Общество

Информационные войны в Интернете ( Часть 2 )

Май 10
09:57 2012

Информационные войны в интернете.


Часть вторая: пропаганда.



1. Основные принципы пропаганды.


Так же, как артиллерия — бог войны реальной, пропаганда — основа войны информационной. С неё, собственно, и начнем. Для начала зададимся вопросом, как так получается, что масса неглупых людей вдруг, ни с того ни с сего, заражается определенной идеей (или комплексом идей), следование которым не несет ничего хорошего этой группе ? Почему, казалось бы, образованные и не лишенные критического мышления люди, вдруг начинают в едином порыве следовать, словно стадо баранов, за весьма сомнительными вождями и проповедниками ? Чтобы это понять, надо усвоить пять основных свойств человеческого сознания, которые делают человека весьма уязвимым для манипуляции существом.


Первое свойство заключается в том, что человеку, на самом деле, очень трудно внушить что-либо новое, то есть научить его чему-либо, чего он до этого не знал. «Массы называют истиной информацию, которая наиболее знакома, — писал Йозеф Геббельс. — Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем». Даже ребенку в школе требуется долго вдалбливать предмет, чтобы он его усвоил. А если же человек уже взрослый, с устоявшимся мировоззрением и системой знаний, то открыть что-то действительно новое для себя он сможет только в том случае, если сам приложит для этого существенные усилия. Да и то, хороший учитель в помощь не помешает. Поэтому, быстро и эффективно можно внушить человеку только ту идею, которая ему уже хорошо известна. Желательно, чтобы она уже была частью его собственной системы ценностей, но при этом до конца не осознавалась. Как правило, такие идеи усваиваются людьми в детстве и ранней юности, т. е до 18 лет. Конечно, в более позднем возрасте накопление опыта и усвоение новых идей тоже происходит, однако, такие поздно усвоенные идеи носят более индивидуальный характер, а следовательно плохо предсказуемы и не массовы. Важно еще и то, чтобы внушаемая идея не выглядела банальной и всем очевидной, то есть она не должна быть слишком наивной и примитивной. Иначе она просто не будет воспринята — наш разум не склонен тратить внимание на очевидные вещи, пусть они и далеко не всегда им учитываются при совершении частных умозаключений. Таким образом, наиболее усваиваемыми являются те идеи, которые запали в голову в подростковом возрасте, т. е. от 14 до 18 лет. Более ранние идеи — слишком наивны и банальны, более поздние — слишком индивидуальны и непопсовы.


Второе основное свойство сознания человека непосредственно проистекает из стадности людей, как биологического вида. Проиллюстрируем это на примере:


«В одном городе в местных СМИ прошло сообщение, что вскоре цены на сахар резко вырастут, поскольку правительство собирается обложить производителей сахара дополнительным налогом. Население города разделилось на две группы. Первая группа состояла из тех, кто поверил и бросился покупать сахар, пока он не подорожал. Вторая группа решила, что сообщения о дополнительном налоге не имеют под собой никакой реальной почвы. Представители второй группы поняли, что торговцы сахара просто распустили выгодный им слух для того, чтобы подстегнуть спрос на их товар. Однако вторая группа в полном составе также рванула в магазин и точно так же, как и первая взялась быстро скупать сахар. Разумеется, когда весь город начал гоняться за сахаром, цены на него поднялись и без всякого введения налога, что дало повод первой группе убедиться в своей «правоте», «мудрости» и «прозорливости». С первыми всё ясно — это внушаемые и доверчивые люди, которые попались на удочку аферистов. Но почему же поведение вторых, более умных и проницательных, в конечном итоге, ничем не отличалось, от поведения первых? Чтобы ответить на этот вопрос надо проанализировать, как в данном случае рассуждал умный человек. Да, он знал, что никаких новых налогов никто вводить не собирался, и цены на сахар расти не должны. Но он предполагал, что обязательно найдутся те, которые поверят заказным статьям в прессе и побегут покупать! Тогда цены всё-таки повысятся, и все болваны успеют закупить сахар по низкой цене, а он, такой весь из себя прожженный и проницательный, будет вынужден переплачивать! Этот классический случай манипуляции, вошедший в учебники, показывает, что существуют способы управления значительными массами людей без применения к ним прямого насилия. Человек уверен, что поступает по собственной воле, а между тем его поступки предопределены чужой волей.»


Источник.


Итак, люди всегда подсознательно стремятся быть такими как все, не выделяться и следовать за большинством. Они боятся стать изгоями. С одной стороны, такая стратегия минимизирует риск серьезной ошибки, поскольку если у одного человека может вдруг нарушиться адекватное восприятие реальности, то вероятность подобного нарушения сразу у множества людей значительно меньше. С другой стороны, большинство может игнорировать нюансы, доступные лишь для понимания меньшинства. В ситуациях, когда учет подобных нюансов имеет решающие значение, следование мнению большинства может привести к печальным последствиям.


Третье важное свойство состоит в том, что при восприятии и оценке поступающей информации, люди, в массе своей, склонны больше полагаться на эмоции, чем на разум и логику. Один из принципов Гитлера звучал так:


“пропаганда должна воздействовать больше на чувство и лишь в очень небольшой степени на так называемый разум”.


Поэтому, любые рационально-логические доводы должны подкрепляться яркими образами и метафорами, вызывающими нужную эмоциональную реакцию. Особенность гуманитарной сферы таковы, что в ней можно с одинаковым успехом рационально обосновать даже диаметрально противоположные утверждения. Но люди воспримут ту точку зрения, которая будет в большей степени созвучна их чувствам. Особенно вышесказанное касается пропаганды, обращенной непосредственно к массам, к толпе. В отличие от отдельного человека, толпа не способна к критическому мышлению и при принятии решений оперирует исключительно эмоциями.


Четвертое свойство сознания это так называемая «аналоговая память», которая гораздо лучше усваивает многократно повторяющуюся информацию. В этом отношении человек подобен радиоприемнику, который накапливает принимаемый сигнал, чтобы выделить его на фоне шумов. И если мы хотим, чтобы именно наша идея показалась публике наиболее важной, нам следует посылать одно и тоже сообщение многократно, чтобы оно накопилось в нейронах мозга и приобрело максимальную амплитуду в сознании людей. Таким образом, один из самых эффективных методов пропаганды — неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. Человеку обычно кажется убедительным то, что он лучше запомнил, даже если запоминание произошло в ходе чисто механического повторения фразы из распространившегося в интернете ролика, или назойливой песенки. При этом воздействие ведется не на идеи и теории противника, а на обыденное сознание, повседневные «маленькие» мысли, желания и поступки среднего человека. Известный философ Антонио Грамши писал: «Это — не изречение некой истины, которая совершила бы переворот в сознании. Это огромное количество книг, журналов, брошюр, газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то дополнительное усилие, из которого рождается коллективная воля, которая необходима, чтобы получилось действие».
Повторение — одно из основных средств недобросовестной пропаганды. Поэтому оно служит хорошим признаком ее наличия. Если вдруг начинают ежедневно мусолить одну и ту же тему и употреблять одни и те же словесные конструкции — дело нечисто.


И, наконец, пятое свойство, отчасти являющееся противоположностью первого. Людям, как это ни странно, нравится делать неожиданные открытия, переворачивающие картину с ног на голову. Их привлекают сенсации, им нравится слушать треск шаблонов и звон расколотых стереотипов, наблюдать за «срыванием покровов». Но почему так происходит ? Во многом потому, что приобретение новой и неожиданной информации создает у человека ощущение собственного ума и причастности к некому элитному кругу людей, которые знают «правду», недоступную остальному «быдлу». Подобно ученому, человек испытывает гордость и удовлетворение от совершенного открытия. Увы, эта гордость затуманивает критическое мышление и мешает посмотреть на «открытие» с разных точек зрения. При этом, как правило, ничего на самом деле нового в подобных откровениях нет (см. первый пункт), а вся новизна — кажущаяся, из-за предварительно сформированного дискурса.
На данном свойстве основан еще один известный прием, используемый современными СМИ — сенсационность. Новость типа «собака покусала человека» вряд ли вызовет серьезный интерес, однако новость «человек укусил собаку» наверняка привлечет внимание и вызовет бурные обсуждения. Если же добавить, что человек укусил собаку в Киеве, то столица Украины может чуть ли не начать ассоциироваться с кусанием собак. Эту особенность хорошо знают и вовсю используют манипуляторы сознанием.


2. Типовые приемы явной пропаганды.


Явной называется такая пропаганда, при которой декларируемые идеи совпадают с реально продвигаемыми. То есть пропагандист не скрывает цель своей пропаганды, хоть и использует для нее не всегда честные технологии. Перечислим наиболее часто встречающиеся приемы.


Визуальные образы.


Этот прием заключается в том, что для передачи идеи используются яркие образы, которые вызывают относительно легко узнаваемых фигурантов требуемые эмоции. Наиболее удобный инструмент для этого — карикатура. На ней политические противники изображаются толстыми, кривыми, горбатыми уродцами, но при этом со злобной и хитрой улыбкой. При их изображении используются серые и черные цвета. Свои люди, наоборот, показываются стройными и благородными красавцами с добрым и величественным взглядом. Как правило, их фигуры выводятся в светлых и цветных красках. Подобным образом можно использовать и другие виды искусства — кино, мультфильмы, и т. п.


Слова — классификаторы.


Нужные эмоции можно возбуждать, вызывая в голове человека соответствующие ассоциации через использование правильных слов-классификаторов. Грамотно использованное слово-классификатор само по себе способно вызвать множество ярких ассоциаций и образов. Например, услышав всего два слова «Зима» и «праздник», мы сразу представляем себе новогоднее веселье и снежные забавы. Подобные слова позволяют экономить время, передавая в сжатом виде огромный объем информации. При этом, называя какой-либо предмет определенным словом, мы тем самым подчеркиваем какую-то его специфическую особенность, не обращая внимания на остальные характеристики. Таким образом, данный предмет классифицируется и занимает в картине мира слушателя нужное место. Естественно, грех не использовать эти свойства слов-классификаторов в пропаганде. С помощью классификаторов, описывающих объекты или события, информация форматируется так, что получатель пропагандистского сообщения принимает навязываемое ему определение ситуации. Например, если требуется вызвать негативное отношение к участникам акции протеста, то их называют «хулиганами», «экстремистами», «агрессивно настроенной толпой». Если же нужно, наоборот, показать протестующих с хорошей стороны, используются эпитеты «народ», «рабочие», «мирные демонстранты».


Создание аналогий.


Прием основан на склонности людей мыслить аналогиями. Для того, чтобы показать сущность изучаемого явления, мы часто используем другое, более известное и изученное явление, имеющее что-то общее с изучаемым. Например, для понимания процесса распространения электромагнитных волн, можно представить себе волны на поверхности воды. Но данный метод, годящийся для обучения школьников студентов уже известным науке физическим явлениям, не всегда годится для описания, или прогнозирования еще не изученных явлений. Ибо в первом случае используются априори корректные относительно рассматриваемых свойств аналогии, а во втором, корректность аналогии еще не известна. Часто бывает так, что решающими оказываются не общие свойства явлений, а игнорируемые строителем аналогии различия. В этом случае, аналогия просто не работает и вводит людей в заблуждение. Тем не менее, стремясь увеличить эффективность пропаганды, пропагандисты не особо утруждают себя вопросами корректности приводимых аналогий, а иногда и вовсе специально конструируют заведомо ложные аналогии.


Иллюзия документальности.


Сообщение, или новость кажутся тем достовернее, чем больше они подкреплены реальными фактами, а особенно непосредственно наблюдаемыми событиями. Новость в газете, сопровождаемая фотографиями с места событий, вызовет больше доверия, нежели голый текст. Еще большее воздействие оказывают видеорепортажи. Способность напрямую транслировать происходящее является главным преимуществом телевидения, превращая его в мощное оружие пропаганды. Наибольший результат достигается тогда, когда репортаж ведется из самой гущи событий, а зритель ощущает себя непосредственным участником разворачивающегося действия. Если такой репортаж сопроводить нужными словами, создающими требуемую картину происходящих событий в целом, то эта картина наверняка будет принята публикой как достоверная.


Угроза.


Данная стратегическая методика заключается в том, что агитация строится на критике того субъекта, который воспринимается целевой аудиторией как враг. Например, используя антиамериканские настроения в обществе, можно понизить доверие к оппозиции, просто заявив, что ее деятельность финансирует госдеп США. По этой же причине, агитация среди националистов редко обходится без упоминания мирового сионизма. Разновидность приема — создать предварительно ярко выраженную угрозу, которая заставит людей бояться и искать защиту. После этого, любая позиция, направленная против данной угрозы, будет вызывать больше доверия, чем она бы вызвала в обычной ситуации. Угрозой может быть что угодно: террористы, «русские фашисты», свиной грипп, и т. п.


Искажение размеров.


Особенность воздействия инфосферы на общественное сознание такова, что люди не всегда представляют себе масштабы тех явлений, о которых говорят в СМИ и которые обсуждаются в интернете. Например, люди больше боятся погибнуть в результате теракта, чем в результате автокатастрофы, хотя, по статистике, число жертв автокатастроф значительно превышает число жертв террористических актов. Дело в том, что информационная активность вокруг какого-либо явления позволяет ему занять неэквивалентное его реальному статусу положение. Муссирование какой-либо проблемы в СМИ позволяет значительно повысить ее значимость в сознании людей по сравнению с ее реальной значимостью. И наоборот, замалчивание определенных вопросов приводит к тому, что население, за исключением тех людей кого эти вопросы касаются непосредственно, думает, что этих вопросов не существует. Таким образом, происходит искажение размеров в создаваемой у аудитории картине мира, где мухи могут вырастать до размеров слонов, а слоны превращаться в мух. Для получения эффекта данный прием должен применяться на длительных временных отрезках, поэтому его следует отнести к разряду стратегических.


Апеллирование к интеллекту.


Одним из наиболее ценных качеств в современном обществе, вне всякого сомнения, является ум. Человеку нравится, когда его считают умным, и поэтому он прилагает все усилия, чтобы стать умнее, образованнее. Ну, или, хотя бы, выглядеть таковым в глазах окружающих. Это свойство людей умело используют манипуляторы, устанавливая искусственные ассоциации между определенными точками зрения и интеллектом. При этом возникает иллюзия, что умный человек может считать только так, а если он считает по другому — то он дурак. Фразы типа «ты же умный и должен понимать, что Советский Союз развалился сам», «не будь дебилом, выкинь эту чушь про коммунизм из головы», «пора бы уже повзрослеть и понять, что выборы это всего лишь клоунада, которая ничего не решает» являются хорошим примером того, как стремление людей стать «взрослее» и «умнее» канализируется в принятие выгодной манипуляторам точки зрения.
Другой похожий прием из этой же серии — апеллирование к науке, как источнику объективной истины. Типичный пример — широко используемые фразы «ученые доказали», или «по мнению ученых». Сообщение, идущее за подобными фразами, будет априори вызывать больше доверия.


Ссылка на авторитеты.


Довольно эффективным способом придать своим словам дополнительный вес является апеллирование к известному авторитету, популярному в той аудитории, в которой ведется пропаганда. Это может быть религиозный деятель, или пророк из священного писания, если агитация ведется среди верующих людей. В сообществе атеистов неплохо сработает ссылка на высказывание известного ученого, а в молодежной тусовке любителей рок-музыки доверием будет пользоваться мнение лидера уважаемой рок-группы. Наконец, агитацию среди коммунистов целесообразно сопровождать цитатами из классиков — Маркса, Энгельса, Ленина и т. д. Фраза «Маркс писал, что…» наверняка окажется существенным аргументом в обсуждении существующей политико-экономической ситуации, хотя все прекрасно понимают, что Карл Маркс жил давно и понятия не имел о том, как будет устроено общество в 21-м веке. Люди, особенно пользователи интернета, склонны ориентироваться на мнения хорошо известных и уважаемых личностей, которых они считают компетентными и беспристрастными. Таких личностей часто называют «лидерами мнения», или неформальными лидерами. К ним относятся известные журналисты, политологи, блоггеры и прочие сетевые писатели. По мнению некоторых исследователей, сильнее всего на формирование у обывателя мнения по какому-либо вопросу влияют отнюдь не массированные пропагандистские кампании в СМИ, а циркулирующие в обществе идеи, мифы и установки, источниками которых как раз и являются упомянутые неформальные лидеры. Таким образом, воздействуя на авторитетных в том или ином сообществе лидеров, можно транслировать в данном сообществе нужные настроения.


Локальная безальтернативность.


Для того, чтобы стать по настоящему убедительной, теория должна отвечать на те вопросы, на которые конкурирующие теории ответить не в состоянии. Иными словами, если мы продвигаем какую-либо идею, то конкурирующие идеи должны быть заведомо слабыми, смешными и нелепыми, или их вовсе не должно быть. Для этого нужно создать такие условия, в которых сколько-нибудь разумные альтернативы продвигаемой идеи просто отсутствуют. Самый простой способ достичь этого — поместить дискуссию по какому-либо сложному и важному вопросу в ограниченные рамки, как по времени, так и по составу участников. В этом случае, хорошо подготовленная и подкрепленная фактами пропаганда вряд ли встретит достойное сопротивление, так как способные сформулировать адекватный ответ люди могут просто не найтись, либо на подготовку такого ответа не окажется времени. Локальная безальтернативность может быть создана как в тактическом масштабе, например в виде форумной дискуссии на один-два дня, так и в стратегическом — на время осуществления сдвига общественного мнения.


Группа поддержки.


Как было замечено выше, люди в массе своей стремятся согласовывать свою точку зрения с мнением окружающих, чтобы она не сильно отличалась от общественного мнения. Из этого следует, что намного комфортнее в дискуссиях чувствуют себя те, кто имеет единомышленников. Если человек видит, что он одинок в своем мнении, и все высказывающиеся вокруг думают иначе, то он сам начинает сомневаться в своей позиции. И если не отказывается от нее совсем, то хотя бы старается не высказывать, чтобы на него не смотрели, как на идиота. Эта особенность человеческой психики вовсю используется пропагандистами, особенно в интернете. Группа поддержки из нескольких человек способна эффектно сымитировать общественное мнение, оставляя комментарии к статье, или посты на форуме. Даже если в статье высказывается по меньшей мере спорная, или однобокая точка зрения, положительные комментарии создадут у читателя иллюзию популярности оной.


Эффект интерактивности.


Психологические эксперименты показали, что человек склонен больше доверять таким источникам информации, с которыми он либо находится в тесном контакте, либо имеет возможность в такой контакт вступить. В частности, если человек непосредственно участвует в каком-либо обсуждении, то он с большей охотой меняет свое мнение под воздействием аргументов других участников, чем пассивные наблюдатели дискуссии. Похожим образом, игрок в компьютерную игру сильнее втягивается в процесс, чем зритель фильма. Данный эффект называется эффектом интерактивности и широко используется на телевидении в различных ток-шоу, когда у зрителей есть возможность совершать звонки в студию во время прямого эфира, участвовать в телефонном голосовании и т. д. В результате, у аудитории не возникает ощущения одностороннего воздействия и комплекса «безучастности адресата». Еще большее распространение этот эффект получил в интернете, где вовлечение людей в дискуссии на форумах и в комментах значительно повысило эффективность пропагандистской работы.


3. Типовые приемы скрытой пропаганды.


Суть скрытой пропаганды состоит в том, что распространяемая информация содержит в себе несколько различных идей, одни из которых являются декларируемыми, то есть как бы пропагандируются, а другие, будучи замаскированными, предназначены для формирования у аудитории нужного мнения. Скрытая пропаганда эффективна за счет того, что она обходит существующие в сознании фильтры, нацеленные на обнаружение пропаганды и включение необходимой ментальной защиты от нее. Существует множество приемов и трюков скрытой пропаганды, рассмотрим наиболее интересные из них.


Контрабанда.


Классический случай скрытой пропаганды — простое замешивание пропагандистского сообщения в кучу маскировочной информации, которая заведомо вызовет доверие аудитории. При этом пропагандистское сообщение подается в будничном сером тоне, как нечто обыденное и общеизвестное, а маскировочная информация, наоборот, делается яркой и привлекающей внимание. Задача состоит в том, чтобы аудитория начала обсуждать маскировочную информацию, а пропагандируемую проглотила, не заметив подвоха. К этой технологии относится и известное правило «на 10% лжи должно приходиться 90% правды», активно используемое манипуляторами сознанием.
Часто маскировочная информация включает в себя абсолютно точные данные, вплоть до мельчайших подробностей, чтобы усилить иллюзию достоверности.


Информационный вирус.


Развитием технологии «контрабанда» является использование так называемых информационных вирусов. Информационный вирус представляет собой информацию, которая состоит из внешней оболочки, способствующей распространению вируса, и внутренней начинки, содержащей пропагандируемую идею. Существует несколько классов вирусов, в том числе и безоболочковые, в которых размножающаяся информация сама по себе несет пропагандистское действие. Но все вирусы имеют одно и тоже свойство — они настолько привлекают к себе внимание публики, что подхватываются ею и начинают стремительно размножаться посредством сарафанного радио, интернета и крупных СМИ. Для этого тело вируса должно быть небольшим, ярким и легко усваиваемым. Подойдет эффектный видеоролик на злободневную тему, юмористический клип, прикольная картинка, короткий и запоминающийся слоган, типа «не тормози — сникерсни», и т. п. При этом сама пропагандируемая идея не должна быть слишком ярко выраженной: во-первых, эффект достигается за счет массовости и повторения, а во-вторых, слишком яркий посыл может активизировать защитные фильтры сознания.


Таран.


Часто требуется сделать так, чтобы пропагандируемая идея охватила как можно больше народу, но при этом не только осталась бы незамеченной, но и не вызвала сколько-нибудь существенных подозрений. Для этого используется схема из двух информационных блоков — первого, ударного, и прикрываемого, представляющего из себя относительно безобидное сообщение с внедренной внутрь пропагандой. При этом прикрываемый блок является логическим продолжением ударного и паразитирует на его популярности. Задача ударного блока — привлечь к себе внимание, вызвав бурные обсуждения и подготовив аудиторию к появлению прикрываемого блока. Прикрываемый блок действует как обычная контрабанда, но при этом не вызывает подозрения, поскольку рассматривается как часть общей кампании.


Прицеп.


Еще одним развитием техники «контрабанда» является методика под названием «прицеп». Здесь пропагандируемая идея цепляется к заведомо поддерживаемому аудиторией идеологическому комплексу, но в отличие от классической контрабанды не маскируется в нем, а органически в него встраивается. Грамотно сконструированный «прицеп» впоследствии начинает играть в своем идеологическом комплексе такую же важную роль, как и головное «транспортное средство», становясь неотъемлемой его частью. Формирование «прицепа» требует длительной и тонкой работы, поэтому эта технология в основном применяется в стратегическом масштабе.


Канализирование.


Данный метод напоминает «прицеп», с той лишь разницей, что в нем «прицеп» со временем становится главнее, чем «головной транспорт». При канализировании пропаганда сначала подстраивается под вкусы и взгляды целевой аудитории с тем, чтобы вызвать доверие к источнику. После того, как источник пропаганды стал пользоваться достаточным доверием, производится плавное смещение акцентов агитации на те пункты, которые требуется пропагандировать в данной аудитории. Ставка делается на постепенное, неторопливое, «эволюционное» изменение повестки дня, а вместе с ней и настроений людей. Хороший пример канализирования — Германия 30-х годов, когда классовая борьба немецкого пролетариата была постепенно преобразована в борьбу за чистоту нации. Канализирование — широко применяемый стратегический пропагандистский прием.


Скрытая суперпозиция.


Довольно эффективный прием скрытой пропаганды — дискуссия, в которой, якобы, участвует несколько совершенно разных точек зрения. Тем не менее, если все эти точки зрения сложить, то получится единый вектор, несущий в себе совершенно посторонний посыл, не являющийся предметом дискуссии и из-за этого не заметный наблюдателю. Например, скрытая суперпозиция возникнет, если в споре между представителями различных религиозных конфессий будет затронута тема советского атеизма. Встроенные в дискуссионную аргументацию антисоветские тезисы не будут классифицированы как пропаганда, а значит, минуют защитные фильтры сознания.С помощью скрытой суперпозиции легко прятать пропагандируемые идеи, просто замешивая их в лозунги противоположных политических лагерей. Прием может использоваться как в тактическом, так и в стратегическом масштабе.


Киношное преследование.


Одним из самых распространенных штампов американских боевиков является преследование главного героя, при котором он, несмотря на все нанесенные удары, падения с высоты и огнестрельные ранения, в конце концов не только остается жив, но и выходит из схватки победителем. По такому же принципу можно раскручивать какую-либо идею, или деятеля — просто критикуя его, но такой критикой, которая вместо нанесения ущерба репутации критикуемого, привлекает к нему внимание. Хороший результат даст изображение объекта жертвой в борьбе с несправедливостью и т. п. Разновидность методики — откровенно слабая и топорная, с легко обнаруживаемыми грубыми приемами вранья, критика какой-либо идеи. Такая критика может создать ощущение, что раз отрицание идеи выливается в откровенный идиотизм, значит сама идея не так уж и плоха. Как и предыдущий прием, «киношное преследование» может применяться в разных масштабах.


Формирование дискурса.


Один из самых мощных стратегических приемов скрытой пропаганды. Под дискурсом подразумевается такая система из фактов, их размерностей, оценок и вопросов, которая обуславливает классификацию и репрезентацию реальности в сознании людей в данный период времени. Иными словами, дискурс — это тот контекст, в котором живет любая дискуссия, и который обуславливает возможные варианты ответов на возникающие в ходе нее вопросы. Простейший вариант дискурса — это обычный вопрос, предполагающий два варианта ответа. Например: «вы за коммунистов, или за демократов ?». Тот кто задает дискурс получает существенное преимущество, ибо определяет те рамки и правила игры, под которые должны подстраиваться участники дискуссии. Создание устойчивого и хорошо выраженного дискурса — длительная, сложная и ресурсоемкая задача, которая под силу лишь крупным игрокам. Для этого надо в течении длительного времени муссировать и раздувать некоторые события, гипертрофировать важность одних проблем, и не замечать проблем других, искусственно противопоставлять определенные идеи и принципы.Зато после того, как дискурс создан, аудитория становится более управляемой и предсказуемой, а значит и более манипулируемой.


Формирование социального кластера.


Для того, чтобы носители какой-либо идеи укрепились в ней и почувствовали себя уверенней, их целесообразно объединить в сообщество, в котором они будут друг друга поддерживать. Такие сообщества называются сетевыми кластерами и очень распространены в сети интернет. Особенность подобных сообществ состоит в том, что в них взгляды участников постепенно выравниваются и становятся сильно когерентными друг другу. То есть, даже если при образовании сообщества мнения участников по каким-либо второстепенным вопросам разнились, то со временем более распространенная точка зрения вытесняет менее распространенные, и позиции начинают совпадать по более широкому кругу вопросов. Эта особенность позволяет управлять мнением людей из разных социальных и политических групп путем группировки их по сетевым кластерам. Формирование сообществ — довольно длительный процесс, поэтому данный прием следует отнести к стратегическим.


Наведение ассоциаций.


Этот прием используется для того, чтобы сформировать у аудитории определенное отношение к чему-либо. Работает она очень просто: в сообщениях СМИ объект специально привязывается к определенного рода контекстам, вследствие чего создаются ассоциации между этим объектом и данными контекстами. Например, азербайджанцы начинают фигурировать исключительно в новостях криминальной хроники, в результате чего у читателей начинает формироваться ассоциация «азербайджанцы — криминал». Часто используется так называемый «эффект ореола», когда сознание само связывает два объекта или явления, если они фигурируют в одной новости, или расположены рядом на фото. В частности, нахождение рядом на фотографии со знаменитым или высокопоставленным человеком несколько повышает статус в глазах окружающих.


4. Особенности ведения пропаганды в сети интернет.


В отличие от классических СМИ, интернет-среда имеет следующие особенности, которые необходимо учитывать при ведении интернет-пропаганды.


Анонимность.


Интернет позволяет создавать виртуальных персонажей, наделяя их вымышленной внешностью, характером и историей. В сети можно с одинаковым успехом быть эльфом, орком, гоблином, или Дартом Вейдером. В то же время возможно создание и псевдореальных, якобы неанонимных, персонажей, которых наблюдатель будет считать вполне реальными. Действуя под видом псевдореального персонажа с вымышленной, но правдоподобной, легендой, пропагандист может вести пропаганду с большей степенью доверия со стороны публики.


Возможность множественного воздействия.


Одна и та же идея может одновременно продвигаться через множество сайтов, форумов, блогов, гостевых книг. Когда люди читают одну и ту же информацию в разных местах, у них создается ощущение ее естественности и очевидности. Важна также и широта фронта пропаганды по виду источников. Форумные комментарии непонятных граждан вряд ли сами по себе будут пользоваться доверием. В тоже время, новости на крупных интернет-порталах могут вызывать сомнения в непредвзятости, учитывая что владельцами этих порталов часто являются крупные компании. Поэтому, более эффективной окажется так пропаганда, которая будет идти одновременно через сайты разных масштабов, форумы, блоги и комментарии к ним.


Сильная кластеризация сообществ.


Важной особенностью сети интернет, сильно отличающей ее от оффлайнового мира, является ярко выраженная кластеризация аудитории. Большинство интернет-ресурсов имеют узкоспециализированную тематику, а комьюнити форумов часто представляют собой группы людей с только им понятными негласными правилами, мемами и шутками. Взгляды людей из одного сетевого кластера сильно когерентны и могут существенно отличаться от взглядов людей из другого кластера. следовательно, при ведении масштабной, охватывающий разные социальные группы пропагандистской кампании, необходимо разрабатывать отдельную тактику (а часто и стратегию) работы для каждого отдельного сетевого кластера.


Большая роль живого общения.


Основную роль при формировании общественного мнения в интернете играют не столько сухие новости на сайтах, сколько непосредственное общение в форумах, гостевых, блогах и комментариях. В этом отношении интернет напоминает огромный городской базар, где каждый может подойти к каждому и поговорить. Как уже было показано, дискуссии с живыми людьми способны сильнее повлиять на точку зрения посетителя интернета, чем молчаливое созерцание текста. Поэтому, огромную роль при ведении интернет-пропаганды играет способность к личному убеждению, умение отвечать на индивидуальные вопросы людей.


Борьба энергий.


Решающее значение для жизни идей в интернете имеет их энергетика. Энергия какой-либо идеи определяется как взвешенная сумма людей, придерживающихся данной идеи, где веса определяются увлеченностью человека идеей и его способностью эту идею отстаивать и продвигать. При этом одни идеи способны вытеснять другие — идеи со слабой энергетикой редко живут долго и гибнут под сапогами более мощных идей, имеющих поддержку широких масс. Это происходит по двум основным причинам. Во-первых, память человека не может одновременно удерживать много идей, всегда появляются несколько доминирующих, а остальные забываются. Во-вторых, как уже было сказано, люди стремятся общаться с единомышленниками, а значит популярные идеи значительно чаще образуют вокруг себя сетевые сообщества. Таким образом, масштабная и эффективная пропаганда в сети интернет возможна лишь при задействовании мощных ресурсов, включающих в себя огромное количество блогов, сайтов и пропагандистов. Стоимость этих ресурсов ничуть не меньше, а чаще даже и больше, чем требуется для пропаганды в традиционных СМИ. Но что будет, если значительными ресурсами будут обладать несколько сил, имеющих противоположные интересы ? Тогда преимущество получит тот, кто лучше сумеет использовать энергию попутного ветра, то есть чьи идеи окажутся больше скоррелированы с настроениями целевой аудитории. Таким образом, при планировании пропагандистской кампании требуется хорошо изучить ту аудиторию, с которой предлагается вести работу. Те, кому это удастся, смогут управлять и извлекать пользу из казалось бы неуправляемой огромной стихийной энергии всемирной сети.