Интервью

Интервью с Олегом Валецким

Июль 01
18:05 2008

Интервью с Олегом Валецким

Предлагаем вашему вниманию интервью с Олегом Валецким — автором книги «Югославская война». Валецкий Олег Витальевич участвовал в боевых действиях в период войны в Югославии девяностых годов: в Боснии  и  Герцеговине (Войско  Республики  Сербской)  в  1993-95, в  Косово и Метохии (Войско  Югославии)  в 1999, в  Македонии (ВС  Македонии) в  2001. Имеет четыре боевых ранения. Работал с 1996 года  по  2003  в организациях занимающимися разминированием. Автор статей по теории и  практике боевых действий в  бывшей Югославии, а так  же по вопросам инженерных боеприпасов.

 

—  Вы родились в России. Как получилось, что Вы переехали в Сербию?

— Это случилось в 1993 году, когда я приехал в Боснию добровольцем, а в 1996 году случайно, через старых боевых сербских товарищей получив работу сапером, я решил остаться там жить.

—  Какой для Вас была война? Что Вы чаще всего вспоминаете?

— Было интересно и имелась цель, причем у русских добровольцев цели были связаны с Россией. Чаще всего вспоминаю Косово, когда так получилось что Сербия осталась одна против половины мира.

—  Многие ли русские добровольцы остались жить в Сербии?

— Поначалу да, но благодаря постоянному давлению определенных сил в иностранных и местных(сербских) спецслужбах, все они(почти) вытеснены. Было указание сверху. С какого верха, точно сказать не могу.

—  Что подвигло Вас написать первую книгу?

— Отсутствие подходящей мне интеллектуальной жизни в той среде, в которой я жил, и постоянная компания по дискредитации русских добровольцев как в России так и в Сербии

—  Сейчас Вы дописываете новую книгу, на какой эффект от неё Вы рассчитываете?

— На то, что она послужит целям образования воинских кадров в России, Украине и Белоруссии.

— Нас в России интересуют многие вопросы относительно Сербии. Хотелось бы знать Ваше мнение, как человека изучающего внутреннюю ситуацию в стране.
В работе «Протекторат Косово» Вы пишите, что движение «Отпор» переняло многие символы и лозунги у антифашистского движения. Как Вы считаете, связаны ли как-то фонды, спонсирующие цветные революции с движением «Антифа»?

— Думаю тут не надо отождествлять, хотя естественно западные спецслужбы в обоих случаях активно. Однако активны они и в создании иных праворадикальных движений, все это лишь инструмент. К сожалению, реальный заказчик до сих пор неизвестен, ибо западные службы были исполнителями.

—  Представляют ли албанские вооружённые формирования опасность для Греции и Болгарии и других балканских стран НАТО?

— Разумеется. Это потенциальная колонна Турции, которой не мешало членство Греции в НАТО в 1974 году, а тем более сейчас, — когда там у власти исламисты.

— Вы писали в своей книге «Югославская война» о влиянии исламского мира на формирование албанских вооружённых группировок, но выделяли в основном иранское влияние. Имеет ли основание слух о сильном влиянии Турции на них?

— Тогда турки были слабоваты, но сейчас их влияние выросло.

—  Как Вы относитесь к политической деятельности Желько Ражнатовича Аркана, в целом, и к слухам о его тесной связи с преступными кругами, занимавшимися нефтяным бизнесом?

— Он работал в интересах госбезопасности и действовал так, как и другие работники этой спецслужбы действовали. Следовал правилам игры, а его смерть — часть этих правил.

— Какие цели преследовала госбезопасность в деятельности и смерти Аркана?
— Аркан по приказам госбезопасности ликвидировал противников власти до войны, что и сам не скрывал, а после войны служил для контроля над сербскими территориями, оказавшимися формально вне юрисдикции Белграда.

—  В своей книге «Югославская война» Вы отмечаете, что в рядах хорватских Вооружённых Сил сражались европейские правые радикалы. Почему они туда стремились?

— Хорваты имели сильное праворадикальное движение, нацистского толка.

—  На основе чего, с Вашей точки зрения, во время Гражданской войны в Боснии и Герцеговине, хорватская сторона смогла достигнуть мирного соглашения с мусульманской?

Давление Запада..

— С Вашей точки зрения война в Югославии, в первую очередь, носила политический или цивилизационный характер?

Цивлизационный, хотя была начата как политическая. Это уничтожение православной морали и нравственности путем как прямого физического давления, так и разложения изнутри.

—  Как Вы относитесь к такому политическому явлению, как великосербский национализм, а также к его идеям?

— Идея в сущности правильная, но не обработанная. То есть, не было в ней серьезной теоретической базы.

—  С Вашей точки зрения, для балканских славянских государств наиболее предпочтительна модель отдельных унитарных государств или южнославянской конфедерации?

— Унитарных. Потому что они между собой не могут договориться. Изначально славянофилы в России, предполагали создание таких государств под патронатом России.

—  Как Вы относитесь к идее независимости Сербской Краины?

— Это прошлое. Сербской Краины сейчас нет и туда некому возвращаться.

—  Как Вы относитесь к Сербской Радикальной Партии и её политической деятельности?

— Положительно, но, к сожалению опыта деятельности, в высших эшелонах власти в Белграде она не имеет, влияния также.

—  В своей работе «О славянах» вы высказали интересную точку зрения на Крестовые походы. Считаете ли Вы, что российским историкам стоит пересмотреть свою, во многом, негативную оценку относительно этого исторического периода?

— Разумеется… Но для этого необходимо наличие христианской веры у этих историков.

—  Как Вы считаете, действительно ли события в Сребреннице можно назвать геноцидом против боснийских мусульман?

— Это было военное преступление, которое по нынешним меркам подпадает под понятие геноцида, Однако, само понятии геноцида считаю надуманным в политических целях.

— В России многие хорошо относятся к Милошевичу. А как его оценивают в Сербии?
— Больше отрицательно, чем положительно. Ему ставят в вину то, что государство сейчас полностью разворовано.
Русское Имперское Движение