Культура и искусство

«Канонизация Воина Евгения»

евгений-родионов
Август 16
22:16 2018

Много пройдено дорог, много совершено Крестных Ходов и Православных шествий. А сколько  таких Крестных Ходов мы прошли за 25 лет! И в Сербии, и в Черногории, и в Святогорской Лавре, и в Почаевской, и в Москве – 100-тысячными Крестными Ходами, и в Тайнинском у памятника работы Вячеслава Михайловича Клыкова, и в Муроме у памятника Илье Муромцу, его же работы, и каждый год на 23 мая на могиле великого Русского святого – Воина-Мученика Евгения Родионова, который давно уже прославлен в душе народа и в России, и в Сербии, и в Греции, и по всему Православному миру. Только наша комиссия по канонизации всё никак не хочет «канонизировать» Женю ни сегодня, ни завтра – никогда. А мы ездим на могилу и общаемся с великой Русской женщиной – матерью Воина Евгения Любовью Васильевной. И стоим вместе с пограничниками и казаками и нашими Сербскими братьями – добровольцами в почетном карауле. Вот Леонид Донатович в четнической «шубаре» (шапке) на фоне Нерукотворенного Образа стоит с портретом Владыки Николая Велимировича в руках, а вот Валерий Александрович и Хоругвеносцы разговаривают с матерью Воина Мученика и Героя Евгения Любовью Васильевной Родионовой… Когда-то я писал:

Священная война

“Россия, Русь — храни себя, храни!” —
В который раз враги тебя хоронят,
В который раз до самых узд в крови
Хазарские в ночи несутся кони.

В который раз Христу кричат: “Фашист!”,
“Антисемит!”, “Зарвавшийся подонок!”
“Спускайся вниз!” — хохочет талмудист,
“Спускайся к нам!” — кричат попы с амвона.

“Докажет пусть! — что он не снял Креста!
Где данные, что этот Родионов
Пред смертью не отрёкся от Христа
По нами узаконенным канонам?”

“Докажет пусть! — что точно говорил
В последний миг, что нами предписано,
Что ни на йоту он не отступил.
Под лезвием чеченского кинжала…

А до того: что лезете вперед?!
Кто разрешил вам ваше прославленье?!
Кто мучеником Женю назовёт —
Тот попадет под вечное прещенье!

Кто разрешил иконы вам писать?
Пока не завершили мы дознанье,
Кто вам позволил Женю прославлять,
Не принеся пред нами покаянья ?”

И матерям истерзанной России
Комиссия презрительно цедит:
“Подумаешь, она скорбит о сыне,
Разве один он варварски убит?

Уж мы-то знаем: прелесть и гордыня —
Вот, что её, упорствуя, ведёт.
Подумаешь — она скорбит о сыне,
Подумаешь — о нём скорбит народ…”

Любовь Васильевна, держитесь, не сдавайтесь,
Что в жизни Ад, то после — точно Рай,
А вы, “потомки” — дальше сомневайтесь
И параграфы лейте через край.

Я вижу: приближается мгновенье,
Когда простой измученный Народ
Поймёт вдруг разом ваши “прославленья”
И покаянье русское рванёт.

Тогда не крикнешь, не запричитаешь,
Не спрячешься за “Господи, спаси!” —
Россия Женю сердцем прославляет,
Чтоб он возглавил воинство Руси.

+  +  +

Вот вам!

Вот вам, Комиссия, ответ басурманский!
Вы Женю Родионова прославлять не хотели,
Детям в спину пули в БЕСлане
Со свистом и хохотом быстро летели.

Тел окровавленных в камнях груды,
Тут и детишки из первого класса,
Пули чмокали, пули свистели,
Били умело по детям асы.

Вас бы туда — в зал тот спортивный,
Там — меж шахидов, бомб и гранат —
Свод прославления — перечень длинный
Читать над останками мёртвых ребят.

А вы, кому дорог и свят Евгений,
Царя Иоанна кто Грозного чтит,
Для вас наступило время Отмщенья,
Для вас Иоанн Великий гудит…

Слышите, братья, гул суровый:
Это невинная кровь вопиёт.
Правда, что Бог вначале был Словом,
Но только сегодня Бог — пулемёт!

Время Великой Войны Священной:
Алым окрасилась ранняя рань,
Встань пред иконою преклоненно:
Воин Евгений, веди нас на брань!

Рёв истребителей, гул канонады,
Уж небеса, а не танки горят,
Новый Георгий над смертью и адом —
Воин Евгений ведёт отряд.

Все в ярких нимбах, простые ребята,
Мягкие лики славянских черт,
А им навстречу орды отрядов —
Отряды “джихада” летят на смерть.

Вот она вспыхнула страшная сеча,
“Слава Христу!” на “Аллах Акбар!”,
Где он теперь ваших прав человечьих,
И смыслов высоких, и чисел жар?

Вот оно страшное мщение Божие:
Вы не желали прославить Женю?
Теперь, врываясь, чёрные рожи
Будут расстреливать ваши семьи.

А вы, черносотенцы, — ваше время!
В небе над нами горит Икона,
Крест в полнеба и Воин Евгений
С Русской фамилией —Родионов.

+  +  +
И ещё вот это, тоже посвященное Евгению Родионову:

Ответ Хоругвеносцев журналисту Сергею Чапнину и секретарю синодальной Комиссии по канонизации священнику Максиму Максимову, опубликовавшим в газете «Церковный вестник» кощунственную статью о Святом Мученике Евгении Родионове и его матери Любови Васильевне.

Нам сообщил в статье «Церковный вестник»,
Что на могиле Жени нет чудес,
И доказательств нету – хоть ты тресни! –
Хотя я видел в небе белый Крест.

Огромный Крест стоял в высоком небе,
Пока звучал торжественно молебен,
И чисто пел звенящий женский хор,
Мне Крест во сне является с тех пор…

Но те не верят, словно фарисеи,
Христу кричат: «Сойди, сойди с Креста!»
«Ты не святой!» – кричат они всё злее, —
«Мы знаем, ты не соблюдал поста!»

«И мать твоя в ближайший храм не ходит,
И на кассетах точно не поймёт,
К тебе, или к другому смерть приходит,
И чью главу в руках палач несёт…»

«Зачем она в Чечню теперь летает,
Зачем ребятам крестики везёт,
Зачем Шаманов не постясь, не каясь,
Даёт ей персональный самолёт?»

Что им ответить? – Женя Родионов,
Наверно жил не как святой аскет,
Но, всё же, други, Женина икона
Должна была увидеть белый свет.

Хотя бы потому, что те солдаты,
С кровавых не пришедшие полей
Быть может не всегда бывали святы,
Но всё же превратились в журавлей.

И потому, что Родина страдает,
И потому, что чёрная чума
По миллиону Русских убивает,
И просто так: что б не сойти с ума,

И потому, что в мире есть Надежда,
И наш Спаситель искупил грехи,
И потому, что в море лжи есть нежность,
Когда звучат священные стихи.

И потому, что Русь живёт Любовью,
Умученных, кто не сошёл с Креста,
И потому, что я пишу их кровью
По клеточкам тетрадного листа.

И что бы знать, что есть на свете Чудо,
Что на Руси распродано не всё,
Что победивши Смерть теперь оттуда
Нам Женя Воскресение несёт.

Что есть на свете нечто, что нам свято,
Как эти ветви плачущих берёз,
Что к нам вернуться Русские солдаты,
И их возглавит Сам Иисус Христос.

А рядом с Ним Евгений Родионов,
И воины «Курска» в Ангельском строю:
Вот из чего рождается Икона,
В которую я верю и люблю.

Сгущает тьму ответственный учёный,
Оправдывая тайно палача…
Но с нами здесь Евгений Родионов
И перед ним уже горит свеча.

В одном строю теперь непобедимом,
Среди хоругвей, стягов и знамён,
Пойдёт вперёд спокойно и красиво
Отдельный Православный батальон.

И мы прославим наших Стратилатов,
И зазвучит высокой медью стих,
Уходят в небо Русские солдаты,
И впереди идёт Архистратиг.

И пусть идут навстречу легионы,
Рубя святыни Русские с плеча
Но создана Евгения икона
И перед ней затеплена свеча.

И вот это:

СЕРБСКИЙ АНГЕЛ

Любови Васильевне Родионовой

Сербский Ангел над нами на знамени
Расправляет златые крыла,
В багровеющем облачном пламени
Разожжённая ветром зола.

В Небесах над Крестом в багровеющей
В золотисто-пурпурной дали,
Лик бойца, победившего немощи,
Ради русской Священной Любви.

Мы стоим у Креста над могилою,
Мы стоим у Святого Креста,
Женя вымолит Веры и силы нам,
И Любви у Иисуса Христа.

Мы стоим у Креста под Распятием,
Сербский Ангел над нами парит,
Помянём же Евгения, братия,
И Евгений нас благословит.

Выходить на Святое Сражение
За великое дело Любви,
И стоять за Христа до сожжения,
Брат Евгений, нас благослови !

Мы стоим у Креста под распятием,
Сербский Ангел над нами парит,
Поклонимся Евгению, братия, —
Нам монах Пересвет говорит.

Поклонимся Евгению, братия,
Память Вечную вместе споём, —
Сербский Ангел парит над распятием,
Рядом с Чёрным Российский Орлом.

Много будет ещё испытаний нам,
Много будет ненастий и гроз,
Но Евгений нас смертным страданием
Искупил, как Распятый Христос.

Мы стоим у Креста под Распятием,
Сербский Ангел над нами парит, —
Поклонимся Евгению, братия, —
Нам батяня комбат говорит.

Мы положим Евгению, братия,
Наш земной самый низкий поклон,
Поклянёмся же здесь, у Распятия,
Не продать лики русских икон.

Мы стоим у Креста Русской ратию,
Сербский Ангел над нами парит.
Первый СПРАВА в ряду под Распятием
Родионов Евгений стоит.

2000 г.

Да, эти и другие стихи, посвященные Воину Евгению, я писал давно, в 2000-м году и ранее. А прославления как не было, так и нет. И это тогда, когда в Сирии уже тысячами, десятками тысяч уничтожают Христиан, а в Священном Сербском Косово скоро снова начнется геноцид православных Сербов! Но Русские и Сербы – простые Православные люди – Воина Евгения уже давно прославили. И ничто, никакие комиссии, не смогут остановить его почитания. Эти свои стихи я от имени братьев-Хоругвеносцев посвящаю великой русской женщине – матери Воина Евгения – Любови Васильевне Родионовой. Храни её Господь, Пресвятая Богородица и все Святые в Земле Российской просиявшие.

Глава Союз Православных Хоругвеносцев,
Председатель Союза Православных Братств,
представитель Ордена святого Георгия Победоносца и
глава Сербско-Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович-Никшич

Страны

Об авторе