Общество

Информационные войны в Интернете ( Часть 3 )

Май 11
10:29 2012

Информационные войны в Интернете.


Часть третья: контрпропаганда.


Сущность контрпропаганды.



Итак, мы перечислили те основные приемы, с помощью которых людям внедряют в головы нужные знания, идеи и принципы. Тем не менее, это всего лишь небольшая и довольно примитивная часть того арсенала, который используется в современных информационых войнах. Пожалуй, то что вы узнали в предыдущей главе — сущие пустяки по сравнению с тем, что вам предстоит узнать далее. Ибо самое разрушительное и высокотехнологическое информационное оружие создано отнюдь не для созидания, а для разрушения. Это оружие контрпропаганды, способное разрушить любой идеологический комплекс, любое знание, превратив голову человека в набитый информационной трухой чан, который можно при необходимости быстро набить каким-нибудь примитивно-первобытным мифом.


Напомним, что под контрпропагандой мы понимаем комплекс мер, нацеленных на разрушение в заданном информационном пространстве вредных информационных сущностей и недопущение их возникновения в дальнейшем. Далее будет использоваться термин нейтрализации информационных сущностей (идей). Многие теоретики не разделяют методы пропаганды и контрпропаганды на два отдельных класса, и, отчасти, они правы. Большинство реальных военно-информационных операций нельзя однозначно отнести к пропаганде, или контрпропаганде, поскольку пропаганда одних идей часто сопряжена с контрпропагандой других и, наоборот. К тому же, как мы увидим далее, ряд методов контрпропаганды являются аналогами соответствующих пропагандистских приемов. Тем не менее, существует и ряд фундаментальных отличий, свойственных именно контрпропаганде, как средству информационного подавления и разрушения. Из этих отличий вытекают специфические принципы и технологии контрпропаганды, несводимые к каким-либо принципам, или технологиям, используемым для пропаганды.


Основные принципы и стратегия контрпропаганды.


Основные принципы контрпропаганды базируются на тех же психологических особенностях людей, что и принципы пропаганды, рассмотренные нами в предыдущем разделе. В то же время, контрпропаганда, как часть общей стратегии управления общественным сознанием, имеет свои специфические особенности.


Одна из главных таких особенностей заключается в том, что контрпропаганда подразумевает наличие априорной информации о целевой аудитории. Если задача по пропаганде какой-либо идеи ставится, как правило, применительно к широкой социальной группе, то целевая аудитория контрпропаганды значительно уже, ибо определяется сущностью тех идей, которые требуется нейтрализовать. И дело здесь не только в том, что, например, пропаганда антикоммунизма (т. е. контрпропаганда) бессмысленна в среде буржуазии, а антиреклама магазина подростковой одежды — в обществе пенсионеров. Дело в том, что имея информацию о нейтрализуемых идеях, можно довольно точно вычислить так называемые дивергентные группы, т. е. такие социальные группы, которые являются явными, или потенциальными, генераторами данных идей.


После того, как дивергентные группы вычислены, для субъектов этих групп создаются такие условия, в которых:


а) Крайне затруднен процесс эволюции каких-либо устойчивых идей.
б) Отсутствует какой-либо конструктивный обмен идеями между субъектами группы и, особенно, между субъектами группы и представителями внешних групп.


Первая задача решается через шизофренизацию сознания и привитие фактоориентированного мышления, вместо системоориентированного. На деле это достигается внедрением особой, шизофренической, культуры, основанной на ускоренных информационных потоках, когда мозг успевает запомнить информацию, но не обдумать ее. Кроме того, в образовании делается упор на изучение самих фактов, а не вопросов влияния этих фактов на различные аспекты действительности.
Вторая задача решается через изоляцию указанных групп от мейнстримовых информационных потоков с тем, чтобы степень их идейного влияния на общество была минимальной. Ситуация здесь аналогична тому, как если бы руководство химического завода, на котором из-за аварии произошли вредные выбросы, старалось бы не допустить попадания этих выбросов в реку. В нашем случае, с целью уменьшения выбросов вредных идей, дивергентные группы маргинализуются, а генерируемые ими идеи вытесняются в андеграунд, где они безопасны и не приносят ощутимого вреда. Достигается это с помощью современных технологий разрушения социальных сообществ, которые мы рассмотрим далее.


Если мы взглянем на современное информационное общество, то увидим, что описанные процессы шизофренизации особенно сильны среди двух пересекающихся социальных групп — молодежи и интеллигенции. В то же время люди старшего поколения, синие воротнички, представители традиционного общества, подвержены влиянию упомянутых факторов в значительно меньшей степени. Отчасти сие, конечно, объясняется разностью в образе жизни данных групп. Но, в то же время, нельзя не отметить, что есть и общая стратегия воздействия на эти активные и инноваторские части общества со стороны правящих классов. Выражается эта стратегия в трансформации образования (качественное системное образование становится доступным только для детей элиты), разрушении массовой культуры (четкое разделение на элитарную культуру, коммерческий мейнстрим и андеграунд), создании полностью изолированных субкультур. Подобные тенденции говорят о том, что манипуляторы сознанием и политтехнологи научились работать с социально опасными дивергентными группами, управляя их протестной активностью и направляя ее в безопасное русло.


Типы контрпропаганды.


Как уже было сказано, контрпропаганда ставит своей целью разрушение нежелательных информационных сущностей и их сокрытие от целевой аудитории. Это можно сделать двумя основными способами:


1.Цензура. Крайний способ контрпропаганды — прямая цензура, когда автору вредного сообщения просто затыкают рот. Типичный пример: менты скручивают «несогласного» с плакатом неугодного властям содержания. Цензура хорошо подходит для традиционных СМИ, таких как газеты, радио и телевидение. Неправильную передачу можно закрыть, своевольного ведущего — уволить, ненужный кусок текста из статьи можно просто вырезать. Этот тип контрпропаганды осуществляют главные редактора СМИ, отбирающие только удобные для владельцев данного СМИ новости и дающие слово только тем, кто говорит выгодные оным владельцам вещи.


2.Прямая контрпропаганда. В «демократическом» обществе прямая цензура не может использоваться на всю катушку, а значит, не эффективна. Поэтому, для борьбы с нежелательными идеями используется непосредственная (классическая) контрпропаганда, которая заключается в густом замешивании оных идей с разнообразными нечистотами. Эффект непосредственной контрпропаганды основан на том, что если человек говорит, а в него летят куски дерьма, то вникать в его идеи будет непросто, да и мало кто захочет это делать.


3.Неявная контрпропаганда. В отличие от прямой контрпропаганды и цензуры, она направлена не на само содержащие вредную идею сообщение, а на то, чтобы потребитель не смог эту идею из сообщения извлечь. Спектр инструментальных средств неявной контрпропаганды чрезвычайно широк, а достигаемый при грамотном сочетании различных инструментов эффект многократно превосходит результаты, получаемые только за счет прямых методов. Наиболее распространенным примером неявной контрпропаганды может служить управление вниманием аудитории, которая часто пропускает мимо ушей то или иное сообщение, отвлекаясь на другие, менее важные, но, тем не менее, активно обсуждаемые. Высший пилотаж — манипуляция дискурсом, когда публика вообще теряет способность понимать определенные вещи. Это достигается путем внедрения ей в мозг такого логико-лингвистического аппарата, в котором данные вещи просто нельзя выразить, а через это и воспринять. Но, об этом чуть позже, а пока рассмотрим основные достоинства и недостатки перечисленных типов контрпропаганды.


Цензура и непосредственная контрпропаганда активно применялись в СССР для пресечения проникновения буржуазных идей в сознание советских граждан. Тем не менее, они не помогли, ибо имеют один фундаментальный недостаток. Чтобы его проиллюстрировать, воспользуемся следующей аналогией из радиотехники: у нас есть приемники содержащего информацию сигнала, которые мы хотим оградить от приема нежелательной информации. Напрашивающийся способ сделать это — ослаблять сигнал от вражеских передатчиков так, чтобы он тонул в «белом шуме» и наши приемники не могли его оттуда извлечь. но проблема в том, что мы таким путем подавляем лишь сигнал, несущий информацию, а не саму информацию. Ибо, если приемник имеет настроенный полосовой фильтр и усилитель, то информация из шума будет извлечена, вопрос лишь во времени накопления и обработки сигнала. Так же и с советской контрпропагандой: запрещая явную прозападную агитацию и критику существующего строя, партийные функционеры ничего не могли поделать со скрытыми идеями, содержащимися в текстах и произведениях советских интеллигентов. Умеющий читать между строк читатель отлично понимал, что ему хотели сказать, а попытки цензоров усилить зоркость приводили лишь к паранойе, при которой даже детский стишок Чуковского «Тараканище» казался антисоветской агиткой. В то же время, цензура и прямая контрпропаганда имели одно существенное достоинство, заключающееся в том, что они являлись чистыми методами, т. е. удовлетворяли принципу «не навреди» по отношению к охраняемой главенствующей идеологии.



Значительно более агрессивной, опасной, а вместе с тем и действенной, является неявная контрпропаганда, направленная на сам процесс восприятия нежелательной информации. Если мы применим вышеописанную аналогию с приемом радиосигнала, то неявную контрпропаганду можно сравнить с применением активных коррелированных помех, которые способны не только лишить сигнал информационной составляющей, исказив его, но и расстроить частотный контур приемника, переориентировав его на прием ложного сигнала. Главным преимуществом такой стратегии является ее эффективность для разрушения нежелательных для восприятия людьми идей и сохранения, таким образом, идеологических монополий. Основная проблема такой контрпропаганды является обратной стороной ее силы и заключается в том, что из-за нее неизбежно страдает и охраняемая идеология. Поскольку «хорошие» сигналы, которые несут правильные идеи, тоже будут искажаться и страдать от действия активных помех. То, что в Советском Союзе преобладала именно первые два типа контрпропаганды, отчасти связано с тем, что советская идеология по своей природе не была буржуазной. И информационная война, которую вели советские коммунисты, была направлена не на разрушение вражеских идей, и не на сокрытие информации, а на защиту собственной идеологии в условиях свободы мысли и знания. Описывая приемы контрпропаганды, мы не будем рассматривать те из них, что относятся к прямой цензуре, поскольку они просты, очевидны и уже упомянуты нами. Поэтому, перейдем сразу к методам явной контрпропаганды.


Методы явной контрпропаганды.


Блокада.


Как это ни странно, но наиболее простой способ пресечь вражескую пропаганду — тупо игнорировать ее. Этого можно достичь, изолировав источник оной от публики, а если отдельные частицы пропаганды все же дорвались до эфира, то просто замяв тему, сделав вид, что ее не существует. В результате таких действий, пропаганда, скорее всего, будет свернута, ибо психологически очень сложно что-либо говорить, когда тебя никто не слушает. Недостаток данного способа состоит в том, что он хорошо работает до тех пор, пока нейтрализуемая пропаганда не стала предметом внимания общественности.


Отрицание аргументов.


Если замолчать тему не удалось и пришлось вступить в дискуссию с оппонентом, то один из самых простых приемов разрушения его идей состоит в тупом отрицании его аргументов. На оппонента надо смотреть как на идиота и умело делать вид, что никакой связи между его аргументами и выводами из них не существует. Если смотреть как на идиота не получается, то можно прикинуться иностранцем, не понимающим языка, на котором с ним разговаривают. Фразы «ты всерьез так думаешь ?», «откуда ты это взял ?», «ничего не понял, говори понятнее» здесь очень сгодятся. Недостаток приема заключается в его применимости в основном в устных спорах и действии преимущественно на низкообразованную аудиторию.


Общественное возмущение (Освистывание).


В предыдущем разделе уже было сказано, насколько эффективным в продвижении какой-либо идеи может быть иллюзия поддержки ее общественным мнением. Активная группа агитаторов в состоянии создать такую иллюзию даже находясь в меньшинстве, после чего пассивному большинству останется лишь принять точку зрения данной группы. Но еще лучше этот прием работает на разрушение чужой агитации. Массово освистывая чьи либо инициативы, можно не только сформировать к ним негативное отношение, но и деморализовать самих инициаторов. Оратор не сможет уверенно говорить на публику, если в него полетят яйца. Сама публика тоже вряд ли будет придавать значение словам такого оратора. Таким же образом, массовая травля и осуждение в СМИ способны надолго сформировать отношение населения к какой-либо позиции.


Груша.


Критика той или иной позиции всегда предполагает наличие у последней очевидных для публики недостатков. Если же таких недостатков нет, или они недостаточно очевидны, то их можно придумать и показать через увеличительное стекло. Для этого хорошо подходит прием под названием «груша». Известно, что тренируясь перед боем, боксеры бьют по так называемой боксерской груше, которая не уходит от ударов и не может ударить сама. Точно также, разрушать чью-либо пропаганду гораздо удобнее, если вместо полноценной позиции оппонента критиковать некое искаженное представление о ней. Для этого, нейтрализуемая идея подается в таком виде, который не существует в природе, но очень удобен для критики в виду своей нелепости и безобразности. После чего данная идея благополучно разносится в пух и прах с формированием соответствующего мнения публики. Данный метод требует, чтобы аудитория недостаточно разбиралась в сути нейтрализуемой идеи, иначе она может сообразить, что ей гонят откровенную лажу.


Континуум.


Прием состоит в том, что пропагандируемые изменения экстраполируются за пределы разумного и доводятся до заведомо неприемлемой стадии. Используется логика, что если допустить А, то почему бы не допостить и Б. При этом критерии, четко различающие А и Б, игнорируются. В свое время в США обсуждалось судебное постановление об объединении школ для негров и белых. Одним из доводов оппонентов такого решения было то, что если мы допустим, чтобы суд решал, какие школы будут посещать наши дети, то суд начнет указывать также, кого пускать в церковь, кого приглашать в гости и даже на ком жениться. В этом примере идея объединения школ для негров и белых по постановлению суда была поставлена в один непрерывный ряд (континуум) с такой крайностью, как женитьба по указке суда. Аргументация состояла в том, что если мы отдадим в юрисдикцию суда события, стоящие на одном конце этого континуума, то и над другими событиями, входящими в него, суд приобретет власть. Данный контрпропагандистский прием имеет еще одно название «под уклон», которое подразумевает, что начав движение под уклон, трудно или даже невозможно остановиться. по этому поводу часто встречается выражение «верблюд засунул нос в палатку», которое намекает на то, что если мы позволим верблюду засунуть нос в палатку, то скоро за носом последует и весь верблюд.


Дискредитация источника.


Эффективным способом дискредитировать какую-либо идею является постановка под сомнение авторитетность ее источника. Например, про марксизм можно сказать, что его придумали на Западе, а значит, он является западной, чуждой русскому народу, идеологией. Похожим путем можно подорвать доверие к творческим произведениям какого-либо автора, назвав его, например, алкоголиком. Здесь срабатывает ассоциативное мышление, которое связывает источник информации с идеей, содержащейся в данной информации, наделяя и источник и идею общими качествами. Из-за этого, негативное отношение аудитории к источнику идеи переносится и на саму идею.


Дискредитация аудитории.


Опорочить идею можно через дискредитацию не только источника, но и конечного адресата пропаганды данной идеи. Типичный пример — выражение «патриотизм — последнее прибежище негодяя». То есть, если некая идеология в силу своей природы популярна, в том числе, среди отрицательных социальных слоев, то этот факт можно использовать для противодействия пропаганде данной идеологии. Особенно эффективно ставить под сомнение интеллект тех, кто является целевой аудиторией дискредитируемых идей. Фраза типа «эта идея рассчитана на дебилов» наверняка уменьшит число сторонников данной идеи, поскольку люди не хотят выглядеть идиотами.


Методы неявной контрпропаганды.


Методы, основанные на управлении социальными группами.


Данные стратегические приемы имеют целью разрушение тех сообществ, в которых сформировались, формируются, или могут сформироваться нежелательные информационные сущности. Как уже отмечалось, процесс формирования идей намного эффективней идет в сообществах, в силу более эффективного обмена информацией и большей устойчивости участников сообщества к внешнему воздействию. Поэтому, задачи по нейтрализации идей тесно сопряжены с разрушением соответствующих сообшеств.


Отсечение ядра.


Практически любое сообщество можно представить как совокупность ядра, состоящего из наиболее интеллектуальных и идейных участников, а также периферии, в которую входит основная масса причастных и просто сочувствующих. Ядро является основным источником циркулирующих в сообществе идей, оно играет решающую роль при формировании мнения сообщества по многим вопросам. Периферия также участвует в подпитке ядра свежими людьми и идеями, но основная ее роль другая — доносить идеи сообщества до внешних по отношению к данному сообществу социальных слоев. Помимо идеологического инкубатора, ядро также играет роль центра притяжения, к которому притягиваются остальные участники сообщества. Поэтому, в силу своей особой роли, именно ядро является первоочередной мишенью манипуляторов, стремящихся это сообщество разрушить. Эффективный способ ослабить ядро основан на таком распространенном в сфере социально-политических отношений явлении, как дивергенция элит. Суть явления состоит в том, что представители элиты сообщества в большей мере, чем остальные его члены, стремятся к усвоению ценностей внешних сообществ. Можно сказать, что это фундаментальное свойство любых элит. Например, советские интеллигенты в 60…80-х годах часто ездили на Запад, где активно общались с представителями интеллигенции США и Европы. Ученые ездили на научные конференции и симпозиумы, писатели и режиссеры -на кинофестивали. Поскольку западная интеллигенция сама находилась под идеологическим влиянием буржуазии, то она не могла не транслировать соответствующие настроения советским представителям. В результате советская научная и творческая элита оказалась значительно более космополитичной, чем остальной народ, и в конце 80-х выступила в авангарде перестройки. Данное явление имеет множественную природу. В частности оно связано еще и с тем, что человек с высоким IQ быстрее усваивает новую информацию и охотнее меняет в соответствии с ней свое мнение, а значит он лучше поддается внешнему воздействию. По этой причине, не попавшие под влияние чужой пропаганды интеллектуалы, вообще, в массе своей, полные конформисты. Таким образом, первый способ разрушить сообщество состоит в формировании негативного мнения о сообществе в тех источниках информации, которые пользуются авторитетом у представителей ядра этого сообщества. После чего ядро настраивается против своего же сообщества и перестает ассоциировать себя с ним. Успешное завершение этого этапа операции практически всегда влечет за собой распад данного сообщества.


Разрыв.


Этот метод основан на том, что реально существующие сообщества людей, как правило, достаточно неоднородны и состоят из различных подгрупп, отличающихся по одному, или нескольким, признакам. Поэтому, к ним можно применить классический алгоритм «разделяй и властвуй». Существует несколько вариантов алгоритма. В первом из них, для отдельных частей сообщества создаются специализированные группы по интересам (кластеры), которые затем постепенно удаляются друг от друга.При этом смещение интересов часто идет незаметно для самих участников групп и под благовидным предлогом. Взаимное дистанцирование частей сообщества производится до тех пор, пока разница в интересах не станет настолько значительной, что эти части перестанут быть связанными друг с другом. Другой вариант — две (или более) группы просто натравливаются друг на друга. Испортив с помощью соответствующей пропаганды отношение одной группы к другой и вызвав с ее стороны видимую агрессию, можно с успехом вести аналогичную пропаганду в другой группе, настраивая ее против первой. Далее пойдет уже самоподдерживающийся процесс, в результате которого сообщество, в конце концов, распадется на враждующие лагеря.


Маргинализация.


Идея метода заключается в уменьшении культурного и интеллектуального потенциала сообщества, а также его привлекательности для внешних социальных слоев.Один из способов достичь этого состоит во внедрении внутрь сообщества, особенно в его ядро, провокаторов, которые способствуют разрушению сообщества первыми двумя способами, а также дискредитируют его в глазах потенциальных новых участников. Главное качество подобных провокаторов — активность и умение перекричать менее активное большинство. Из-за провокаторов сообщество постепенно покидают наиболее вменяемые участники, что со временем приводит к превращению его в шутовской балаган. Соответсвенно, мнение о сообществе начинают целиком формировать верховные «шуты».



 Методы, основанные на управлении вниманием


Наиболее распространенными технологиями неявной контрпропаганды являются технологии управления вниманием публики. Их можно свести к трем основным приемам.


Отвлечение.


Самым простым и известным методом управления вниманием аудитории является отвлечение. Известно, что в большинстве случаев 80% интеллектуальных ресурсов активной части интернет-сообщества занимает одна, главная на текущий момент, тема. Еще 15% внимания занимают два-три чуть менее важных вопроса. Остальные темы дружно делят между собой оставшиеся пять процентов. Таким образом, если мы хотим сделать так, чтобы какое-либо событие прошло незамеченным, или отвести внимание людей от обсуждения вредного вопроса, нужно всего лишь взорвать информационную бомбу — создать тему (новость), которая захватит умы публики и вытеснит оттуда всякие ненужные нам «глупости». При этом совершенно не важно, действительно ли актуальна новая тема, или нет, главное, что опасная для нас информация ушла из поля массового внимания.


Информационная перегрузка


Другой часто встречающийся метод — информационная перегрузка, или шумовая атака. Шумовая атака применяется в том случае, если каким-то образом опасная для заказчика информация стала объектом массового внимания. Простое отвлечение здесь часто не помогает, ибо создать информационную бомбу достаточной мощности не всегда возможно за разумное время. Тогда делается следующее. Чтобы не допустить правильного толкования людьми «опасной» информации, искусственно создаются многочисленные ложные толкования, которыми усеиваются соответствующие информационные ресурсы. В результате люди запутываются в вопросе, теряют правильный след, а вскоре и интерес к теме.


Демократия шума.


Этот метод представляет собой несколько измененный вариант метода «Информационная перегрузка» — когда к важной и опасной информации добавляется огромная куча информационного мусора, разобрать которую не по силам даже экспертам. Этим достигается два эффекта. Во первых, опасная информация превращается в иголку в стоге сена, во вторых, доверие к самому источнику такой информации падает. Типичный пример — сайт WikiLeaks, содержащий уже такое количество инфо-спама, что найти в нем действительно угрожающую чьим-либо интересам информацию, для простого человека проблематично.



 


Методы, основанные на управлении восприятием


Сутью данных методов является искажение нейтрализуемых идей с целью формирования в головах людей изуродованного представления об этих идеях, либо с целью выгодной трансформации самих идей, в результате которой они перестанут представлять опасность.


Рога.


Прием является специализацией пропагандистской технологии «наведение ассоциаций» для задач контрпропаганды. Заключается в создании отрицательных ассоциаций с атакуемой информационной сущностью путем смешивания ее элементов с элементами заведомо негативных информационных сущностей. Например, если логотип политической партии на картинке совместить со свастикой, а потом эту картинку распространить в сети, то в сознании увидевших картинку сложится ассоциация между данной партией и фашизмом, что вряд ли увеличит ее рейтинг. При этом художественный образ, в котором производится такое смешивание, может вообще иметь совершенно другую, не связанную с политикой цель.


Пугало первого порядка.


Технология «пугало» заключается в создании фальшивого образа (фейка) дискредитируемой информационной сущности. Фальшивый образ создается таким, чтобы, с одной стороны, максимально походить на настоящий, а с другой — вызывать как можно большее отторжение у целевой аудитории. Аудитория же, принимая ложный образ за настоящий, формирует соответствующее отношение к дискредитируемому объекту. Чаще всего дискредитация реализуется через доведение соответствующих идей до абсурда, превращении их в карикатуру на самое себя. Это может быть подставной сайт организации, своим содержанием дискредитирующий эту организацию, или написанная от чужого имени экстремистская листовка. Типичный пример «пугала» из реальной жизни — блог Льва Щаранского, где идеи демократии, свободы и толерантности превращены в посмешище. Как правило, пугало первого порядка легко раскусывается теми, кто действительно разбирается в дискредитируемых этим пугалом идеях.


Пугало второго порядка (Адское пугало).


Адское пугало — крайне мощное оружие, используемое профессионалами экстра-класса. По форме оно похоже на пугало первого порядка, однако есть важный нюанс — его целевой аудиторией являются как раз апологеты нейтрализуемых идей. Расчет делается на то, что образ будет принят ими за обычное пугало и, тем самым, содержащиеся в этом пугале конструктивные составляющие будут дискредитированы уже в глазах самих апологетов. Тем самым уничтожаются важные конструктивные составляющие нейтрализуемой информационной сущности, без которых данная сущность становится относительно безвредной. Адское пугало является точечным оружием, его использование требует хорошего понимания нейтрализуемой идеологии и знания всех ее нюансов. Применение «адского пугала», при всей своей эффективности, очень редко обнаруживается противником.


Прививка.


Этот прием похож на «адское пугало» и представляет собой превентивный контрпропагандистский удар, направленный на то, чтобы заранее подготовить публику к появлению нежелательной пропаганды. Это осуществляется путем упреждающего предоставления аудитории ослабленной версии ожидаемой пропагандистской идеи. После этого производится публичный и полностью контролируемый «разгром» этой искусственно созданной идеи, заканчивающийся формированием в сознании людей готового стереотипа относительно оной. В результате, использование этой идеи противником уже не будет столь эффективным, ибо аудитория будет иметь относительно нее сформировавшееся мнение.


Канализирование (увод траектории).


Существующие в информационном пространстве идеи не являются чем-то статическим, неизменным во времени. Они непрерывно видоизменяются, обрастают новыми деталями, теряют некоторые старые. Одни идеи развиваются и становятся сильнее, то есть обретают большую силу влияния на людей, другие, наоборот, деградируют и отмирают. Одна и та же идея может развиваться разными путями, причем одно направление ее развития может быть более опасным, чем другие. Воздействие на процесс формирования какой-либо идеи с целью изменения траектории ее развития в безопасное русло — часто применяемый контрпропагандистский прием. Сам алгоритм такого изменения траектории (канализирования) носит стратегический характер и во многом аналогичен тому, что был рассмотрен в теме о пропаганде. Типичный пример канализирования в современной политике — дискредитация политических институтов в левых оппозиционных течениях, в результате чего их протест сводится к пустой болтовне и уличным погромам.


Противопоставление.


Метод основан на выявлении противоречий в идеологических конструкциях противника и придании этим противоречиям непреодолимого характера. Из теоремы Геделя следует, что чем сложнее система взглядов и чем меньше она основана на догмах, тем в большей степени отдельные ее составляющие могут вступать в противоречия друг с другом. Высветив эти противоречия под определенным углом и преувеличив их должным образом, можно противопоставить одни части идеологической системы другим. После чего, декларируя несовместимость этих частей, можно легко вбить в нейтрализуемую идеологическую систему клин и разорвать ее. Данная технология может применяться как в тактическом, так и в стратегическом масштабах.


Особенность контрпропаганды в сети интернет.


Контрпропаганда в интернете ведется с использованием тех же самых особенностей всемирной сети, что были описаны в разделе, посвященном пропаганде. Однако, отдельно стоит рассмотреть специфические интернет-технологии, используемые для разрушения и нейтрализации пропаганды на вражеских интернет-ресурсах. Их можно разбить на две основные группы методов: прямая атака сайтов и троллинг.


Прямая атака сайтов.


Прямая атака сайтов это комплекс мер, направленных на воспрепятствование деятельности сайта, затруднение доступа к содержимому сайта, уничтожение этого содержимого. Эти меры могут носить правовой, или не правовой характер. При наличии законных способов доказать, что материалы сайта нарушают действующее законодательство, можно обратиться через правоохранительные органы к хост-провайдеру, обеспечивающему хостинг сайта. Однако, в большинстве случаев таких оснований нет, и поэтому применяются внеправовые методы, такие как взлом сайта, DDOS-атака, упячка, заспамливание. Как правило, такие действия проводятся в случае, если содержание сайта несет прямую идеологическую угрозу кому-либо. Недостаток этих методов заключается в том, что их действие ограничено в пространстве и времени, так как нежелательная информация всегда может быть перенесена на другой ресурс, восстановлена, переведена в другую форму и т. д.


Троллинг


Гораздо больший интерес представляет троллинг — довольно затратный, но в тоже время действенный комплекс методов, направленный на разрушение сетевых сообществ и объединений. Фактически, он является одной из разновидностей технологии сетевой войны, известной на Западе под названием астротерфинг».


Вот что пишет по этому поводу в своем блоге на сайте газеты The Guardian эколог Джордж Монбиот:


«От месяца к месяцу накапливается все больше доказательств того, что подставные пользователи «подминают под себя» интернет-форумы и ветки комментариев. Речь идет о так называемом «астротерфинге» — создании искусственного общественного мнения. «Анонимность интернета дает компаниям и правительствам блестящие возможности для астротерфинга — фальшивых массовых кампаний, создающих впечатление, будто масса народу требует определенного политического курса либо выступает против него.»


По словам Монбиота, неназванный астротерфер рассказал ему, как внедрялся на форумы и отстаивал интересы корпораций — клиентов фирмы.


«Как и другие члены команды, он выдавал себя за бескорыстного рядового гражданина. А точнее, за целую толпу бескорыстных рядовых граждан: использовал 70 личин, чтобы избежать разоблачения и заодно создать впечатление, что его аргументы встречают широкую поддержку», — пишет автор. Чтобы заглушить голоса реальных людей, астротерферы применяют изощренные методы, утверждает автор, ссылаясь на «электронные письма, добытые политическими хакерами в американской фирме HBGary Federal, которая занимается кибербезопасностью». Специальные программы — так называемый «persona management software» — «создают весь антураж, который есть в онлайне у реального человека: имя, почтовый ящик, сайты, аккаунты в соцсетях».


Фальшивый аккаунт поддерживается путем автоматического репоста или вывешивания ссылок. При необходимости астротерфер-человек пользуется этим «аккаунтом с историей», как своим. Самая тревожная весть — ВВС США объявили тендер на поставки persona management software, которые могут создавать «10 личин для одного пользователя», снабжать астротерферов выбранными наугад IP-адресами, а также создавать статичные IP-адреса для каждой личины, чтобы астротерферы могли поочередно выступать от ее лица. Подобные программы могут в потенциале уничтожить интернет как форум конструктивных дебатов, предостерегает автор. Армии слаженно действующих троллей уже действуют в комментариях к материалам, влекущим за собой серьезные коммерческие последствия, заключает автор.


А теперь, вкратце опишем наиболее распространенный алгоритм разрушения форумного комьюнити, объединенного какими-либо общими идеями. Жизнедеятельность комьюнити строится вокруг обсуждения комплекса вопросов (дискурса), касающегося развития указанных идей. Важным условием проведения операции по разрушению сообщества является его саморегулирующийся, то есть демократический характер, когда администратор соответствующего ресурса практически не уделяет ему внимания и надеется на профессионализм модераторов. Как правило, данная операция проводится в несколько этапов. Первый этап включает в себя тонкий троллинг и канализирование главенствующего дискурса в нужное для последующих этапов русло. С этой целью в комьюнити внедряются специально обученные тролли. Посредством троллинга осуществляется разрушение дискурса, в результате чего смысл существования комьюнити размывается и оно перестает интересовать наиболее интеллектуальную его часть. Наиболее умные и авторитетные участники комьюнити, составляющие его элиту, начинают покидать ресурс. В этот момент начинается второй этап операции. На втором этапе тролли осуществляют захват «освободившихся мест» и сами становятся элитой сообщества. Главная цель второго этапа — окончательное замещение интеллектуального ядра комьюнити и захват ведущих модераторских позиций. После выполнения этой задачи включается третий этап, на котором троллинг активизируется и приобретает более «толстые формы», начинается зафлуживание ресурса сообщениями идиотского содержания. Воспрепятствовать проведению третьего этапа, при условии удачного завершения первых двух, практически невозможно, ибо основные модераторские места уже находятся в лапах троллей. В ходе третьего этапа комьюнити окончательно очищается от сколько-нибудь вменяемых участников. Завершающий этап, целью которого является окончательное уничтожение сообщества, предусматривает сплошное зафлуживание ресурса оффтопом, откровенным бредом, порнографией, изображениями нацистской символики, и т. п. Воспрепятствовать проведению подобной операции может коллектив сильных модераторов, возглавляемый заинтересованным в судьбе сообщества администратором.


Цензура и анонимность в интернете.



В заключение рассмотрим часто обсуждаемые в последнее время проблемы интернет-цензуры и сетевой анонимности. Как известно, любая интернет-анонимность всегда относительна, так как компетентные органы в большинстве случаев в состоянии вычислить автора того или иного шедевра по IP, cookies, параметрам системы. Однако, в виду огромного количества пользователей, следить за каждым из них невозможно. Поэтому, на практике, среднестатистического Васю Пупкина, оставляющего сообщения на форуме, можно считать анонимом. Который может писать все, что ему вздумается. С целью борьбы с анонимностью, на многих ресурсах существует так называемый фейс-контроль, то есть при регистрации посетитель обязан указать свои настоящие имя и фамилию. Кроме того, не так давно в интернет-тусовке обсуждалась возможность введения так называемых интернет-паспортов, делающих каждого пользователя сети прозрачным и, тем самым, ликвидирующих проблему анонимности, как таковую. Понятно, что деанонимизация наложит на посетителей определенную ответственность, а вместе с ней и ограничения в плане используемых для выражения мыслей художественных средств. Вместе с этим, устранение анонимности уменьшит объем информационного шума и сделает дискуссию более цивилизованной, приблизив ее к формам, характерным для второй половины двадцатого века, когда интернета еще не было.


То есть, с одной стороны, деанонимизация облегчит цензурирование, но с другой, затруднитприменение современных технологий контрпропаганды. Является ли это целью тех, кому выгодна цензура в интернете ? Нет, не является. Смыслом буржуазной цензуры является уничтожение неугодных буржуазии идей, а это намного эффективней делать, используя перечисленные здесь контрпропагандистские технологии. Возможная паспортизация сети приведет к тому, что интернет станет более цивилизованным местом, сформируются понятные правила игры, ослабнут возможности по применению неявных технологий, таких как троллинг, заспамливание ресурсов порнухой, флейм и т. п. В тоже время, интернет-паспорта не помешают журналистам и контркультурным активистам выражать свои идеи в приемлемых художественных формах, как это было в 60..90 годах двадцатого века в СССР и на Западе. При этом, попытки ужесточить цензуру с использованием тоталитарных мер могут привести к уходу общественно-политической жизни из интернета в реал, развитию андеграунда, и, в конечном счете, появлению альтернативы официальному интернету и консолидации оппозиции вокруг опасных для власти идей. Поэтому, на мой взгляд, интернет-паспорта в ближайшем будущем введены не будут. Интернет-цензура и без них работает, а ломать успешно функционирующую систему никому не нужно.