Горячие точки

Итоги Минских переговоров: Путин ввёл свой нехитрый план в мировую повестку

минские переговоры
Февраль 13
13:08 2015

Нынешний «Минск» промежуточно подытожил… нет, не войну на Украине — там дело ещё долгое, — он подытожил обострение европейской дипломатической суеты последней недели. Содержательным итогом этой суеты стало… ничего. По крайней мере, ничего такого официального, что имело бы прикладное значение для разрешения украинского кризиса и прекращения войны, на которой гибнут наши люди. Возможно, имеются какие-то закулисные устные договорённости («секретные протоколы», ха-ха) — но нам о них ничего не известно.

Впрочем, уже по ходу метаний Меркель и Олланда по странам и континентам можно было предположить, что какая-либо содержательная задача перед ними и не стоит. Чего на самом деле хотела добиться своей беспрецедентной активностью франко-германская пара, остаётся секретом — впрочем, и этот секрет, в свою очередь, прикладного значения не имеет. Какие-то свои задачи имитационно-пиарные граждане решали — и ладно; может, им повезло. Я допускаю, что у лидеров Евросоюза в этой истории есть некая самостоятельная и содержательная позиция — но она не обнародована.

Гр-н Порошенко никаких задач не может решать по определению — ему не по рангу. А Хозяин — собственно, и заваривший эту кровавую кашу на Украине, — вообще затихарился у себя за Большой Лужей.

Это, думается, потому, что американская элита, в общем-то, методично гнущая свою линию в кризисе, не имеет внятного ответа на вопрос, зачем ей всё это и что с этим делать. Следовательно, пока в Вашингтоне не разберутся со своим внутренним миром и не объяснят своему Обаме правильные целеуказания, тов. Путину, собственно, и говорить-то не с кем и не о чем. Впрочем, мы можем с тем же успехом допустить, что как раз отсутствие какого бы то ни было содержательного и результативного диалога и, следовательно, поддержание и разрастание войны на Украине — и есть задача наших «американских партнёров»

На самом деле в среду и четверг в Минске присутствовал только один человек, диалог с которым для президента России имеет смысл, — это тов. Лукашенко. Просто потому, что, кроме него и Путина, в Минске не было больше ни одного главы суверенного государства, имеющего право на самостоятельные решения. Однако президент Белоруссии в переговорах «нормандской четвёрки» официально не участвовал.

Таким образом, единственным содержательным и суверенным участником минского процесса является тов. Путин. К тому же именно он является тем самым политиком, который имеет в украинском кризисе внятную и неизменную политическую линию, её открыто оглашает, придерживается и по мере сил реализует. В общем, говорит всё время правду и делает что говорит — поэтому не должен громоздить ложь и изворачиваться. В общем, «говорить правду легко и приятно». От себя добавим — и очень результативно.

И именно Путин сумел, не отступая от своей линии, выжать из минского формата максимум возможного и конструктивного.

Вспомним, какое решение украинского кризиса Москва предлагает с самого его начала — по крайней мере, с момента прошлогоднего февральского обострения и дальнейшего перерастания в гражданскую войну. Отношение Москвы к этому безобразию и план его урегулирования были оглашены немедленно:

— непризнание государственного переворота;

— возврат украинской политической жизни хоть в какое-то легитимное русло — с Януковичем или без него;

— конституционная реформа и федерализация Украины с сохранением её территориальной целостности;

— Крым при этом выносится за скобки, но остаётся ярким прецедентом того, как признаётся народное волеизъявление в конкретных субъектах предполагаемой «украинской федерации», будь то Крым, Донбасс или Галичина.

С тех пор ни эта позиция, ни этот план концептуально не менялись — только в деталях и механизмах, которые приходилось соотносить с меняющимися, увы, в худшую сторону обстоятельствами.

Тогда, в прошлом году, «цивилизованное мировое сообщество» с негодованием этот план отвергло — в результате чего мы и наблюдаем на Украине тот братоубийственный катаклизм, который наблюдаем.

А теперь обратите внимание: именно эта политическая линия легализована сегодня в Минске. В общем-то, практически в неизменённом виде — только вместо политического урегулирования сегодня приходится говорить о прекращении или хотя бы о приостановке войны. По понятным причинам, изложенным абзацем выше.

Конечно, всё это изложено всего лишь на бумаге. И печальная судьба предыдущих Минских договорённостей предостерегает нас от излишнего оптимизма по части исполнения этих благих намерений в реальной жизни.

Тем не менее, давайте констатируем такой факт: в ходе затеянной европейцами дипломатической суеты тов. Путину удалось ввести в мировую политическую повестку именно свой план урегулирования украинского кризиса.

Опять же, не будем обманываться: это не означает ни окончания войны на Украине, ни всемирного торжества справедливости в нашем понимании. Но ещё один шажок к этому сделан. И сделал его тов. Путин.

Вот, собственно, и всё, что достаточно знать о тайнах европейской дипломатии.

Об авторе