Политика

Катализатор Сноудена. Как история экс-агента АНБ повлияла на международные отношения

Июль 15
14:51 2013

Катализатор Сноудена. Как история экс-агента АНБ повлияла на международные отношения


Весьма вероятно, что бывший сотрудник АНБ Эдвард Сноуден пересечёт всё-таки границу России, покинув транзитную зону аэропорта Шереметьево. Это, безусловно, станет ударом по самолюбию американцев. Ведь после того, как шереметьевский затворник встретился с российскими правозащитниками и заявил, что согласен на любые условия ради того, чтобы получить политическое убежище, Барак Обама в срочном порядке связался по телефону с Владимиром Путиным.


Однако что мог сказать американский президент своему российскому коллеге? На Западе не раз предоставляли убежище людям, которых Москва обвиняла в терроризме и уголовных преступлениях. Сноуден же — молодой идеалист, который решил поведать миру о крушении собственных иллюзий. За время работы в спецслужбах он осознал, что Соединённые Штаты — это вовсе не «город на холме», а циничная империя, которая всё больше превращается в оруэлловского «старшего брата». «Я не планировал причинить вред США. Я всегда хотел процветания Америки», — заявил он недавно. И, надо сказать, что среди американцев таких наивных альтруистов становится всё больше. Это не завербованные иностранные агенты, это — люди, которые считают себя патриотами и руководствуются собственным пониманием общественного блага. (Вспомним, например, Брэдли Мэннинга, который передал сайту Wikileaks 750 тысяч секретных военных документов о ситуации в Ираке и Афганистане). Да, с точки зрения американских спецслужб — это предатели, но многие в Вашингтоне считают их разоблачителями и борцами за свободу. «Точно также, — пишет The Amecican Thinker, — в Римской империи были граждане, мечтавшие о возрождении республиканских традиций, которые были убеждены, что сохраняют лояльность Риму, но при этом боролись с имперской машиной». Конечно, такими людьми движет не только альтруизм, но и жажда славы. И не случайно казус Сноудена для некоторых экспертов стал доказательством того, что отдельная личность играет всё-таки в истории немалую роль.


На первый взгляд, это действительно так. Вся мировая политическая элита только и говорит о деле бывшего агента АНБ. «Сноуден открыл ящик Пандоры, — отмечает обозреватель The American Spectator, — стал причиной громких дипломатических скандалов, нарушил хрупкое равновесие, существовавшее в мире». В реальности, конечно, всё сложнее. Шпионская эпопея, за которой затаив дыхание следят обыватели, позволила великим державам чётко обозначить свои внешнеполитические установки. Можно сказать даже, что история экс-агента АНБ стала своеобразным катализатором, который ускорил химические реакции, проходящие в современном мире.


Европейцы, которые в результате откровений Сноудена должны были по идее отвернуться от своих трансатлантических партнеров, утёрлись и сделали вид, что ничего криминального не произошло. Ну, шпионят за ними американцы. Что здесь, правда, такого: ревнивые мужья, бывает, даже нанимают частных детективов, чтобы они следили за их благоверными. Более того, страны ЕС вытянулись по струнке, когда американцы потребовали остановить самолет боливийского президента Эво Моралеса и обыскать его, — вещь абсолютно неслыханная в мировой практике. Таким образом, все разговоры европейских идеологов о том, что в отличие от Соединенных Штатов государства Старого Света привержены нормам международного права, оказались пустой болтовней. Европа продемонстрировала, что для неё нет ничего важнее трансатлантического «братства» (если так можно называть полное подчинение слабых сильному).


Для Латинской Америки, которая давно уже критикует империю «гринго», дело Сноудена стало прекрасным поводом для бравады. Особенно ярко это проявилось после эпизода с самолетом Моралеса. «Обыск президентского лайнера, обладающего полной неприкосновенностью, представляет собой отголоски колониализма, который, как нам казалось, исчез навсегда», — эмоционально жестикулируя руками, заявила аргентинский лидер Кристина Фернандес де Киршнер. Дипломатический скандал стал причиной созыва внеочередной встречи Южноамериканского Союза наций UNASUR. Участники саммита потребовали от европейцев объяснений и извинений. А затем Сноудену официально предложили политическое убежище сразу две латиноамериканские страны — Никарагуа и Венесуэла. Правда, такое ощущение, что делается это всё с большой неохотой, по инерции. Конечно, Николасу Мадуро не хочется, чтобы все говорили: Чавес бы Сноудена принял, а у нынешнего венесуэльского президента «пороха не хватает». Однако головной боли с Америкой в действительности не хочет никто.


Даже российские политики и дипломаты, которые призывают предоставить убежище Сноудену, понимают, что на Западе это вызовет очередной всплеск русофобии. Хотя очевидно, что, приютив экс-сотрудника АНБ, Россия не нарушит международное право и в каком-то смысле даже вернёт старый должок странам Запада, которые отказывались в свое время экстрадировать в Москву Березовского и Закаева. С другой стороны, Сноуден, во всяком случае, до сих пор — не завербованный Россией агент, и мы не обязаны обеспечивать его защиту. Путин предложил беглецу остаться в Москве лишь при одном условии. «Сноуден должен прекратить наносить ущерб нашим американским партнёрам, — заявил он, — как бы это ни звучало странно от меня…» Звучит немного иронично, но довольно-таки дружелюбно. Начинать холодную войну с Обамой из-за американского компьютерного гика Путин явно не стремится. Тем более что в последнее время американская администрация не раз уже демонстрировала желание примириться с Россией.


Да, американская газета The Washington Post назвала линию Москвы в отношении Вашингтона «геополитическим рэкетом». Но рэкет это или жёсткий торг? Мы видим результаты. Россия заявила о готовности поставить Ирану комплексы ЗРК, аналогичные тем, что были возвращены с полдороги Дмитрием Медведевым. И Белый дом пока не протестует. США не спешат поставлять оружие сирийской оппозиции, притормозили развёртывание американской ПРО в Европе (официально из-за сокращения расходных статей бюджета). Все это можно расценивать как попытку найти баланс в интересах между Кремлем и Белым домом. «В США, похоже, поняли, наконец, — утверждает политолог Дмитрий Саймс, — что Россия не бобик, который стоит по стойке «смирно» и высовывает язычок по команде американского начальника». Таким образом, казус Сноудена в какой-то степени помог заново расставить акценты в российско-американских отношениях.


Что же касается самого экс-агента АНБ, по мнению многих обозревателей, его вполне можно было бы назвать героем нашего времени. Действительно, скромный аккуратный паренёк в очках давно уже вызывает больший интерес, чем накачанные супермены. В истории Сноудена есть всё, чтобы затмить ставшую однообразной бондиану: политические интриги, погони, разоблачения.


Кстати, с английского фамилию Сноудена можно перевести как «снежное логово». Чем не название для фильма?