Политика

Конец эры: закат политики холодной войны в Египте и на Ближнем Востоке

Февраль 12
09:14 2011

Конец эры: закат политики холодной войны в Египте и на Ближнем Востоке



На протяжении последних 30 лет отношения Соединенных Штатов и Египта время от времени становились напряженными. Но здоровый страх перед неизвестностью не давал нашему правительству разорвать длительный и проблемный брак по расчету. Сейчас на руинах гнета и притеснений появилась мечта о демократии. Однако это творческое видение будущего Египта требует, чтобы все партии вышли из зоны их политического комфорта и столкнулись с незнакомым и неизвестным. Египтяне взялись за эту задачу с радостью, а вот американские эксперты, политиканы и высокопоставленные политики явно не желают порвать свои крепкие связи с Мубараком, находящимся на последнем издыхании.


По мере того как дискуссии между египетской олигархией и оппозицией становились все серьезней, наиболее комфортным решением мы считали перемены и демократию. Но только если мы сможем справиться с такими переменами. В этой дискуссии доминировал вопрос мирного процесса на Ближнем Востоке. Новости из Египта настораживают. Его роль американского посредника в арабском мире однозначно измениться. Жестокие нападения на протестующих, выступающих за демократию, пугают, не говоря уже о том, какая огромная плата ждет экономику страны. Революция, начатая уличными торговцами в Тунисе, несогласными с вмешательствами правительства и коррупцией, распространилась по региону. Последний фараон вот-вот падет, и реакция его страны станет маяком для будущего арабского мира. Сейчас существует беспокойство по поводу того, что будут делать США, если демократический процесс по смещению Мубарака создаст правящее большинство, не разделяющее интересы Америки.


Также возможно, что новое правительство сможет наладить тесные связи с США, но ему не удастся защитить меньшинства и права женщин. Также есть опасение, что новый Египет будет настроен враждебно к Израилю. Некоторые неистовые аналитики пошли совсем далеко, нарисовав истерические аллюзии на иранскую революцию 1979 года и потенциальное возникновение радикального арабского государства. Конечно, все точки зрения строятся вокруг «Братьев-мусульман», считающихся наиболее организованной оппозиционной политической силой в Египте и жестким оппонентом амбиций США в регионе. К тому же теперь они добились политической легитимности. После трех десятилетий изоляции «Братьям-мусульманам», которые формально находились вне закона, но к которым, тем не менее, прислушивались, правительство Египта предложило занять место за столом вице-президента Омара Сулеймана, когда новое доверенное лицо Мубарака встретится с оппозицией. Нерешительный прогресс и внезапно стихнувшие призывы к отставке Мубарака вынудили лидеров «Братьев-мусульман» пообещать продолжать протест до тех пор, пока президент не уйдет.


Пока очередное появление «Братьев-мусульман» подогревает политический котел в Каире, американские политики и их союзники в Израиле разделяют опасения, что управление Египтом может перейти в руки к исламистам, как это произошло в Газе. Они боятся, что исламизация самого крупного арабского государства сломает Кемп-Девидскую оливковую ветвь и станет предвестником коллапса стабильности в регионе. Это оправданные опасения. Однако стоит усомниться в презумпции, что американская интервенционистская политика усиливает нашу национальную безопасность. Мнение, что США должны вмешаться в события в Египте, имеет место быть, но короновать королей, или тиранов, в других странах – это ни наш долг, ни наше бремя.


В течение десятилетий мы принимали решения во внешней политике, основываясь на том, как местный диктатор хотел наиболее эффективно сотрудничать в рамках наших требований. Да, такое возможно во время холодной войны, когда соперничающая супердержава продвигала советский империализм под дулом пистолета. Сейчас пришло время понять, что интервенционистская политика имеет свои последствия, среди которых — объединение противостоящих друг другу альянсов, распространение оружия массового поражения и терроризм.


Пока правительства в арабском мире подавляют демонстрации, вызванные «бархатной» революцией в Египте, утверждение, что непопулярные американские ставленники усиливают международную безопасность, должно быть оспорено. Наши попытки изменить характер Ближнего Востока через экспорт американских интересов исторически безграмотны, это симптом зарождающейся наглости. Сейчас у нас есть возможность отойти в сторону и позволить народу Туниса и Египта обеспечить новую модель мирных изменений на Ближнем Востоке.


Возможно, сейчас многие группы в регионе не совсем по вкусу Вашингтону, но всем им нужно свое место за столом переговоров, по мере того, как диалог развивается и управление страной обретает форму. Итак, возможно, мы должны будем принимать во внимание нежелание «Братьев-мусульман» принимать политические указания США для того, чтобы спасти нас от нас же самих.


Но, мы же видели улицы Каира, большинство арабов умеренные, мирные центристы, так что, возможно, до этого не дойдет. Иначе говоря, нам просто надо полагаться на то, что они сами найдут лучшее решение, и в то же время проявить немного сдержанности, самим.