Горячие точки

Индия хочет взять реванш

Декабрь 01
00:50 2008

ИНДИЯ ЗАХОЧЕТ ВЗЯТЬ РЕВАНШ


Из-за терактов в Мумбае Индийский национальный конгресс будет вынужден уступить власть радикальным националистам – индийским «неоконам»


Нападение террористов на бизнес-столицу Мумбай, совершенное за день до открытия саммита «Индия–Евросоюз», стало колоссальным ударом по национальному престижу Индии. Великая страна, претендующая на вхождение в круг великих держав мира, три дня не могла справиться с небольшой группой боевиков, расстреливавших граждан западных держав и, с имиджевой точки зрения, превращавших в ничто символы бизнес-амбиций и туристической привлекательности Индии. Эффект «одиннадцатого сентября» был достигнут боевиками, заставшими индийские спецслужбы врасплох, в полной мере. Теперь индийское национально-державное сознание получило серьезную травму. Индийское общество поставлено перед фактом серьезного вызова имперским перспективам страны. Что будет дальше?


Ответ на этот вопрос крайне важен для того, чтобы понять истинные цели организаторов теракта. Главным политическим последствием событий в Мумбае станут, очевидно, итоги общенациональных выборов в Индии, которые пройдут в следующем, 2009 году. С высокой степенью вероятности можно утверждать, что победит на них ныне оппозиционная партия БДП («Бхаратия джаната парти»), уже находившаяся у власти с 1998 по 2004 год. В противоположность политкорректному Индийскому национальному конгрессу, являющемуся по многим позициям подобием Демократической партии США, БДП стоит на позициях радикального национализма, окрашенного в религиозные тона. БДП стремится объединить многонациональное население Индии на основе одной религии (индуизма) и одного языка (хинди).


Подобно Республиканкой партии США, БДП пользуется большой популярностью в армии и спецслужбах Индии. Военные не забыли о том, как лидер БДП Атал Бихари Ваджпай, придя к власти в 1998 году, приказал немедленно провести ядерные испытания и официально провозгласил Индию ядерной державой. Естественно, силовики не могли не оценить решительность Ваджпая.


Сторонники БДП, многие из которых участвовали в акции по сносу мечети в священном городе индуистов Айодхье (на месте разрушенного здания демонстранты хотели построить храм бога Рамы), также надеялись на то, что БДП, придя к власти, «разберется» с Пакистаном, который националисты считают незаконно отторгнутой частью индийской территории. Правда, Атал Бихари Ваджпай, став премьер-министром, вел достаточно осторожную внешнюю политику и сосредоточился на чисто экономических проблемах, чем оттолкнул от себя многих радикально настроенных сторонников.


Теперь, когда БДП вернется к власти, можно не сомневаться, что индуистские националисты больше не позволят себе «мягкотелости» по отношению к «историческому врагу» – Пакистану. Скорей всего, внешнеполитическая линия официального Дели будет по многим параметрам напоминать курс американских неоконсерваторов из команды Чейни–Вулфовица. До войны между двумя ядерными державами дело, по крайней, в ближайшей перспективе, не дойдет, а вот задушить Пакистан экономически, в том числе добившись при поддержке США введения против исламского государства экономических санкций, Индия вполне сможет. Тем более, что сейчас экономическое положение Пакистана является критическим, страна находится на грани дефолта и вынуждена искать валютные кредиты на приобретение энергоносителей.


Теракты в Мумбае будут, очевидно, определять и поведение США в отношении Пакистана, который уже признан главным виновником всего произошедшего. Стоит напомнить, что Барак Обама еще на этапе избирательной кампании обещал, выведя войска из Ирака, сосредоточиться на ситуации в Пакистане. Теперь для военной операции США в Пакистане появилась новая мотивация – защита стратегического союзника (Индии).


Любопытно, что в последние месяцы в экспертно-аналитических кругах активно обсуждалась предположение, что в период между президентскими выборами в США и официальным вступлением победившего кандидата в должность главы государства в мире могут произойти события «по типу 11 сентября», которые на годы вперед сформируют внешнеполитическую повестку для новой американской администрации. Похоже, этот прогноз начинает сбываться.