Экономика

«Казначейки» США уже мало кому нужны

Март 01
14:18 2011

«Казначейки» США уже мало кому нужны


В своем годовом прогнозе я писал о том, что вечно эмиссионная политика Федеральной резервной системы США продолжаться никак не может, поскольку она ухудшает состояние реального сектора экономики.


События первых недель года показали, что есть и еще одна опасность, которая формально не связана с реальным сектором. Так, на днях Казначейство (Министерство финансов) США сообщило, что в декабре 2010 года инвесторы заметно снизили темпы покупки американских ценных бумаг. В частности, от американских казначейских облигаций избавляется не только Китай, но и американская инвестиционная компания PIMCO (Pacific Investment Management Company), управляющая крупнейшим в мире фондом взаимных инвестиций. Причина распродажи бумаг – обеспокоенность инвесторов по поводу растущего бюджетного дефицита и инфляции в США.


В частности, в своем ежемесячном отчете о динамике рынков капитала Казначейство США сообщило, что в декабре 2010 года инвесторы купили значительно меньше американских государственных долговых обязательств, чем они это делали ранее: если в ноябре американских облигаций было куплено на $93,8 млрд, то в декабре – на $76,8 млрд. На долгосрочные облигации в декабре было потрачено $65,9 млрд, тогда как месяцем ранее – $85,1 млрд. Из них иностранными инвесторами было потрачено $41,8 млрд, а месяцем ранее – $64,5 млрд.


Крупнейшим в мире держателем американских долговых обязательств является Китай, однако с конца 2010 года он начал понемногу распродавать свой портфель. Казначейство США сообщило, что Китай второй месяц подряд сокращает свой портфель американских казначейских облигаций: в декабре китайцы продали американских облигаций на $4 млрд, сократив портфель до $891,6 млрд.


Упомянутая PIMCO сообщила, что за январь этого года доля американских гособлигаций в портфеле фонда сократилась с 22 до 12%. Руководители фонда полагают, что больше всего держателям американских казначейских облигаций следует опасаться инфляции и громадного бюджетного дефицита США, который превышает $1,5 трлн. «Власти пытаются убедить держателей облигаций и рядовых граждан, что инфляция и, самое главное, инфляционные ожидания в ближайшие годы будут чрезвычайно низкими. Они будто бы говорят: забудьте об этом дефиците в $1,5 трлн, с нынешними зарплатами и индексом потребительских цен нет необходимости переживать по поводу того, что инфляция съест ваши деньги и инвестиции. Они пытаются нас в этом убедить», – заявил управляющий директор фонда Билл Гросс.


Не следует недооценивать эти события. Дело в том, что вся идея постоянной эмиссии построена на тех экономических моделях, которые используют власти США (и, кстати, крупнейшие финансовые институты). У этих моделей есть одна особенность: в них ослабление денежной политики (снижение стоимости кредита) эквивалентно прямой денежной эмиссии. На протяжении почти 30 лет денежные власти США стимулировали экономику путем снижения стоимости кредита (учетная ставка ФРС снизилась с 19% в 1981 году до практически нуля в конце 2008 года). После этого начался кризис, который как раз и был связан с невозможностью реструктурировать накопленную задолженность из-за исчерпания возможности снижения стоимости кредита.


Денежные власти США, в полном соответствии со своими моделями, начали эмиссию, и на первом этапе это дало эффект: спад вроде бы остановился. На самом деле это была иллюзия, потому что совокупный спрос продолжал падать; сокращался также совокупный портфель банков. А к концу 2010 года, после начала программы QE2, и вовсе начались проблемы: цена на казначейские облигации США стала падать.


Из приведенных выше данных, в общем, понятно, почему: основные держатели этих бумаг стали от них избавляться. Фактически это означает, что ФРС должна увеличивать свою эмиссию для компенсации выпадающего спроса и оттягивания с рынка избытка предложения. Если этого не сделать, то падающая цена на вторичном рынке вызовет падение и на рынке первичном, что приведет к быстрому росту дефицита бюджета США и необходимости еще большей эмиссии. Другими словами, объективные проблемы, связанные с избытком притока денег в финансовую систему США, существенно возрастут; в частности, серьезно вырастет желание многих стран сократить свои пакеты американских «казначеек».


Иными словами, те возможности, которые денежные власти США считали вполне доступными и реализуемыми, оказались не совсем таковыми. Сегодня можно долго спорить на тему о том, были ли изначально неправильными те модели, которыми руководствовались американские эксперты (напоминаю, что несколько месяцев тому назад банк «Голдман Сакс» сообщил, что для преодоления кризиса нужно напечатать еще около $4 трлн), или просто радикально изменились условия. Но, в любом случае, факт, что называется, налицо. И всем становится понятно, что та модель, которую предложили денежные власти США в конце 2008 года и подтвердили этой осенью, приняв программу QE2, больше не работает или, в лучшем случае, доживает последние дни.


Выходов тут, как понятно, два: первый – искать другие способы снижения стоимости кредита, который, в отличие от учетной ставки, пока не нулевой; второй – смириться с переходом к дефляционному сценарию. Первый был бы хорош, если бы было понятно, как это сделать; второй приведет к необратимым социально-политическим последствиям. Поскольку этого второго не допускают политики, денежным властям остается тянуть время и надеяться на лучшее. А именно – что кто-то все-таки придумает, как дальше снижать стоимость кредита.