Горячие точки

Казахстан готовят к ливийскому сценарию

Октябрь 27
08:30 2011

Казахстан готовят к ливийскому сценарию


В конце прошлой недели стало известно, что бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр стал консультантом руководства Казахстана по вопросам реформирования экономики. Казалось бы, ничего особенного в этом нет. Казахстан проводит либеральные реформы с начала 90-х, тогда же местные элиты стали отправлять своих детей на учебу в западные университеты, и теперь в стране есть слой квалифицированных и ориентированных на Запад специалистов. Тони Блэр, со своей стороны, уже три года успешно занимается финансовым и экономическим консультированием. Его клиенты, среди которых числятся инвестиционный банк JP Morgan, страховая фирма Zurich Financial Services и один из богатейших людей мира, французский бизнесмен Бернар Арно, не скрывают, что ценят не только квалификацию бывшего премьера, но и его нетривиальные связи. Почему бы и Казахстану не воспользоваться этими возможностями? Все так, если бы не некоторые пикантные подробности.



Дело в том, что до начала событий в Ливии Блэр консультировал по финансовым вопросам Муаммара Каддафи и даже считался «другом его семьи». И теперь, надо полагать, опыт, полученный в Ливии, будет творчески применен в Казахстане, где общество тоже разделено на кланы, где идет бурный процесс родоплеменной и этнической дезинтеграции, осложненный противоречиями между жузами, и где реанимирована средневековая модель кадровой политики. Нет, Казахстан, конечно, отличается от Ливии, прежде всего, потому, что процессы социальной деградации еще не зашли так же далеко, но они идут и весьма интенсивно.


Еще одним фактором, все в большей степени определяющим лицо Казахстана, население которого никогда не отличалось религиозным фанатизмом, становится ислам. Даже в больших городах появилась мода на бороды и хиджабы, а в западных регионах, в Атырауской, Мангистауской, Актюбинской областях отмечено распространение салафизма, одной из ветвей которого является ваххабизм. Дело дошло до того, что Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК) призывает запретить салафизм, а заодно и въезд в страну миссионеров из арабских стран.


На вершине этой взрывоопасной пирамиды находится достаточно алчная и неоднородная по своей ориентации элита. Одни смотрят в сторону Америки, другие связаны через бизнес с китайским или российским лобби, и на сегодняшний день только авторитет президента Назарбаева удерживает в состоянии относительного равновесия эту сложную, раздираемую еще и аппаратными интригами систему.


В начале года казахстанский парламент одобрил поправки в конституцию, позволяющие Нурсултану Назарбаеву избираться президентом неограниченное количество раз. Эта по сути монархическая инициатива не мешает помощникам президента носиться с идеей превращения Казахстана в парламентскую республику, что воспринимается элитами как попытка защититься от появления нового, облеченного теми же полномочиями лидера, который, не обладая достоинствами Назарбаева, может превратиться в опасного для всех деспота.


Их беспокойство понятно. Этим летом Нурсултану Назарбаеву исполнился 71 год, а достойного преемника, способного ориентироваться в международных раскладах, действовать в интересах страны и «строить» элиты, пока не видно. Его поискам мешает не только кадровый голод, но и игра местных кланов, которые, стремясь расширить свое влияние, не жалеют усилий на превентивные зачистки тех, кто может претендовать на роль нового лидера.


Главными объектами пристального внимания элит являются зятья Назарбаева. Достаточно напомнить, что четыре года назад был затравлен и покинул страну муж старшей дочери президента Рахат Алиев. Он контролировал многие казахские СМИ, имел связи в правоохранительных органах и явно злоупотреблял этими возможностями, за что и поплатился. Сегодня в аналогичном положении оказался муж средней дочери Тимур Кулибаев, контролирующий деятельность системообразующих государственных холдингов. Впрочем, в этих играх участвуют не только местные кланы.


Роль детонатора последних неприятностей сыграли события в Жанаозене, где разом забастовали все нефтяные промыслы, находящиеся в ведении китайских компаний. При этом соседние скважины, разработкой которых занимается западный бизнес, продолжали спокойно работать. Забастовка в Жанаозене сочувственно освещалась американскими и европейскими СМИ.


Тимур Кулибаев, назвавший зачинщиками забастовки казахов, приехавших из Туркмении и Узбекистана, немедленно был заклеймен за разжигание социальной розни, а руководство молодежного движения «Рух пен тил» пообещало довести дело до суда. Затем, в минувший вторник тот же «Рух пен тил» провел в Алма-Ате восьмитысячную демонстрацию с требованием отставки «прокитайского» премьера Карима Масимова и выхода из Таможенного союза с Россией.


Вся эта молодежная суета поразительно похожа на то, что происходило на Украине накануне «оранжевой» революции, с той разницей, что казахский «Рух» пока не несет плакатов «Назарбаев, геть!». Зато казахская молодежь выступает против сотрудничества с Россией и Китаем и методично атакует людей, на которых опирается президент.


Если учесть, что богатый своими недрами и важный в геополитическом смысле Казахстан является объектом пристального внимания России, Китая и США, нетрудно сообразить, кому выгодны выступления казахской молодежи. Особенно, если принять на веру слухи об интенсивных контактах западных эмиссаров с руководством казахских кланов, о попытках наведения мостов и разнообразных обещаниях и заверениях.


Пока речь, разумеется, не идет о создании переходного национального совета или о каких-то происках против Назарбаева. Зачем такие страсти, когда можно подождать, тем более что президент немолод и не очень здоров. Речь, судя по всему, пока лишь о том, чтобы подготовиться к естественному ходу событий, создав предпосылки для правильного властного транзита.


А вот как это делать – вопрос технологии, и здесь как раз и может сыграть роль сходство ситуации в Казахстане с Ливией. И там, и там клановый средневековый социум соседствует с передовыми технологиями. Разрыв между ориентированными на западный образ жизни казахскими городами напоминает отчуждение между развитым севером и диким югом Ливии. В обеих странах та же борьба кланов, те же игры по разжиганию социальной и этнической розни, те же попытки заразить общество исламским фанатизмом.


И для полноты картины – тот же Тони Блэр в роли советника.