История

Константино-Михайловской церкви исполняется сто лет: Как в честь Государя в Вильнюсе храм-памятник строили (Часть II)

Март 16
16:46 2013

Константино-Михайловской церкви исполняется сто лет: Как в честь Государя в Вильнюсе храм-памятник строили (Часть II)


Константино-Михайловской церкви исполняется сто лет


Фото из архива Н. Жукова  / Константино-Михайловской церкви исполняется сто лет


Константино-Михайловская церковь сейчас кажется горожанам неотъемлемой частью пейзажа столицы Литвы. История этого храма, как человека: были и времена рассвета, были падения, в царские времена гремели говоря нашим языком коррупционные скандалы, а на открытие приезжал сам государь. В годы фашистской оккупации храм становился спасением для сотен людей, а отношение к нему было настолько бережное, что даже без дверей и охраны из него ничего не украли. В трех частях мы расскажем об одном из самых уникальных строений Вильнюса и проследим всю историю строительства.


 


Подрядчики


Во время конкурса на возведение храма, организованного И.А.Колесниковым или, как тогда говорили — “на торгах», русская старообрядческая строительная организация не согласилась взять подряд за назначенную сумму. Тогда храмоздатель принял решение передать постройку подрядчикам католического вероисповедания. После чего русские вроде бы обратились с просьбой о получении этого подряда, но их хлопоты оказались тщетными, было уже поздно.


Подряд на постройку храма был отдан И.К. Гуриновичу, а все скульптурные работы, связанные с внешней отделкой – И.К.Возницкому. Что касается внутренней отделки – иконостаса, икон, крестов, колоколов, ризницы и утвари, калориферов и т.д., то это было отдано московским мастерам, которые часть работ должны были выполнить на местах, а другую часть доставлять из Москвы в готовом виде.


Первоначальная сметная стоимость храма-памятника составляла около 200 000 рублей.


Храм был спроектирован в ростовско-суздальском стиле. Вместимость его — 750 человек. Длина храма 18 саженей (38,6 м), ширина 15 саженей (32,2 м), высота средней части 18 саженей (38,6 м). Колокольня высотой 15 саженей (32,2 м). Храм пятиглавый, с колокольней при церкви. Особенностью конструкции храма являлось отсутствие столбов во внутреннем пространстве, что увеличивало свободную площадь.


15 апреля был заключен контракт с подрядчиками, избранными И. А. Колесниковым, и уже 17 апреля на месте постройки храма было совершено молебствие перед началом работ и освящение места.


 


Закладка храма


14 мая 1911 года состоялись торжества, посвященные закладке храма. Литургию в Кафедральном соборе совершил Высокопреосвященнейший Агафангел, архиепископ Литовский и Виленский.


В основание храма была уложена закладная дощечка на которой написано: «Во славу Святыя, Единосущныя, Животвряшая, Нераздельныя Троицы. В лето от Рождества Христова 1911-е мая 14 дня в царствие Благочестивейшего, Самодержавнейшего, Великого Государя Императора Николая II Александровича, при Высокопреосвященнейшем Аганфангеле, архиепископе Литовском и Виленском, командующим войсками Виленским военным округом, генерале от инфантерии Ф.В.Мартсоне и при Виленском губернаторе действительном статском советнике, комергере Дворца Его Величества Д.Н. Любимове, и в присутствии членов Виленского Православного Свято-Духовского Братства, заложен сей святый храм в честь святых Михаила Малеина и Равноапостольного Царя Константина, в ознаменование имеющегося исполниться в 1913 году 300-летия избрания на Царский Престол Родоначальника ныне Божею Милостью Царствующего Дома Романовых, Царя Михаила Федоровича, а также в память ревнителя и защитника Православия и Русской народности в Западной Руси, — воеводы Киевского, князя Константина Константиновича Острожского, сооружаемый на личные средства действительного советника Ивана Андреевича Колесникова».


В этот день была получена милостивая телеграмма от Государя императора:


«Вильна. Преосвященному Агафангелу, архиепископу Литовскому и Виленскому.


Благодарю вас, Владыко, и поручаю передать Виленскому Православному Свято-Духовскому Братству и всем присутствовавшим на закладке новой нашей святыни Мою благодарность за выражение Мне верноподданнических чувств. Николай».


К сожалению, И.А.Колесников по семейным обстоятельствам также не смог лично принять участие в торжествах. От него была получена телеграмма следующего содержания: «Душевно скорблю, что в следствии непредотвратимых обстоятельств приехать на закладку храма-памятника не могу; мысленно в молитвах буду с вами. Колесников».


 


Строительство


Во второй половине мая начались работы по устройству фундамента. Кладка стен и арок храма началась 2 августа. По настоянию Строительного комитета работы велись в две смены.


Строительные работы планировалось завершить к началу зимы 1912 года, с тем чтобы в январе выполнить внутреннюю отделку и оборудование храма.Однако, из-за сильной сырости в храме, отделку пришлось начать позже.


Для устранения сырости, внутри здания были установлены специальные железные жаровни, на которых сжигали кокс.


В сентябре 1912 года храм предстал перед взорами православной Вильны во всей своей величественной красе, ибо были сняты леса с его наружных стен.


Железная решетка оригинального рисунка, установленная вокруг храма, была выполнена московскими умельцами на заводе Шабарова.


15-16 мая 1912 года из Москвы с завода братьев Самгиных были доставлены 13 колоколов для виленского храма. Их общий вес составлял 983 пуда 13 фунтов (16 108 кг). Стоимость свыше 20 тысяч рублей.


Самый большой колокол весил 517 пудов 14 фунтов (8 474 кг). Это был второй по величине в виленских церквах. Первая позиция принадлежала колоколу Свято-Николаевского кафедрального собора (ныне костел Святого Казимираса). Его вес превышал 600 пудов (9 828 кг). Газеты того времени отмечали внешнюю красоту этого гиганта. «Украшен он художественным орнаментом, среди которого с четырех сторон помещены рельефные изображения Иисуса Христа, Божей Матери и святых Михаила Малеина и царя Константина, — писал в своей статье А.И.Миловидов, — вверху вокруг колокола отлит текст «Благовествуй, земле, радость велию, хвалите небеса Божию славу». На каждом колоколе были выполнены свои надписи. На втором, вес которого был 206 пудов (3 374 кг), было написано: «Благовестите день от дне спасение Бога нашего». Третий, 105 пудов (1720 кг), украшали слова: «Вечер, заутра и полудне повем и возвещу, и услышат глас мой». На четвертом: «Заутра услыши глас мой, Царь мой и Боже мой».


20 июля того же года состоялось освящение и поднятие колоколов.


 


Кресты


Кресты для виленского храма были изготовлены в Москве на заводе П.Н. Шабарова. 12 августа 1912 года был совершен чин их освящения. На следующий день они были водружены на церковные главы. Затем купола с крестами были затянуты полотном и специалисты приступили к их золочению. Этот процесс производился по известной технологии с использованием лака мордана и золотникового золота или, как тогда говорили: «по мордану золотниковым золотом».


 


Внутренняя отделка


Внутренняя отделка храма была выполнена В.И.Колупаевым. Она вполне соответствовала внешнему виду и общему стилю постройки. «Росписи стен и растительный орнамент на скрещивающихся арках, церковно-славянские надписи из псалмов переносят мысль в православные храм московской Руси XVI-XVII веков. О том же говорят и священные картины на стенах. На западной стороне направо от хора изображены картины: «Придите ко мне все труждающиеся» и Св. Мефодий. Под хорами – Нерукотворный Образ. По левой стороне хор – Св.Кирилл и картина «Всех Святых радостей Пресвятой Богородицы». На северных и южных сторонах храма изображены во весь рост московские святители: Петр, Алексий, Филипп и Иона», — так рассказывает в своих воспоминаниях А.И. Миловидов.


По словам очевидцев, лучшим украшением внутри храма являлся иконостас, который был изготовлен в Москве С.А.Соколовым. Это был дубовый, в древнерусском стиле, тонкой резьбы иконостас и весь вызолочен чистым золотом. Расположенные в три яруса иконы чудной московской работы, поражали своей художественностью. Выбор икон был сделан с большой предусмотрительностью. Ценители иконописи того времени отмечали: «Очень сильны местные иконы Пр.Михаила Малеина и Св. Князя Константина». Рядом с ними была помещена родовая святыня царствующего Дома Романовых – икона Феодоровской Пресвятой Богородицы. У правого клироса в иконостасе размещались месточтимые иконы: Остробрамская, виленских мученников, Св. Митрополита киевского Макария.


 


«Кто разрешил?»


Когда строительные работы приближались к завершению, из Санкт-Петербурга «вдруг» на имя виленского губернатора приходит письмо от начальника Главного управления по делам местного хозяйства с вопросами: «Кто, когда, как и почему Закретную площадку передал под застройку Свято-Духовскому Братству?»


5 октября 1912 года губернатор обратился в виленскую городскую Управу за объяснениями о сложившейся ситуации. Он потребовал ответить: «Ввиду каких именно обстоятельств постановление Городской Думы от 24 февраля 1911 года о представлении Виленскому Свято-Духовскому Братству Закретной площадки под постройку храма-памятника приведено в действие и произошла передача означенной площадки названному братству».


Городской голова 11 числа того же месяца доложил губернатору:


«Городская Управа доводит до Вашего Превосходительства, что по ходатайству Виленского Свято-Духовского Братства об отчуждении Георгиевской площади под застройку храма-памятника городская Дума на заседании 24 февраля 1911 года единогласно постановила: Уполномочить городскую Управу предложить названному Братству взамен Георгиевского сквера Закретную площадку и в случае согласия на это возбудить немедленно ходатайство о переконформовании для вышеуказанной цели.


Затем Литовская Духовная Консистория отзывом от 20 апреля 1911 года за №333953 уведомила, что епархиальное начальство согласно на принятие площадки под постройку храма-памятника, и просила после перконфирмования таковую передать в духовное ведомство, оформив надлежащим документом.


Но городская Управа не могла исполнить указанного ходатайства Консистории, так как еще не было надлежащего распоряжения о передачи духовному ведомству Закретной площадки, о чем и было сообщено Литовской Консистории 15 июля 1911 г.


Духовное же ведомство, желая воздвигнуть вышеозначенный храм ко дню юбилея царствования Дома Романовых, без передачи городом указанного земельного участка на Закретной площадке приступило к постройки этого храма».


 


Изменение плана


Покуда не было произведено изменение в плане города Вильны, т.е. Закретная площадка официально не была передана под строительство храма, все, что происходило на строительной площадке, можно назвать «самострой в государственном масштабе». И царь поздравлял, и депутаты Государственной Думы поздравляли, и губернское гражданское и военное руководство поздравляли, и прочие поздравляли, и …


И только 19 февраля 1913 года, за три месяца до освящения построенного храма, Техническо-строительный комитет Министерства внутренних дел на своем заседании рассмотрел предложенное Главным Управлением по делам местного хозяйства «Представление Виленского Губернатора, с пятью приложениями,, по ходатайству Виленской Городской Думы об изменении утвержденного плана города Вильны ввиду предоставления Виленскому Свято-Духовскому Братству Закретной площадки под постройку храма-памятника в честь князя Острожского и в память 300-летия царствования Дома Романовых».


В последний апрельский день 1913 года, всего за несколько дней до освящения храма, это разрешение было получено. Это решение было утверждено товарищем министра внутренних дел , свиты Его величества генерал-майором В.Ф. Джунковским.


Конец второй части.