — её супруг Тихон Николаевич очень любил повторять историю про Минина и Пожарского. Точнее про их памятник. Так вот гражданин Минин поднял руку, указывая князю Пожарскому на Мавзолей и надгробные памятники Свердлову, Дзержинскому, Андропову рядом с ним, говорит:

— Смотри-ка, Князь, какая мразь у стен Кремлёвских улеглась!..

А что, братья и сестры, ведь это и есть настоящая русская позиция настоящего русского отнюдь не «белого», а «чёрногосошного», черносотенного монархического героя…

ГЛАВА V

Итак, Анатолий Дмитриевич Степанов пишет о том, что если даже сам Владимир Ильич называл Феликса Эдмундовича «представителем великодержавного русского шовинизма в партии», то мы сегодня, конечно, должны снять перед Дзержинским шляпы… Даже некоторые Хоругвеносцы растерялись от такого откровения главного редактора «Русской народной линии». Вот, значит как! Дзержинский, Сталин и Орджоникидзе в отличие от Троцкого и Зиновьева, значит, были русскими националистами! А мы-то думали, что по его приказанию тысячами расстреливали членов Союза Русского Народа…

Ну, если мнение Ленина теперь для нас авторитет, то тогда мне остаётся только замолкнуть. Но Хоругвеносцам всё же хочу объяснить, что для Владимир Ильич в партии противостояли друг другу два течения: «истинных коммунистов – интернационалистов, «и тех, кто чуть позже решил строить социализм» в одной отдельно взятой стране». Симпатии Ленина были, конечно, на стороне «интернационалистов», в которые входили такие деятели международного движения как Радек, Бела Кун, Розалия Землячка, а чуть раньше Карл Либкхнет и Роза Люксембург. Вот они-то и были истинными коммунистами, смысл жизни которых, как и самого Ленина, заключался в мировой революции и создании Всемирной республики Советов. А тех, кто хотел создавать эту «республику» сначала в одной России – Ленин и обзывал уничижительно самым страшным для себя ругательством «великорусскими шовинистами»… И не важно, что двое из них были грузинами, а один поляком, всё равно – раз в одной России, значит «русские шовинисты». Если бы Владимир Ильич жил чуть позже, он назвал бы их «русскими фашистами»… Впрочем, Дзержинский был поляком только по матери, по отцу он был евреем. Я видел фото его отца – очень, скажем так, «ярко выраженный тип»… Но всё же, хоть и наполовину, но поляк. А те, Землячки и Бела Куны, все были исключительно одной «интернациональной национальности». Так что великий русский великодержавный шовинист Дзержинский – звучит действительно несколько смешно!..

«Я не думаю, — пишет далее Степанов, — что правильно ставить в один ряд Дзержинского и Троцкого, Ленина, Свердлова. Критики возвращения памятника «железному Феликсу» на Лубянку перечисляют их через запятую, как кровавых демонов революции». На взгляд Анатолия Дмитриевича – «это подтасовка исторических фактов…». Ну, что касается оппозиции Дзержинский-Троцкий, то таковая действительно была. Но Свердлов! Он же, с его женой, был личным другом Феликса Эдмундовича, и горячая эта дружба росла, крепла и созидалась именно на русской православной крови. А ведь нет больше скреп, чем дымящаяся человеческая кровь. Особенно когда это кровь православных христиан…

О том же, о чём и мы, говорит в сущности и Елена Чудинова, когда пишет, что она «не намерена конкретно каждому запутавшемуся рассказывать о «захлопнутых» рвах, о выколотых детских глазках, о комиссаршах, оргазмировавших от собственных расстрелов, о ручьях крови, что текли на улицу из ворот на Гороховой, 2. Не намерена приводить в свидетели ни Тэффи, ни Куприна, ни Бунина, ни Волошина…». А зря, между прочим. Один Бунин с его «Окоянными днями» чего стоит… Цитируя Ивана Бунина, наш современный историк Владимир Карпец пишет, что заполнившие в то время улицы люди действительно не имели ничего общего с «ленинской гвардией» — интеллигентской и в основном не русской. Но также у них было очень мало общего с «Русью уходящей», даже совершенно иной внешний облик: удивительно, но сразу же после марта 1917 внезапно изменились лица русских людей. «Башкирские, прямо сахалинские (т.е. «каторжные» — Л.Д.С.-Н.)» – как писал Бунин в «Окоянных днях». «Но это, — продолжает Карпец, — были именно русские люди. Просто Русь обернулась иной своей стороной, иным «подземным» лицом». И подкрепляет свою и Бунина мысль «Скифами» Блока: «Своею азиатской рожей…».

Нет, Владимир Игоревич, не так всё было! Не «подземным лицом» обернулась Русь! А, во-первых, действительно было множество китайцев, башкир, татар, монгол и других «лиц евразийской национальности», а, во-вторых, и это самое главное, вместо лика под воздействием «красного каббалистического колдовства» сквозь русские лица проступила «дьявольская харя», которую Александр Блок по интеллигентному красиво называет «азиатской рожей». Ну, может, у самого Блока и рожа азиатская проступила, а у, соблазнённого свободой насилия и грабежа, народа русского проступила именно «дьявольская харя», так хорошо, ещё задолго до Бунина, воссозданная ещё в «Бесах» Достоевского.

Сами же «красные дьяволята» прекрасно понимали, что именно они делают. Вот слова их главного красного Демиурга: «…А на Россию, господа, нам наплевать. Мы Россию завоевали, мы будем ею управлять!». Как вы думаете, кто, какое имя стоит под этим заявлением? «Имя ему – Ленин. Это не просто имя — писал в 1990-х годах в замечательно статье в «Земщине» Алексей Широпаев, — Это заклинание, придавившее своей тяжестью огромную страну от моря и до моря. Это имя отравляет наши души, уродует наше сознание, разрушает нашу волю, влечёт безликие толпы в утробу мавзолея – пирамиды, невесть откуда появившегося на русской земле «марсианского» сооружения, напоминающего не то о Древнем Египте, не то о тираниях Центральной Америки, где во время жертвоприношений у людей вырывали сердца.. И разве, — спрашивает Алексей Алексеевич, — не вырывают сердца из нас – каждый раз, когда гонимые тёмной волей (курсив мой – Л.Д.С.-Н.), мы, серая человеческая каша (Бунин – Л.Д.С.-Н.) протекаем, отражаясь в мраморной гробнице, где лежит не принимаемый землёй Ленин?»

Согласен с каждым словом. Я сам немало писал на эту тему древнеацтекского ритуального зиккурата. Но откуда он взялся? Кто настоял на магическом бальзамировании по колдовскому «египетскому» образцу? Кто вообще настоял на всей этой колдовской и несомненно сатанинской мистике? Настояли в основном двое. Маг и колдун партии – Леонид Красин и главный её кровавый жрец – Феликс Дзержинский. Он же был назначен ответственным за точное воспроизведении древнеегипетского сатанинского капища…

А посему, если стоять на действительно православных русских позициях, то надо не памятник Дзержинскому восстанавливать, а Мавзолей с разложившимся трупом с Красной площади убирать. А на Лубянке действительно надо «восстановить» памятник Царю Иоанну IV Васильевичу, ласково нареченному в народе – Иваном Грозным…

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

Савеза Православних Барjяктара

Леонид Донатович Симонович-Никшич