Экономика

Из США идет новая волна кризиса

Май 12
07:23 2011

Из США идет новая волна кризиса


Финансовые структуры, ожидающие сокращения бюджетных вливаний со стороны властей США, показали американскому правительству «козью морду», считает известный экономист, доктор экономических наук Никита Кричевский. Агентство Standard & Poor’s понизило прогноз рейтинга США со стабильного до негативного, на что незамедлительно отреагировали рынки: фондовые индексы в Европе и Америке резко снизились, курс доллара упал, а нефть подешевела. Как рассказал в интервью Накануне.RU Никита Кричевский, нынешние события – уже реальный предвестник второй волны мирового кризиса.

Вопрос: Как Вы прокомментируете снижение прогноза рейтинга Standard & Poor’s для США? Значит ли это что-нибудь в практическом смысле для американских властей?


Никита Кричевский: Для меня решение Standard & Poor’s сложно объяснимо, потому что все последнее время в американском руководстве идут дебаты о статьях снижения расходов для уменьшения дефицита бюджета. Кроме того, мне не вполне понятно, чем так не понравилась Standard & Poor’s ситуация с госдолгом США. Он, как известно, не самый большой в мире. Для сравнения, он в два раза меньше госдолга Японии в соотношении с ВВП страны. Поэтому я склонен думать о том, что это решение продиктовано не только экономическими, но и политическими соображениями, хотя в это трудно поверить.

Вопрос: Поясните, пожалуйста.

Никита Кричевский: Дело в том, что госдолг США находится на сопоставимом уровне с долговыми обязательствами других развитых государств. Кроме Японии, можно привести в пример Италию, Грецию, а также чуть меньшие, но сопоставимые величины констатируются у Франции, у Германии. Поэтому мне непонятно, чем так не угодил госдолг.

Вопрос: А дефицит бюджета?

Никита Кричевский: Дефицит федерального бюджета – это тоже величина весьма и весьма условная, потому что сегодня он есть, а завтра его нет. В истории Америки, чуть менее 20 лет назад, мы знаем пример, когда дефицит был обнулен. Давайте смотреть на ситуацию более спокойно.

Получилось, что Standard & Poor’s сменил прогноз рейтинга на негативный, и тут же рынок расценил решение Standard & Poor’s, как сигнал о возможной второй волне международного экономического кризиса, что в целом для меня совершенно объяснимо. Я вижу, что политика как США, так и других наиболее развитых государств по минимизации последствий кризиса свелась к банальному накачиванию деньгами даже не реального сектора, а финансового сектора, который существует в отрыве от реального сектора и живет по своим правилам, по правилам наднациональным. Иными словами, мы имеем ситуацию, когда несколько лет назад денежная эмиссия осуществлялась, в основном, посредством выпуска производных финансовых инструментов, и это являлось основным фактором, а сегодня эту «почетную» миссию взяли на себя правительства государств. При этом мы должны понимать, что, несмотря на более или менее предсказуемую политику в области финансов в предыдущие два года, в этом году мы сталкиваемся с тем, что, скорее всего, бюджетная подпитка финансового сектора будет сокращена, если не закрыта. А это, в свою очередь, негативно отразится на всех рынках. В последние два года рынки росли преимущественно за счет накачки, трансферта бюджетных средств в финансовый сектор. До реального они практически не доходили. Фондовый рынок рос, особенно в развивающихся странах, а также росли рынки нефтяных фьючерсов и продовольственных контрактов. Все это росло, при том росло исключительно за счет спекуляций.

И сегодня мы можем говорить, что вполне вероятное решение Standard & Poor’s – это в определенной степени провозвестник того, что будет к середине этого года, особенно во второй половине, что для России, конечно, не очень хорошо. С большой долей вероятности цены на нефть снизятся, и они снизятся в соотношении к сегодняшним котировкам практически в два раза. Это будет нормально, потому что всем очевидно, что это спекуляции. Но рынки отреагировали так, как должны были отреагировать, и они ушли в финансовые инструменты наиболее развитой экономики мира, которая держит 25% удельного веса мировой экономики – в экономику США. Мы это видим по выводу средств из рынка нефтяных фьючерсов, по снижению котировок продовольственных контрактов. И все это уходит, в основном, в американские ценные бумаги, в американскую валюту. Иными словами, слухи о скорой смерти американской экономики сильно преувеличены.

Вопрос: Но при этом вторая волна кризиса миру все же грозит?

Никита Кричевский: Эти события в значительной степени являются предвестником второй волны, потому что Standard & Poor’s, как мне представляется, просто констатировал то, что сворачивается финансовая поддержка со стороны США, предпринимаются усилия по уменьшению дефицита бюджета и госдолга. А здесь мы упираемся, как раз в неэкономические мотивы, которые довлеют в принятии решения Standard & Poor’s. Standard & Poor’s – это организация, которая обслуживает финансистов. Финансисты имеют массу возможностей убедить аналитиков Standard & Poor’s, например, в том, что американская экономика и правительственная политика в области бюджетирования, государственных финансов неадекватна современным условиям.

Вопрос: И все это связано с ожиданиями урезания объемов бюджетной закачки в финансовый сектор?

Никита Кричевский: Это связано с тем, что финансовый сектор не получит тех средств, к которым он привык за последние два-три года. Конечно, финансовому сектору это не нравится.

Вот они и показали «козью морду» американскому правительству. Вторая волна кризиса в данном случае – сокращение объемов со стороны бюджета, со стороны центробанков, это реструктуризация долгов, о чем активно говорят, когда обсуждают перспективы Греции или Португалии, это ужесточение мер фискального регулирования финансового сектора. Если безудержно продолжать накачивать финансовый сектор ликвидностью, то повторение ситуации 2008 года становится вопросом времени.

Вопрос: То есть, США уже не смогут или не будут получать выгоду от безмерных преимуществ, связанных с долларом, для финансирования своего дефицита?

Никита Кричевский: Это извращенное понимание преимуществ американской валюты. Да, она сегодня наиболее распространена в мире, но по своим масштабам что валюта, что экономика сопоставима с валютой и экономикой Евросоюза. Более того, наличных евро в мире на 20% больше, чем американских долларов. Поэтому мы, скорее, говорим о том, что американская валюта обладает большей надежностью, устойчивостью в глазах инвесторов. Но ошибочным является суждение о том, что американцы за счет бюджетного станка решают все свои проблемы с тем же внешним долгом. Американцы не могут безудержно печатать деньги, хотя бы потому что они должны соблюдать нормативы, которые они сами же устанавливают. Это кончилось бы тем, что за американские доллары начали бы скупаться активы в тех же Штатах. Что мы, собственно, сегодня и наблюдаем. Но поскольку активы ограничены, возникает эффект увеличения цены на эти активы, который в простонародье называется инфляцией. А кому интересно своими руками творить инфляцию в своей собственной стране? Поэтому возникают естественные субъективные и объективные ограничители такой политики. И накачивать до безумия рынок – что американский, что мировой – долларами невозможно. Невозможно хотя бы потому, что это рикошетом ударит по самой американской экономике.

Вопрос: И этот предел уже наступил…

Никита Кричевский: О том, что этот предел наступил, говорили еще полгода назад. Еще тогда прогнозировалось, что американцы будут сворачивать финансовую помощь, как и европейцы. К этому многие фондовые спекулянты были готовы. И сегодня мы наблюдаем, что крайними в ситуации падения фондового рынка в России за вчера на 4% стали те самые инвесторы, которые приходили на высшей точке взлета. Заходить нужно было полгода назад. То же самое было в России три года назад. И в апреле-мае, и в сентябре 2008 года люди заходили, считали, что надо туда ломиться, вкладывать деньги. Все это кончилось тем, что к концу 2008 года рынок достиг отметки 632 пункта. Каким он будет в ближайшее время – неизвестно. Но уже сегодня видно, что курс рубля по отношению к американской валюте существенно снизятся, потому что инвесторы выходят из высокорисковых активов.

Вопрос: То есть, все это опять же ударит по нашему рублю, нежели по доллару?

Никита Кричевский: Это обязательно ударит по рублю, это совершенно очевидно уже сейчас. Вопрос в том, почему это не должно ударить по рублю? У нас разве устойчивая экономика, мы защитили себя от колебаний фондового рынка? Российская экономика – это такая же пирамида, только не фондовая, а нефтяная

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.