Экономика

Крамольные выводы

Март 20
03:18 2013

Крамольные выводы


Однобокость свободного рынка со ставкой на эгоизм и низменные человеческие страсти ведет к краху


Доктрина космополитичного свободного рынка и стимулирования экономики через разжигание потребительских аппетитов населения трещит по всем швам, обнажая пустоту там, где еще недавно фарисейски рекламировался «небывалый запас прочности». Но самое главное то, что люди — базовый элемент и главный движитель развития как национальных хозяйств, так и всей мировой экономики, — стремительно теряют жизненные ориентиры, то, что помогало им идти вперед.


Для России эта проблема также крайне актуальна, поскольку двадцать прошедших лет мы самым интенсивным образом перенимали зашедшие ныне в тупик экономические и социально-экономические установки и мотивационно-стимуляционные инструменты.


Испарение оптимизма


Минувший пятый год кризисного сериала стал рекордным по результатам социологических и научных исследований, еще недавно казавшихся возмутительно вызывающими, посягающими на аксиомы сложившегося после крушения советской системы миропорядка. Год нынешний доказывает их неслучайность. Вот лишь некоторые результаты и некоторые выводы из представительного списка проведенных работ.


Итак, вывод первый: оптимизм и вера в капитализм стремительно улетучиваются. Аналитики американского центра исследований Pew Research Center опросили более 26 тыс. человек в 21 стране мира. В выборку попали государства BRICS, Европа, США и некоторые другие. Они сравнили настроения в 2012-м и во время кризиса 2008 года. У жителей 15 стран оно заметно ухудшилось. Самыми оптимистичными оказались китайцы со своей планово-рыночной экономикой — 83% опрошенных оценили экономическую ситуацию в стране как «хорошую». По сравнению с 2008 годом уровень оптимизма у них практически не изменился. Тогда уверенных в том, что дела в экономике идут хорошо, и смотрящих в будущее неизменно в светлых тонах было 82%. В абсолютном большинстве стран с неолиберально-свободной рыночной экономикой уровень оптимизма и веры в светлое капиталистическое будущее, напротив, значительно упал. В Японии, например, по сравнению с 13% оптимистов в 2008 году их число в 2012-м сократилось до 7%. В Испании только 6% респондентов в прошлом году считали, что в экономике все хорошо. В 2008 году таковых было 35%. В Греции, судя по результатам опроса, оптимистов вообще практически не осталось — всего 2%! Россияне также растеряли запас оптимизма. За пять лет их число сократилось с 52% до 32%. Именно столько респондентов уверено, что в российской экономике все хорошо.


Российский Исследовательский центр рекрутингового портала Superjob.ru еще в начале 2012 года обнародовал результаты своего опроса, согласно которым в том, что жизнь в стране в последующие пять лет станет только хуже, уверены 42% экономически активных россиян. С сожалением можно отметить, что с 2007 года процент граждан России, которых пугает будущее, неуклонно растет. В прошлом году этот показатель стал рекордным, превысив результат кризисного 2008 года (тогда ухудшение жизни в России прогнозировали 27% наших сограждан). Тревожный сигнал.


Разочарование большинства


Но главное даже не это. На первый взгляд может показаться, что результаты исследований показывают лишь текущий уровень настроений — как люди оценивают умение руководителей бороться с кризисом и уровень устойчивости своих национальных экономик. Выправится положение, и уровень оптимизма начнет расти. Однако проблема гораздо глубже.


Кризис заставляет людей задуматься: так ли хорош капитализм, как они думали раньше. В 2002 году, например, 72% американцев были уверены, что именно свободные рынки делают жизнь людей лучше. В 2012 году с этим согласились только 67% опрошенных жителей самой мощной и экономически развитой страны мира. Гораздо интенсивнее эта вера сокращается в Европе — в большинстве европейских стран она упала ниже 50%. Как, впрочем, и в России, где поддержка свободных рынков снизилась с 60% до 47%.


Эти данные дополняют результаты еще одного исследования, проведенного американским Pew Research Center. Оно было посвящено изучению того, как граждане Литвы, России и Украины оценивают произошедшие за 1991, 2009 и 2011 годы изменения. Итак, появление рыночной экономики 20 лет назад поддерживали 76%, в 2009 году — 50%, а в 2011 году — 45% жителей Литвы, одними из первых вырвавшихся из «ярма» советской хозяйственной и политической системы. По мнению опрошенных, перемены за последние двадцать лет оказались наиболее выгодны политикам (их назвал 91%) и предпринимателям (78%), а не простым людям (20%). 56% респондентов в Литве отметили, что последние 20 лет негативно сказались на качестве жизни. Аналогично ответили 61% россиян и 82% жителей Украины.


18–21 января нынешнего года «Левада-Центр» провел опрос среди 1,6 тыс. россиян в 130 населенных пунктах 45 регионов страны. Социологи, в частности, интересовались, какая экономическая система кажется гражданам более правильной, предложив два варианта ответа. Более половины респондентов — 51% — считают правильной ту экономическую модель, которая основана на государственном планировании и распределении (49% в 2012 году). Экономическую систему, в основе которой лежат частная собственность и рыночные отношения, теперь поддерживают только 29% респондентов (в прошлом году таковых было 36%).


То, что люди теряют веру в доминирующие по всему миру экономические модели, — закономерный результат критической деформации капитализма в сторону безоговорочного обслуживания интересов властносостоятельного меньшинства в ущерб товаропроизводящему большинству населения.


Неравенство = нестабильность


«В Соединенных Штатах с учетом инфляции реальный валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения с 1973 года до середины 1995 года вырос на 36%, но при этом почасовая оплата рядовых рабочих (кто не командует другими, а это подавляющее большинство рабочей силы) снизилась на 14%. В 80-е годы весь прирост заработков достался верхним 20% рабочей силы, а 64% прироста оказались в распоряжении верхнего одного процента. Насколько же может возрасти это неравенство, прежде чем система рухнет?» — писал в 1996 году в своей книге «Будущее капитализма. Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир» известный западный экономист профессор Лестер Туроу.


С тех пор мировой социально-экономический дисбаланс только усугубился. Сегодня, согласно отчету Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), средний доход 10% богатейших жителей стран с развитой экономикой в девять раз превосходит доходы 10% беднейшего населения этих стран. Наибольшая разница доходов богатейших и беднейших граждан зафиксирована в США и Израиле: 14:1. В Великобритании, Италии и Японии отношение составляет 10:1, в Германии и Дании — 6:1. «Общественный договор начинает рушиться в ряде развитых стран», — отмечает генеральный секретарь ОЭСР Анхель Гурриа в отчете.


В целом же в мире 61 млн человек получает такой же доход, как и 3,6 млрд с наиболее низкими доходами. Образно говоря, на каждый доллар, получаемый наиболее состоятельными людьми мира, наиболее ограниченные в средствах 3,6 млрд человек получают порядка 1,6 цента. В России совокупное состояние двухсот богатейших бизнесменов составляет более 460 млрд долларов, лишь на 60–70 млрд уступая всем золотовалютным запасам страны. Такое положение способствует серьезной деформации сознания населения, что представляет прямую угрозу росту и развитию экономики. Это выражается, например, в том, что кредитные аппетиты людей растут, а производительность труда нет. Все хотят быть состоятельными господами, обогащаться любыми способами, а не «горбатиться на дядю», который будет пользоваться в свое удовольствие результатами этого труда. Общественные и государственные интересы в сознании людей постепенно теряют свою значимость, ценность и важность, замещаясь личностнокорыстными мотивами.


Между тем один из важнейших путей стимулирования экономики — это определение направления и выбор инструментария мотивации ее главного, базового элемента — человека. И не просто человека, а гражданина страны, на экономику которой он в конечном счете работает. Если стимулы и инструментарий выбраны неверно или человека с данной экономикой мало что роднит, как на конкретно низовом, так и макрогосударственном уровне, то развитие такой экономики, образно выражаясь, будет мерцающим. То есть неустойчивым и плохо прогнозируемым, какие бы станки ни стояли в цехах заводов такой страны и сколько бы менеджеров с академическим образованием ни трудилось в ее офисах.


Богатство = испорченность


Вывод второй: богатство уродует личность и не способствует консолидации общества.


Психологи из Университета Беркли и Университета Торонто провели серию из семи тщательно подготовленных социологических экспериментов, призванных оценить степень этичности поведения представителей различных социально-экономических классов. Итоги исследования были опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences — респектабельном издании, которое известно своей взвешенностью и осторожным отношением к исследованиям на социо-психологические темы, вызывающие повышенный интерес у публики. Общая картина для представителей имущей части общества по части этики и отношения к другим людям оказалась удручающей. Так, в рамках одного из экспериментов исследователи выяснили, что водители шикарных автомобилей, указывающих на высокий статус владельца, «подрезали» старые фургоны на шоссе гораздо чаще и уступали дорогу пешеходам гораздо реже, чем люди, находившиеся за рулем обычных машин, точнее, в четыре и три раза соответственно.


В ходе второго эксперимента испытуемым говорили, что они могут взять конфеты из вазы, якобы предназначенные для детей в соседней комнате. Люди, которые назвались состоятельными, взяли вдвое больше конфет, чем те, кто не считает себя зажиточным.


Не менее выразительным оказался эксперимент с игрой в кости на компьютере. Выигравший получал подарочный сертификат, позволяющий купить товар стоимостью 50 долларов на сайте Amazon.com. Результаты показали, что состоятельные участники, для которых эта сумма не была «серьезной», тем не менее обнаружили в три раза большую склонность к тому, чтобы сообщить ложные результаты, чем их бедные товарищи. В рамках еще одного эксперимента испытуемые должны были разыграть сценку беседы между работодателем и соискателем, ищущим постоянную работу, которые обсуждают размер зарплаты кандидата. Тем, кто играл роль работодателей, сказали, что должность, на которую рассчитывает соискатель, скоро сократят, так что они могут сами решать, сообщать или нет об этом кандидату. Результаты показали, что представители обеспеченной части общества чаще других предпочитали утаить информацию. По мнению авторов исследования, это свидетельствует об их готовности к обману. В общем, все «лучшие» качества были продемонстрированы во всей красе.


Российское общество впитывает эти «лучшие» качества как губка, и это еще один тревожный момент, о котором много лет назад писал известный отечественный философ и публицист Иван Васильевич Киреевский (1806– 1856). В своей работе под названием «О характере просвещения Европы» он подчеркивает: «Русский человек больше золотой парчи придворного уважал лохмотья юродивого. Роскошь проникала в Россию, но как зараза от соседей». Вот характерный результат этого проникновения. В 1874 году за финансовые махинации был обвинен и сослан в Сибирь «Король Калашниковой биржи», обладатель двенадцатимиллионного состояния Степан Тарасович Овсянников. Так вот, Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя» писал, что когда Овсянникова везли в Сибирь, в Казани он вышвыривал ногами «подаянные копейки, которые ему наивно кидал народ в экипаж: это уже последняя степень нравственной разорванности с народом…»


Чем в 1917 году закончилась эта последняя степень разорванности с народом, мы знаем. Но история, как известно, учит лишь тому, что ничему не учит. Поэтому ситуация, когда одни по колено в «счастье» с лопатой в руках строят из этого «счастья» свое будущее и будущее своих детей, а другие, сидя за многометровыми заборами в «золотых резервациях», обсуждают последние модели парижской моды и события на Уолл-стрит, может плохо закончиться и в наши дни. Причем не только в России.


Кризисы и войны для многого и многих становятся моментами истины, проверками на прочность, состоятельность и истинность. Что касается нашей страны, то, согласно результатам приводимого выше опроса Исследовательского центра рекрутингового портала Superjob.ru, уже 52% респондентов отмечают ухудшение обстановки в стране. По их словам, «практически не решаются социальные вопросы», «реальные доходы населения снижаются», а «злых людей становится все больше и больше». Выступая 23 февраля прошлого года на митинге в «Лужниках», Владимир Путин сказал: люди устали ждать наступления человеческой жизни для себя и своих детей, а не только для власть и деньги имущих.


Диалектика индивидуальности и социальности


Вывод третий: ударники капитализма несчастливы и долго не живут. Как говорится, есть к чему стремиться.


Об этом свидетельствуют результаты научной работы, проведенной в Колледже делового администрирования им. Мендосы Университета Нотр-Дам. Американские исследователи изучили биографии 717 выпускников Оксфорда, Гарварда и Йеля и сопоставили их с данными людей, не оканчивавших престижных университетов. В результате обнаружилось, что обладатели высоких амбиций, как правило, упускают другие аспекты, причем именно те, которые отвечают за долгую и счастливую жизнь, обретение друзей и счастливую семейную жизнь.


Профессор Тимоти Джадж, руководитель группы исследователей, признает: высокие амбиции помогают достичь больших успехов в профессиональной сфере, однако дорого обходятся их обладателям во всех других областях жизни. Но и этими успехами они чаще всего наслаждаться будут не так долго.


По-настоящему крамольными стали выводы исследования, проведенного Ричардом Истерлином и его коллегами из Университета Южной Калифорнии, изучившими данные по ВВП и уровню удовлетворенности жизнью целого ряда стран за длительный период — 12 лет и больше, обнародованные в марте нынешнего года. Ученые выяснили, что рост экономики, равно как и богатства, напрямую не связаны с ростом счастья и удовлетворенности жизнью граждан (в Gallup, например, уверены, что удвоение ВВП приводит к удвоению уровня удовлетворенности жизнью). Приведенные Истерлином данные также свидетельствуют: после перехода к рыночной системе жители России, Восточной Германии и других стран бывшего Варшавского договора стали значительно несчастнее, чем были при социализме. Ученый советует чиновникам и политикам всех стран учитывать счастье и благополучие граждан как показатель успешности проводимой ими политики.


Подводя итог, необходимо отметить, что современная теория экономического роста так и не смогла адекватно учесть то важнейшее обстоятельство, что люди, прежде всего, — социальные существа. И строить экономическое развитие, играя на низменных страстях и худших человеческих качествах, опасно. Это не обеспечит ни хозяйственной, ни общественной стабильности, исковеркает личность и социум, которые в конечном счете изуродуют экономику. Иначе быть не может, поскольку именно человек является базовым, несущим элементом всей конструкции.