Армия и оборона

К реалиям «табуреточной» военной реформы

Август 21
14:27 2009

К реалиям «табуреточной» военной реформы


ЯЙЦА И ПИРАМИДЫ


От Максима Калашникова: Автор этого текста — флотский офицер из разряда военных технократов, наполовину — ученый. Тем интереснее его взгляд на проводимую сейчас «реформу» ВС РФ. 


Единственной могучей опорой в «геополитических играх» государства была, есть и будет его армия. Сегодня армия Российской Федерации, по меткому сравнению ее министра, имеет форму яйца.


Почему? Скорее — клетке из «крестиков — ноликов»: обучение офицеров, прапорщиков, сержантов и рядовых — призывников идет совершенно непересекающимися тропами — как-то параллельно друг другу и совсем перпендикулярно интересам обороны России.


 


АРМИЯ БЕЗГРАМОТНЫХ «АХВИЦЕРОВ»


Я уже не раз писал о катастрофическом падении уровня образования будущих и нынешних молодых офицеров. Словно «услышав» автора, Минобороны не придумало ничего лучшего, как сократить набор в военные институты: так, например, во ВМИРЭ (Морской институт радиоэлектроники) им. Попова, по сравнению с советским периодом, набор сокращен ровно в 10 раз (поверьте, не от хорошей жизни — флот отощал еще поболее). А от мичманов-прапорщиков решили избавиться окончательно, отдав заботы о военной технике старшинам — контрактникам, которые на сегодняшний день, в своем большинстве, являются лишь головной болью командования (но, несмотря на это, по требованию МО командирам ПРИКАЗЫВАЮТ укомплектовывать части процентом (до 100%) контрактников — как в колхозы когда-то, под революционным наганом).


О том, что срочную службу теперь проходят только 1 год, я уже молчу. Какие к чертовой бабушке воины у нас в мобилизационном резерве будут? А никакие…


 


НЕТ — ДЕБИЛИЗМУ УСТАВОВ!


Читатели обвиняют автора в пессимизме и порой даже слюнтяйстве. Мол, жалуется много. Ничего не предлагая, критикует не по делу и даже ноет.


Зачем — ноет? С первого дня службы (на надводном боевом корабле) я критиковал, и сейчас, занимаясь военной наукой, критикую положения «Корабельного устава», да и воинских уставов вообще. Они написаны для кого угодно: дебилов, слаборазвитых и ограниченных из спецшкол, но только не для воинов.


На флоте дебилизм уставов выливается в четырехразовых ежедневных приборках (мы что — сверкающим задом кораблей собираемся флот неприятеля топить?).


В пехоте — в изнуряющей маршировке солдат на плацу (мы чё — в бою плотными цепями на противника наступать собираемся?).


В авиации — в том, что вместо преодоления рубежей ПВО и ведения радиоэлектронной борьбы (а сегодня — в информационный век можно вести речь уже о «радиоэлектронной игре» противников) самолеты с лучшими пилотами на борту ради никому не нужной показухи летают крыло в крыло (мы че, в воздушном бою плотными шеренгами истребителей наступать будем?), и, естественно, бьются о землю вместе с командирами авиаполков. 


Результатом требований «Устава гарнизонной и караульной службы», например, стали сотня побитых недавно в Назрани милиционеров, проводящих развод наряда в строю, при полном параде, едва не оркестром. Это ли не дебилизм? Еще ка…а…кой!


Когда говорят о «неуставных взаимоотношениях» в армии, мне становится дурно, поскольку уставные (а не нормальные человеческие) взаимоотношения в армии в полной мере существуют только в одном месте (вот вы удивитесь!) — дисциплинарных батальонах (т.е. военной тюрьме).


В нормальных воинских частях между личным составом существуют только нормальные человеческие взаимоотношения с условием иерархического подчинения (как и в любой гражданской конторе), а в ненормальных — отношения ненормальные, завязанные то на мордобой, то на дедовщину (годковщину), то на казарменный рэкет и т.д. (как в любой российской тюряге).


Все зависит от командного состава части. Проблема в том, что нормальных адекватных офицеров и солдат становится все меньше и меньше (как и нормальных людей на гражданке), а уркагански настроенных, воспитанных кругами и лесоповалами — орды!


То же и в боевой подготовке — там, где командир дурак и показушник (а сегодня такие в «цене»), личный состав с утра до вечера топает по плацу, метет его и красит траву, где разумный — маршброски, стрелковая и тактическая подготовка (а на хрена такие сегодня?).


И еще. Когда я служил на большом противолодочном корабле, меня удивило отношение самого большого человека в делах радиоэлектроники нашей дивизии — флагманского специалиста к боевой и специальной подготовке.


Я спросил у него: «Зачем так много всяких журналов забивать всякой чепухой? Не лучше ли заняться обучением личного состава и корабельными тренировками?» На что он ответил мне, что: «Если бы я знал, что личный состав обучен, они мне (журналы) и на хрен не сдались. А вот многочисленным проверяющим личный состав без надобности, им журналы подавай. Иди, подбей ЖБП, а то я скоро к вам с проверкой…»


И я понял — он часть порочной системы, с которой необходимо бороться. Бороться не с армией и флотом, а порочной системой очковтирательства и показухи.


Но как? С сегодняшними медвепутами — никак!


Но давайте розово помечтаем.


 


РУССКАЯ АРМИЯ БУДУЩЕГО


Пусть в 2012 году на должность Президента с соответствующими вытекающими последствиями будет избран «не-либерал». Фамилий называть не будем, пусть будет Имярек. Однако, и «пересмотр итогов…», и «национализация сырьевых и стратегических отраслей…», и «декриминализация элиты…» — проведены.


Какую армию создавать в России после (если метеорит не помешает) 2012 года? А вот какую.  


Армия «нашего» государства будет иметь трехуровневую систему. Итак.


Первый уровень (т.н. «третья мобилизационная линия») — это все мальчики — подростки 14-16 лет, обучающиеся в образовательных школах. По всей стране мальчики проходят т.н. «начальную военную подготовку», изучая начальные боевые средства армии и флота, обучаясь тактике, сборке-разборке и применению базового оружия и вооружения армии и флота, занимаясь спортивной и строевой (только здесь) подготовкой. Физическая подготовка в эти годы носит именно военизированный характер. Между школами организуются военно-спортивные игры (типа советской «Зарницы»). После окончания школы все мальчики проходят месячные военные сборы в полевых условиях (в составе второй линии — см. ниже) — с рытьем окопов, ориентированием на местности, марш-бросками, полосами препятствия и стрелковой подготовкой. Таким образом, формируется основной мобилизационный костяк армии — в случае «военной угрозы 1-й категории» все жители государства (старше 20 лет) будут призваны в армию и после интенсивной подготовки направлены в войска. Как видите, ничего нового…  


Второй уровень (т.н. «вторая мобилизационная линия»). Это граждане мужского пола 16-18 лет, изъявившие желание служить в армии. Вторая линия под руководством специалистов первой линии (см. ниже) занимается интенсивной подготовкой общевойсковых специалистов. Это значит — воинов. Кто такой русский воин? Русский воин — это:


            — физически здоровый человек (нормативы физподготовки можно и нужно уточнять);


            — знакомый с историей русской армии и русского государства;


            — изучивший основы стрелковой и специальной (по родам войск) подготовки;


            — изучивший основы боевой тактики (опять же по родам войск);


— обладающий навыками командования подразделением (хотя бы до взвода);


— сдавший нормативы по всем вышеперечисленным дисциплинам.


 


Чтобы получить звание «русский воин», юноше необходимо сдать очень сложные тесты на знание тактики боевых действий, оружия, нормативы физической подготовки, рукопашного боя, стрелковой подготовки и пройти ряд боевых учений в различных качествах — от рядового до командира взвода (звание старшины). В пехоте — в учебных частях, на флоте — на учебных кораблях. Для сдачи нормативов юноше необходимо соответствовать вышеназванным требованиям. Этим ребята будут заниматься от 1 года до 2-х лет, в зависимости от стараний и способностей. После службы во второй линии парень получает гражданство страны — становится ее гражданином. Не отслужившие остаются ее жителями (о «граждановластии» и ее особенностях — в следующих статьях). Второй уровень будет включать, по «некоторым оценкам», около миллиона парней. 


Третий уровень (т.н. первая или «боевая линия») — это полностью профессиональная армия, включающая в себя все подразделения постоянной боевой готовности Министерства Безопасности (управлений как Внутренней, так и Внешней безопасности). В состав боевой линии входят привычные нам роды войск: мотопехота, десант, авиация, ПВО, РВСН, космические войска и флот. К ним добавлены еще два рода войск: информационные, в которые входит и связь стратегического уровня и войска специального назначения (спецназ).


Задача первых — информационное обеспечение войск, включая все виды технической разведки (и противодействия). Вторых — планирование и проведение спецопераций в тылу (в том числе и очень глубоком для наведения паники, хаоса и психоза…) врага, проведение силовой и скрытой разведки, точечное уничтожение живой силы противника  и т.д.


«Боевая линия» насчитывает около пятисот тысяч высококлассных профессионалов, половина из которых в случае серьезной военной угрозы станут командирами рот, батальонов, полков и т.д. «второй и третьей  мобилизационных линий». Служат в «боевой линии» изъявившие желание продолжать службу граждане, отслужившие во «второй линии» и получившие звание «русский воин». После дополнительного (среднего и высшего военного) обучения они могут стать офицерами, но могут получить офицерские звания за конкретные боевые и организационные заслуги.


«Боевая линия» — всегда на острие геополитических проблем страны. Это нечто вроде касты (вроде индуистских кшатриев). И о том, что воины должны иметь в обществе соответствующий вес, подкрепленный и моральными и чисто материальными преференциями — разговора быть не может.


 


ФЛОТ НАШЕЙ МЕЧТЫ


Хотите представить себе служебный день на борту корабля «флота будущего» у стенки? Извольте. В 8 утра — подъем флага (добрые традиции нужно чтить). Затем, после осмотра материальной части и доклада о готовности корабля «к бою и походу», на приборы подается питание, и корабль условно «выходит в море». А с центрального КП старпом уже «наворачивает» комплексное боевое учение с фактическими отметками на индикаторах обзора условных целей — надводных, подводных и воздушных, стремящихся сблизиться и «поразить» корабль. До обеда — «война». После — «разбор полетов» и физическая подготовка. И так с понедельника по четверг. Разные учения, разные задачи, разные результаты.


Так-то так, да только за пультами приборов должны сидеть не годичники, мечтающие о «дембеле», а хотя бы контрактники со специальным образованием, а лучше — офицеры.


 


Но что мешает реализовать этот разумный (по мнению автора) проект уже сегодня, спросите вы? Да многое и многие. От матерей-одиночек и «комитетов солдатских матерей», что ментально плодят сопливых хлюпиков до криминала во власти и уголовно-блатной атмосферы в нашем обществе, что плодят нравственных уродов.


Короче, весь спектр!