Политика

Как правильно поделить Вильнюс?

Фото: REUTERS/Ints Kalnins
Фото: REUTERS/Ints Kalnins
Октябрь 17
00:11 2014

Последние события, происходящие в Европе по пересмотру границ государств и образования автономий в связи с восстановлением исторической справедливости, вызывают еще больше общественно-политических споров в Беларуси, России и Польше о возвращении Вильнюса.

Напомним, что почти 600 лет (!!!) – с момента основания города в 1323 году и до присоединения его к межвоенной Польше в 1922 году – Вильнюс являлся столицей и культурным центром белорусских земель в различных государственных образованиях: Великом княжестве Литовском, Речи Посполитой, Северо-Западном крае Российской империи, Белорусско-Литовской ССР.

Как известно, белорусы утратили свой Вильнюс в феврале 1922 года: Пилсудский присоединил Вильнюс к межвоенной Польше. Затем осенью 1939 года в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа Восточная Польша оказалась под советской властью: город снова вернули белорусам – в составе Советской Белоруссии была создана Виленская область.

Однако окончательной на сегодняшний день датой утраты белорусского Вильнюса принято считать 10 октября 1939 года – день подписания Сталиным литовско-советского договора о передаче Литве Вильни и Виленской области с целью завоевать лояльность литовского правительства (согласно мемуарам главы МИД предвоенной Литвы Юозаса Урбшиса).

В результате бывшая государственная территория Литовской Республики значительно расширилась: «…в ознаменование вступления в состав территории Литовской ССР, была передана часть территорий Белорусской ССР в районе населенных пунктов, носящих ныне следующие названия – Друскининкай, Марцинконис, Рудня, Шальчининкай, Девянишкес; Швенчёнис, Адутишкес, Твярячюс, Даугилишкес».

С тех пор, вот уже 75 лет Вильнюс оторван от исторических корней – белорусских земель. В октябре белорусы отмечают День памяти утраты «колыбели» белорусской культуры.

Однако в СМИ и выступлениях различных политических деятелей Польши и, как ни странно, даже России звучат претензии о принадлежности Вильнюса полякам и русским.

Так, на днях интернет-издание newsbalt.ru опубликовало статью о том, что Вильнюс вообще был территорией Московского княжества: «…город Вильна от славянского названия реки, на которой расположен, изначально имеет славянский и православный генезис, начинающийся еще со времен Великого киевского князя Ярослава Мудрого в 1038-40 годах, ходившего на Литву», что повергло в шок даже литовских школьников.

Если говорить о правах Польши, то на сегодняшний день в Вильнюсе проживает около 60% поляков. В связи с этим, Польша без зазрения совести считает город своим, и регулярно представители официальной Варшавы приезжают поздравить жителей с Днем города.

Хотя, если проанализировать этнический состав, то литовским город не был никогда. До войны Вильнюс принадлежал полякам и евреям, литовцев было здесь очень мало. Так, согласно Справке о регистрации жителей города на 1 августа 1945 года, из 100 тысяч населения в нем проживало только 6,9% литовцев, большая же часть (83%) составляли поляки.

Для того, чтобы сделать город литовским, было принято решение о репатриации поляков и принудительном заселении Вильнюса коренными литовцами. Был даже утвержден «План покрытия потребности трудовых кадров для города Вильнюса» и «План мобилизации и перевода трудовых кадров в город Вильнюс из городов и уездов Литвы в количестве 20 000 человек».

Однако, несмотря на административные меры, город и по сей день остается многонациональным, подтверждением чего являются слова экс-министра иностранных дел Литвы Аудронюса Ажубалиса: «Я с детства жил в Вильнюсе, игрался и дрался с детьми разных национальностей – литовцами, белорусами, русскими, поляками, украинцами, евреями. Я считаю, Вильнюс принадлежит не только литовцам, а всем названным народам».

Казалось бы, учитывая историческую связь с соседними государствами, современному правительству Литвы надо бы выстраивать и соответствующую политику, направленную на укрепление региональной безопасности. Однако, как сообщают местные СМИ, официальный Вильнюс проводит целенаправленную работу по эскалации напряженности с Беларусью, Польшей и Россией, тем самым, подстрекая последних к дискуссиям о смене «хозяев» древнего белорусского города.

Об авторе

  • Александр Гуринович: Как Вильня стала жемайтским(летувисским) городом. В межвоенный период(1921-1939г.г.) Вильня была политическим и культурным центром Западной Беларуси, её неофициальной столицей. Здесь находились резиденции всех беларуских политических и общественных организаций, работали беларуская гимназия, беларуский музей, ряд научных и культурно-просветительских организаций, редакции газет и журналов. Правда ситуация менялась к худшему и перед второй мировой войной количество их в результате шовинистической политики польских властей значительно уменьшилось. После присоединения зап. Беларуси к БССР беларуская общественность Вильни была уверена, что город наконец то будет в составе Беларуской республики. Официальные советские власти даже подготовили массовые празднества по случаю присоединения Вильни «на веки веков». Была создана Виленская область , начала выходить как и в других областных центрах Беларуси, газета «Виленская правда» на беларуской мове. Но произошло иначе. 10 октября Сталин передал Вильню с Виленским краем (это была территория с населением 457 тыс. человек) Летуве. Нарком СССР Молотов отметил тогда: «Мы знаем, что большинство этой территории не летувисская, но историческое прошлое и поползновения летувисского народа тесно связаны с городом Вильня, и правительство СССР посчитал необходимым уважать эти моральные факторы». Понятно что такая «подача» должна была быть оплачена. Сначала Москва получила право на размещение в Летуве военных баз, а вскоре, как известно и вообще «проглотила» её. После присоединения Виленщины к Летуве жамойтское(летувисское) население города начало быстро возрастать за счёт эмигрантов из этнических жемайтских земель. Происходило это «благодаря» притоку рабочих в промыщленность, и в результате наплыва массы чиновников, полиции, войск. Положение беларусов стало ещё более тяжолым чем при поляках. Летувисская пропаганда утверждала, что они не беларусы, а «утраченные летувисы», что им надо только поменять фамилию, присоединив «ас» или «ус», и научиться говорить на летувисском языке. Безработица среди беларусов увеличилась, они дискриминировались при устройстве на гос. службу. Тем из них кто родился вне Виленщины отказывалось в получении летувисского гражданства. Во время войны инициаторами карательных акций со стороны немцев против национально сознательных беларусов часто были польские шовинисты. Это вместе с предвоенными сталинскими репрессиями было причиной катастрофического уменьшения беларуской интелегенции в Вильне. И тем не менее во время войны здесь работали беларуская гимназия, учительская семинария, начальная школа, издавалась беларуская газета. По календарным записям» Адама Станкевича, в конце войны летувисы панически боялись беларусов, справедливо полагая, что их активный калабарционизм с одной стороны и широкое сопротивление оккупации и колоссальные жертвы со стороны беларусов с другой могут дать основание к повоенному пересмотру судьбы Вильни. Но Сталин не посчитал нужным возвращаться к этому вопросу. Окончательное уничтожение беларуской культурной среды в Вильне произошло сразу после войны. Летувисское правительство в лице министра образования Ю. Жугжды не разрешило открыть ни одной беларуской школы, чего добивались А. Станкевич и другие беларуские деятели. Были ликвидированы беларуская гимназия, учительская семинария, известный музей имени И. Луцкевича. Всё это происходило с новой валной репрессий против беларуской интелегенции. Практически все беларуские национальные деятели и их семьи попали под аресты и депортацию. По согласованию с Москвой и Варшавой вместо беларуских школ начали насаждаться польские и русские, стала выходить газета на польском языке «Красный штандарт». Как и ранее польские ксендзы старались вбить в головы беларусам-католикам что на самом деле они поляки. В этом были заинтересованы и летувисские власти, они видимо не видели иного пути дэнационализации беларусов Виленщины т.к. понимали что «переделать» их в летувисов достаточно проблематично. Тем не менее имея целью изменить демографическую ситуацию в свою пользу они стремились накинуть на беларусов хотя бы своё внешнее обличие, где только возможно записывали их летувисами, переделавали имена и фамилии на свой ляд (Мицкявичус вместо Мицкевича, Василяускас вместо Василевский, Астраускайте вместо Астровская, Жвирблис вместо Воробей и т.д.) Одновременно проводилось массовое переселение в Вильню крестьян из этнической Летувы. На протяжении только 1944-1946 г.г. сюда прибыло 100 тыс. эмигрантов. Проводилась татальная летувинизация тапонимики Вильни и Виленского края (Медники стали Медининкай, Свенцяны-Швянчонис, Салечники-Шальчининкай, Острая Брама-Аушрас и т.д.). Таким вот образом Вильня получила чуждое для себя обличие впервые за свою многосотлетнюю историю став жемайтским(летувисским) городом.